Виолончелист-виртуоз Александр Рамм «Мастера не прыгают по сцене»

 «Мастера не прыгают по сцене»

В Кафедральном соборе состоялся концерт-закрытие Третьего Международного фестиваля органной и камерной музыки. Известный виолончелист Александр Рамм поразил нас своим мастерством, и мы не упустили возможности пообщаться с ним. О чём – читайте ниже

Программа концерта оказалась очень необычной. Первыми на сцену вышли Молодёжный хор «Кириллица», Калининградский симфонический оркестр и солистка Елена Артамонова. Музыканты исполнили изысканное произведение GLORIA Франсиса Пуленка. Со зрителем они не прощались, ведь заключительный «Реквием» современного композитора Кирилла Волкова также должен был прозвучать в исполнении хора и немецкого органиста Томаша Гланца. Это было серьезное, мощное произведение, ключевым моментом в котором стал легкий, жизнеутверждающий финал. Следует заметить, автор «Реквиема» Кирилл Волков – родом из Калининграда, но теперь приезжает к нам исключительно как гость и впечатляет своими композиторскими успехами.

Талантом второго известного калининградца – виолончелиста Александра Рамма – зритель мог насладиться в самой сердцевине большого 2,5-часового концерта. Именно он вместе с Калининградским симфоническим оркестром исполнил Концерт для виолончели с оркестром английского композитора Эдуарда Элгара. Виолончель в руках обладателя серебряной медали Международного конкурса имени П. И. Чайковского (Москва, 2015) по-настоящему запела. Он чувствовал музыку каждой клеточкой, и это эстетическое переживание отражалось и в движениях рук, и в мимике. Оно носилось в воздухе и передавалось зрителю. Это было чистым вдохновением, и у «Твоего Бро» просто не осталось шансов не высказать музыканту своего восхищения. Что мы и сделали – поблагодарили Александра за концерт и немного с ним пообщались.

 «Мастера не прыгают по сцене»

Александр, я наблюдала, как вы переживаете музыку. Столько драйва!

Главное, чтобы весь драйв был в звуке. Когда артист производит внешние эффекты, что-то специально делает, это всегда заметно. Для меня на первом месте - музыка, то, что задумал композитор. И моя задача – не испортить, сыграть не себя, а донести до слушателя изначальную идею. Ведь музыка как язык понятна всем, поэтому то, что сделал композитор, можно донести до публики. Но это большая работа, конечно.

Во внешних проявлениях эмоциональность тоже бывает. Музыкант должен понимать, как он выглядит со стороны. Какие-то артистические вещи нужно знать. Ну, например, великие актеры понимали, что локоть, поднятый на 25 градусов, - это трагедия, на 15 – смятение. Нужно знать эту градацию, чтобы публика могла её правильно трактовать. Если я буду в порыве эмоций запрокидывать голову, это просто некрасиво будет выглядеть.

 «Мастера не прыгают по сцене» Фото №2

А как вы относитесь к Ванессе Мэй, например?

Ванесса Мэй заняла свою нишу 20 лет назад, но к искусству это имеет мало отношения. Посмотрите на старых мастеров: Леонид Коган, Давид Ойстрах – они все не крутятся, не вертятся, не прыгают по сцене и при этом играют глубоко, эмоционально. В наше время это встречается редко, музыканты больше работают на публику. Я стараюсь этого избегать в своём поведении на сцене. При этом сохраняя свободу.

Вы не жалеете, что в детстве вас взяли учиться не на скрипку, а на виолончель?

Я счастлив! Потому как нам, виолончелистам, не нужно устраивать паганиниевский цирк, все эти трюки. Можно, конечно, но необязательно. На виолончели можно играть очень виртуозно, да только это не основная задача. Природа инструмента певуча – на нём нужно петь, чего я каждый раз и пытаюсь добиться.

 «Мастера не прыгают по сцене» Фото №3

Сегодня на сцену выходил ваш первый преподаватель. Как вы считаете, каким самым важным вещам ей удалось научить вас?

Я бесконечно благодарен Светлане Ивановой, своему первому учителю. В первую очередь, Светлана привила мне любовь к инструменту, к музыке. И – что не менее важно - правильно поставила руки. Впоследствии я учился у многих педагогов в Москве, и никому не приходилось это исправлять.

Есть ли у вас планы на работу за рубежом?

Да, конечно, я их реализую.

Переезжать не собираетесь?

А, вы в этом смысле! Нет пока… Хотя нет, не пока. Мне нравится жить в Москве, я подпитываюсь родной культурой, речью, общением с талантливыми людьми, и без этого мне не представляется моя жизнь. Съездить на гастроли, сыграть – пожалуйста, а жить в чужой стране я не хочу.

 «Мастера не прыгают по сцене» Фото №4

К чему вы сейчас стремитесь? Будете ли дальше участвовать в конкурсах?

Нет, с ними покончено. Конкурс Чайковского, победу в котором я ценю больше всего, даёт возможность играть на лучших сценах мира. Следующий, даже крупный, конкурс может всё испортить: это лотерея. Даже если очень хорошо играть, всякое может случиться. Можно дискредитировать и Конкурс Чайковского, и все предыдущие достижения. Мир знает несколько таких примеров. Сейчас у меня одна цель – выходить на сцену как можно чаще. И играть каждый новый концерт как можно лучше.

Фото: Бока Су

comments powered by HyperComments