Художник Миша Most: выставки не мешают мне хулиганить на улицах

Художник Миша Most: выставки не мешают мне хулиганить на улицах

Российский художник Миша Most, получивший известность благодаря своим работам в области граффити, открыл в июне персональную выставку в калининградском отеле сети Ibis. «Балтийский Бродвей» встретился с Мишей, чтобы расспросить о различии искусства в городском и выставочном пространствах

Миша, как правильно тебя называть - граффитчик или стрит-артист?

М. Я, скорее, уличный художник. Или - просто художник: в выставках участвую, в галереях выставляюсь… А вообще с этими понятиями все довольно сложно: для человека, не разбирающегося в теме, все рисунки, которые сделаны на стенах, - граффити. А это не так. Граффитчик - это тот, кто на улицах «бомбит» буквы, шрифты, свое имя и команды пишет. Это - суть граффити, то, с чего все началось. Я тоже так делал. А стрит-арт - это не буквы, это рисунок. Ну, чтобы вы понимали, Бэнкси - это не граффити, это - уличное искусство. У него, как у художника, есть своя концепция - он делает карикатуры на общество, работает с социальной проблематикой. Хотя он — скорее, исключение из правил, потому что обычно стрит-арт - это просто красиво. Вот в Лондоне или Берлине все разрисовано, но в большинстве случаев это либо какая-то абстракция, либо улыбающиеся лица, сделанные в веселой технике, трафареты - то есть абсолютно декоративные вещи. Я такое не очень люблю, если честно. Такие рисунки ты можешь и днем рисовать - никто тебе слова не скажет. А граффити - это более агрессивное искусство: если ты будешь писать ребром черным буквы, к тебе обязательно подойдут и скажут: «Что ты тут портишь? Нарисуй что-нибудь красивое!» Вот стрит-арт про это - «Ребята, нарисуйте что-нибудь красивое». Конечно, и граффити бывает легальное - например, когда город заказы дает. Тогда они тоже будут позитивными, но это будет уже не 100 % граффити.

То есть тебе лично такая - легальная - история неинтересна?

М. Да, я не понимаю, почему некоторые уходят из нелегального граффити. Я, например, в выставках участвую, еще что-то делаю, но это не мешает мне на улице хулиганить - в этом есть энергия и запал.

Когда последний раз хулиганил?

М. Сегодня ночью.

В Калининграде?

М. Да, ходил, «тэгал», небольшие штуки делал. Увидел, например, как на стене граффити закрасили краской, - получилось что-то похожее на пистолет. Я к нему руки пририсовал. Но это так, прикол - у меня просто краски с собой не было. А сейчас уже купил и пойду теперь четкое граффити делать - имя своей команды писать.

  • Миша Most

Скажи, насколько важен для граффитчика рост? Это же круто - выше всех написать, нарисовать…

М. Да, очень важен. Особенно когда на поезде рисуешь (смеется). До окна же нужно достать. Вообще смешно, что ты задала этот вопрос. Маленьким часто сложно бывает - приходится носить с собой табуретки какие-то… А высокие парни могут сделать «высокие» рисунки - в граффити важен масштаб.

А что еще надо граффитчику уметь? Быстро бегать?

М. Либо уметь бегать, либо уметь разговаривать. Уладить можно любую проблему - подошел ли к тебе недовольный жилец дома, или полиция приехала. Нужно просто уметь нормально общаться и быть психологом. Если ты занимаешься нелегальным граффити и понимаешь, что тебя могут поймать, то уж будь готов лицом к лицу встретиться с этой проблемой. Не стоит ругаться, грубить или права качать - в России вообще все очень человечно, со всеми можно договориться. Даже с полицией.

А если все-таки договориться не удалось, что тебе грозит?

М. Ну, это смотря что и на чем нарисовал. Если граффити на памятнике - то это 100 % вандализм. Статья 213 или 214. Не уверен, но, кажется, за вандализм могут посадить. У меня была статья «За хулиганство» - это когда, в отличие от вандализма, ты совершаешь действие против людей, публично, показушно. Я в 1999 году разрисовал милицейскую машину. Был суд, меня могли посадить на год или два, но я, к счастью, попал под амнистию.

А есть табу для росписи? Существует ли «кодекс чести» граффитчика?

М. А есть табу для росписи? Существует ли «кодекс чести» граффитчика?
Да, примерный существует. Граффитчики на памятниках стараются не рисовать или на красивых исторических зданиях. Кроме того, мрамор, камень - это табу. На стенах в метро «тэгать» тоже не дело. Ну и, по-хорошему, друг поверх друга нельзя рисовать, то есть делать рисунок на рисунке. Хотя, конечно, это происходит иногда.

А первое свое граффити помнишь? Где оно было сделано?

М. У меня на районе. Это было в 1997 году - тогда мое граффити было очень сильно с музыкой связано. Я писал на стенах какие-то слова из рэп-композиций, делал рисунки с названиями песен. Потом, когда себе имя Most придумал, писал его и название своей команды…

А Most - это...?

М. Это из словосочетания «most wanted» - «самый разыскиваемый».

Ага, понятно. Ты уже больше 15 лет занимаешься граффити - как оно изменилось за это время?

М. Уличное искусство выросло из граффити и стало полноценной, самостоятельной культурой, которая в свою очередь тесно переплелась с современным искусством и стала практически его частью. Сейчас стрит-арт очень сильно влияет на граффити - оно стало более экспериментальным, смелым, раздвинулись определенные рамки...

А как ты раздвинул собственные рамки и шагнул на территорию современного искусства? Ты ведь сейчас - настоящий художник: делаешь арт-проекты, курируешь выставки, участвуешь в биеннале.

М. Я для себя это четко делю: вот здесь я граффити ночью рисую, а вот здесь - «белый куб», галерея, я здесь что-то другое делаю.

Но ты в своих работах все равно используешь технику, близкую тебе как уличному художнику? Например, в Калининграде были показаны твои принтованные работы, сделанные с помощью трафарета.

М. Да, эти работы сделаны теми же красками, которыми я рисую на стенах, но на улице я трафарет не использую - просто не люблю. Когда масштаб большой, лучше рисовать кистями, баллонами, а для небольших выставочных работ трафарет отлично подходит. Получаются детали, которые от руки не сделать.

А с какими темами ты работаешь как художник?

М. Я часто размышляю на тему, что будет с нашей планетой, с людьми, которые не думают о будущем, а пекутся только о сегодняшнем дне. Поднимаю тему экологии, консьюмеризма, а еще у меня есть отдельная серия про отсутствие героев - я делал болванки бюстов без лица, которые ждут, когда на них выгравируют новую персону. И в живую их делал - из гипса, бронзы - и на стенах в городе рисовал.

Фотограф «ББ» начинает фотографировать Мишу, и он сразу надевает солнцезащитные очки.

Фотограф «ББ» начинает фотографировать Мишу, и он сразу надевает солнцезащитные очки.

А очки зачем?

М. Не люблю свое лицо показывать. Не хочу, чтобы человек набирал в интернете «Миша Most» - и вот я во весь рост. Я практически всегда в очках снимаюсь, и еще ни разу не встретил человека, который бы сказал: «О, я тебя видел, я тебя узнал». Все знают, что я есть, но никто не узнает. А зачем вообще художника в лицо знать? Вон работы мои висят - вот это мое лицо.

Фото: Александр Любин, www.mishamost.com

comments powered by HyperComments