Феномен калининградского враньяВраки Кенигсберга и Фальшивые воспоминания

Враки Кенигсберга и Фальшивые воспоминания

Конец апрелю, и мы завершаем публикацию апрельской темы номера «Бродвея». Она была посвящена феномену калининградского обмана и известным существующим заблуждениям. И пришла поговорить о 5 главных враках Кенигсберга, а также самой главной существующей калининградской лжи

Часть 3. Враки Кенигсберга

Профессор истории и археолог Роман Широухов утверждает, что ложь и вранье царили на калининбергщине с тех самых пор, как многокилометровая шапка ледника превратилась в Балтийское море и пришли первые охотники на оленя. Продолжая нашу тему номера, он исследует кенигсбергскую ложь во имя выживания, продолжавшуюся день изо дня на протяжении тысячелетий. Ведь даже верховного жреца пруссов звали Криве-Кривайтис, что можно перевести как «криве-найкривейший»

Профессор истории и археолог Роман Широухов утверждает, что ложь и вранье царили на калининбергщине с тех самых пор, как многокилометровая шапка ледника превратилась в Балтийское море и пришли первые охотники на оленя. Продолжая нашу тему номера, он исследует кенигсбергскую ложь во имя выживания, продолжавшуюся день изо дня на протяжении тысячелетий. Ведь даже верховного жреца пруссов звали Криве-Кривайтис, что можно перевести как «криве-найкривейший»

5. Начну свой мини-чарт местечковых врак и фантазмов с того, что многие возомнили будто пруссы, древнейшее население области, позже одолжившие свое название Германской империи и прочие «пруссачества», - это немцы. Красная лампочка! Пруссы – западные балты, а язык их прусский, едва понятный сегодня лишь литовцам, латышам и горстке умников. Из пруссов при Сталине тщетно пытались сделать славян, чтобы «исторически» оправдать присоединение региона к СССР.

4. Кстати, неправда и то, что жители Восточной Пруссии бежали в 1944 - 48 гг. на «историческую родину» - в Германию. Для многих из этих людей, в жилах которых помимо немецкой, текла прусская, литовская, мазурская, куршская, а также голландская, французская и много какая еще кровь, именно территория Калининградской области, Клайпедского края и Варминьско-Мазурского воеводства и была землей Матерей и Отцов.  

3. Известно, что Тевтонский орден получил Пруссию не столько при помощи верных «огня и меча», сколько путем обмана и интриг. При этом неправда и то, что сами замки Тевтонского ордена разрушали только наши с вами соотечественники. Начиная с «Войны городов» середины XV в., когда Орден превратился в свою тень, продолжая строительством крепостей XVII - XVIII в., орденские твердыни активно разбираются местным населением и даже правительствами (замки Бранденбург и Лохштедт) на стройматериалы. Этот стихийный процесс забуксовал лишь в эпоху Романтизма. Ну а наше с вами отношение к «замкам и кирхам» больше похоже на плохую шутку.   

2. Красная лампочка и визгливая сирена сопровождают тех, кто утверждает, что фахверковые склады и многие другие сохранившиеся здания в Железнодорожном (Гердауен) – средневековые… Сам город был основательно разрушен артиллерией российской царской армии в Первую мировую. И на средневековых и других фундаментах были возведены новые, отчасти стилизованные здания. То же можно сказать о башне церкви в п. Дружба (Алленбург) и многих других зданиях южной части области, отстроенных фактически заново в 1920-х годах, кстати, во многом руками русских военнопленных.

1. А еще скупая слеза наворачивается, когда слышу про гордость нашего туристического кластера - «Подземный Кенигсберг»… Для первых переселенцев из советской глубинки масштабные системы коллекторов (в том числе средневековых), врытые в насыпи фортификационные сооружения (в которых обычно есть только один цокольный этаж и иногда подвал), многослойные подвалы обвалившихся домов и построенные наспех бункеры и бомбоубежища производили впечатление затейливого подземного лабиринта, в котором прячутся не только СС-минотавры, а также несметные сокровища и, возможно, – искорка надежды на светлое будущее.

