Фестиваль «Мэасеф»Как мы искали (и нашли) своего внутреннего еврея

Как мы искали (и нашли) своего внутреннего еврея

Весь прошлый уикенд «Твой Бро» провел на фестивале еврейской культуры и знаний «Мэасеф»: следуя по стопам кенигсбергских евреев, мы знакомились с общиной, традициями еврейской культуры, пробовали халу и узнавали новое. Рассказываем, как это было, и делимся конспектом лекций, где собрали самое важное и наиболее интересное, что нужно знать о евреях

Вечером пятницы мы едем в Светлогорск, в отель «Русь», где будет проходить трехдневный фестиваль. Участники не торопясь собираются, приветливо встречая вновь прибывших гостей. Мимо нас проходит поэт Лев Рубинштейн и непринужденно здоровается. Гости приезжают целыми семьями – взрослые люди с родителями и собственными детьми, которым организаторы обещают не скучать. На разноцветном бейджике написано слово «Мэасеф», и в полученной программе с расписанием лекций ему дается полное и понятное объяснение. «Мэасеф» в переводе означает «Собиратель».

Это название первого номера светского альманаха на иврите, который напечатали более двухсот лет назад в Кенигсберге ученики друга Канта и основоположника «еврейского просвещения» Гаскалы Моисея Мендельсона.

Название выбрано не случайно, так как главная задача сегодняшнего фестиваля – собрать ценителей еврейских знаний, которые стремятся к просвещению. Во многих городах проходят похожие образовательные программы и называются «Лимуд».
Подготовка к открытию проходит шумно и со смехом, такая по-домашнему простая обстановка будет царить здесь все дни. В зале не больше пары десятков человек, поэтому лекторов рассаживают полукругом, лицом к гостям.
«Вообще, с Кенигсбергом связанно очень много всего интересного, но мы обычно этого не знаем, потому что все интересное как-то проездом было, здесь один Кант сидел и сидел, все остальные проезжали. Но проезжали же, и у нас есть повод об этом вспомнить», - говорит организатор фестиваля Виктор Шапиро, еще раз рассказывая о названии форума и первом светском альманахе на иврите. Зал смеется. Шапиро прерывается, и отвечает на телефонный звонок, громко объясняя, что мы уже начали. Лев Рубинштейн и религиовед Юрий Табак говорят: «Звони Мендельсону и Канту», и все вновь смеются.

Шапиро переходит к представлению лекторов: «Нам пришлось умных людей выписывать из Москвы, потому что наши местные умные люди не проявили достаточного энтузиазма, наши местные люди привыкли, что нужно пойти один раз в год ресторан, там умца-умца, цыганский ансамбль, и это называется еврейский праздник, а здесь надо слушать лекции». Лекции же будут читать «звезды столичных Лимудов»: научный сотрудник музея истории евреев России Илья Баркусский, специалист по средневековой еврейской истории Галина Зеленина, директор рижского музея «Евреи в Латвии» Илья Ленский и многие другие.
После официальной части, разбавленной шутками, переходим к встрече субботы. Шаббат – самая главная традиция и самый главный еврейский праздник. На столе стоят две свечи, хала, традиционный хлеб в форме заплетенной косы и кошерный виноградный сок, сегодня заменяющий вино.
Девушка Саша из еврейской общины зажигает свечи, произнося несколько фраз на иврите. Затем всем мужчинам раздают кипы (головной убор – прим.ред.), и Шапиро, найдя восток, поет молитву, после приглашая всех подойти к столу. Спрашиваю Сашу, которая зажигала свечи, что нужно делать. Она, улыбаясь, рассказывает про кидуш – обряд освещения, который произносится над бокалом вина перед вечерними и утренними трапезами в праздники. Халу же нужно отщипывать, съедать самому, а следующий кусок отдавать тому, кто рядом. До завершения этого процесса разговаривать нельзя. Свечи остаются догорать до конца вечера.

«Кипы лучше сдать», - кричит Шапиро, и все, смеясь, идут на ужин.

Со мной за столом сидит мальчик Петя, который, как и полагается ребенку, отказывается от макарон, потому что иначе не будет места для пирожных. На аргументы мамы, что надо доесть то, что в тарелке, а пирожное взять в другой раз, Петя тяжело вздыхает и произносит: «Больше разговоров, меньше понимания». И пододвигает обратно тарелку с макаронами.