А еще неправда, что «Берлинский» мост был разводным и что Восточная Пруссия - житница Германии, и что Кулаков нашел тот самый затерянный «город» викингов Кауп под Зеленоградском, а также многое-многое другое, что пишут и говорят в местных книгах, газетах и новостях вот уже как 70 лет.

Часть 4. Фальшивые воспоминания

Самая большая калининградская ложь — это утверждение о том, что мы живем в Восточной Пруссии, считает Михаил Мирошников. Проводя параллель между взятием Кенигсберга и падением Западной римской империи, он пытается смотивировать горожан на то, чтобы они как можно быстрее прекратили врать самим себе — и все у нас моментально наладится

Самая большая калининградская ложь — это утверждение о том, что мы живем в Восточной Пруссии, считает Михаил Мирошников. Проводя параллель между взятием Кенигсберга и падением Западной римской империи, он пытается смотивировать горожан на то, чтобы они как можно быстрее прекратили врать самим себе — и все у нас моментально наладится

История умалчивает, существовали ли урбанисты и хранители исторической памяти в V веке нашей эры, через 70 лет после падения и дальнейшего захвата готами Рима. Мы не знаем, существовала ли у последователей вождя Алариха программа рекультивации исторических мест древнего мегаполиса. Трудно угадать, как быстро сокрушители Великой империи возвели на набережной Тибра неподалеку от могилы Сенеки дворцовый комплекс а ля Рим с рыбным термополием, постоялым двором и смотровым маяком.
Скорее всего, этого вовсе не было, и суровые северные племена, раз за разом грабившие некогда величайший город Земли, совсем не заморачивались на предмет памяти, утраченной культуры и Рима-который-мы-потеряли. Король вандалов Гейзерих, собирающий круглый стол из известных варварских архитекторов, дизайнеров и журналистов с целью вдохнуть новую жизнь в заброшенный район терм и лупанариев, - это забавно, но не более того.

С какой-то точки зрения, то, что мы сделали с Кенигсбергом, - это возмездие и восстановление исторической справедливости, сквозь тысячелетия настигнувшие германцев, которые когда-то точно так же размазали Рим. Это не хорошо и не плохо, это факт. Однако зачем мы продолжаем врать самим себе, что живем в Кенигсберге, выпуская одноименное посредственное пиво, пьяной пригоршней разбрызгиваем германское прошлое по городским топонимам и продолжаем использовать вот это слово «Кениг»?

Мы, как Ку-Клукс-Клановец в униформе, пришедший на концерт Канье Веста, - ведаем, что творим, и гордимся этим. Не имея своей исторической памяти, мы зачем-то пытаемся присвоить себе чужую, не храня ее.

Оглянитесь вокруг. Мы - варвары. Между нами и германскими дикарями нет никакой разницы. Десятилетиями мы водим гостей города по местам, единственная причина существования которых заключается в том, что туда не попали бомбы и не добралась рука соотечественника. Риму повезло: орудия разрушения тогда были не те, что сейчас, да и протонемцы - ребята послабей нашего человека. По крайней мере, духовно: Аларих когда-то дал слабину, запретив грабить святилище апостола Петра и сказав, что он воюет с римлянами, а не апостолами. Мы бы ни за что не шли на такого рода тщедушные компромиссы: свидетельство этому - десятки немецких церквей, разрушенных и разграбленных по всему пространству региона. Мы захватили чужое прошлое, наша ностальгия насквозь фальшива.

Варварам, в конце концов тоже ставшим римлянами, понадобились многие годы, даже века, чтобы понять город, который они захватили, принять его и дополнить существующую в нем красоту чем-то новым. Возможно, нам понадобится столько же времени. И на мой взгляд, оно пролетит гораздо быстрее, если мы прекратим себе врать о том, что живем в Кенигсберге.

comments powered by HyperComments