Избранные фрагменты лекций

Лектор: Юрий Табак
Лекции: Недельная Глава Торы, Секс в иудаизме
- Обрезание превосходит субботу, превосходит шаббат. Оно все равно должно производиться, хотя вы знаете, что в шаббат масса ограничений. По законодательству за нарушение человеку даже грозила смерть. Шаббат свидетельствует о божественном сотворении мира. Шесть дней Бог творит его, на седьмой день отдыхает. Это величайшее, но несовершенное творение. Когда человек совершает обрезание, он дополняет мир, делает его совершенным.
- Филон Александрийский говорил, почему нам [евреям] даны законы такие странные, которые невозможно объяснить рационально. Можно объяснить, почему нельзя, например, убивать, или красть – потому что это такие скрепы вообще общества. Если ты будешь уводить чужую жену, будешь что-то брать, убивать кого-то без причины, такое общество просто рухнет, поэтому это понятные законы. Но некоторые невозможно объяснить, несмотря на попытки. В частности, почему нельзя есть свинину. Очень многие пытались это объяснить, но все объяснения всегда находят опровержения в любых контекстах. Филон говорил, что свинина – самое вкусное мясо, но нам его запрещено есть. Потому что нам не надо лишних удовольствий, нас надо в узде держать. И поэтому нам даются такие законы, которые объяснить нельзя. Если бы мы могли все законы объяснить, мы бы стали их нарушать.

На второй день участников становится на порядок больше. Кто-то не смог приехать в день открытия фестиваля из-за работы, а кто-то накануне отмечал шаббат. «Мы вчера, как положено, обошли всех друзей, и уже поздно стало», - улыбаясь, говорит дама в очках. На лекциях у многих теперь можно заметить блокноты, а у одной женщины в руках даже вязальные спицы и нежно-розовую пряжу.

Лектор: Виталий Менкин
Лекция: Кое-что о еврейской генетике и генеалогии
- Еврейство нельзя судить только по генам, все зависит от того, пришел ли человек к иудаизму. Существует база данных, в которую занесена генетическая карта каждого человека. И когда религиозные люди знакомятся через специальный сайт, они вводят данные потенциального жениха или невесты, и сайт отвечает «да» или «нет». Пройти самому генеалогический тест можно на сайте 23andme.
- Если вы решили строить дерево семьи, или генеалогическое древо, не надо рисовать его на бумаге, все почему-то начинают делать так. Так делать нельзя, не только по тому, что это не очень читабельно, больших успехов в этом деле можно достичь только коллективной работой. Эффективно сделать социальную сеть и привлечь к этому родственников. Для этого есть специальные сайты, например, myheritage. Если никто из живых родственников уже не может дополнить информацию для древа, нужно идти другими путями: изучить так называемый «Каменный архив» о еврейских захоронениях, сайты о холокосте, например, yadvashem.

Кроме образовательной части, есть и досуговая программа: так, в пятницу Лев Рубинштейн читает свои тексты, а в субботу с пианистом и художественным руководителем группы «Клезмастерс» Львом Сандюком поет «Старые песни», которые сам слушал в детстве. Кроме этого, гостей ждали танцевальная программа от ансамбля еврейского танца и небольшая выставка картин калининградской художницы Полины Чижевской перед лекцией Юрия Табака. Дети играют в большие шахматы и с воздушными шарами, которые Евгений с бейджиком «надуватель» превращает в мультипликационных персонажей и даже элементы одежды.
Все перерывы в образовательной программе посвящены новым знакомствам, встречам с теми, кого я видела на Суккоте в «Воротах», и простому, живому общению.

Лекторы: Илья Ленский, Ванзел Салахов, Виктор Шапиро
Лекция: Еврейские кладбища
- Еврейское кладбище – это во многом совсем не то, что представляет кладбище для других народов. Особенно в Балтийском регионе, это очень заметная вещь. У славянских народов, например, есть культура поминовения усопших. Мы знаем, что евреям важна память о предках, поэтому это довольно странная и парадоксальная вещь, что у евреев при этом нет кладбищенской культуры. Смысл существования кладбища у евреев в одном – обеспечить возвращение человека в первоисточник жизни. С точки зрения еврейской традиции, все души связаны в глубокий узел жизни, который находится где-то у престола всевышнего, если можно так сказать. И прожив свой земной путь, они возвращаются туда.
- Еврейская традиция к магическим контактам с покойниками относится совершенно отрицательно. При этом традиция как «черная свадьба» в свое время была крайне распространена в еврейских общинах, она точно сохранялась до двадцатых годов. Во время больших эпидемий, чумы, холеры, на кладбищах среди всех похороненных женили чаще всего двух бедных сирот, тех людей, у которых очень маленький шанс устроить свой брак, выполняя тем самым заповедь, и обращаясь к всевышнему с просьбой помиловать. В еврейскую традицию это совершенно не вписывается, она диктует противоположную вещь: не ходить на кладбище. Мы ходим кладбище лишь два раза в год: на годовщину смерти и в месяц лун накануне нового года.

Фото: Артем Килькин, Бока Су

comments powered by HyperComments