Жерар КлеманОрганизатор фестиваля воздушных змеев во Франции о чокнутости, терроризме и ветре в Янтарном

Организатор фестиваля воздушных змеев во Франции о чокнутости, терроризме и ветре в Янтарном

Жерар Клеман выступал в последний день Недели «Стрелки», с которой в Калининграде началась весенняя образовательная сессия #ОТКРОЙГОРОД. Директор Международного фестиваля воздушных змеев в Берк-сюр-Мер, что на севере Франции, рассказывал о том, как за 25 лет был пройден путь от хобби, интересного только кучке фанатов своего дела, к гигантскому событию, которое посещает до полумиллиона человек. После лекции Клеман рассказал «Твоему Бро» о том, как такие фестивали меняют город вокруг себя, почему французы не против хорошо вооруженных людей на своих пляжах, и что может помочь перестать относиться к окружающим Калининград границам как к проблеме

Берк-сюр-Мер – небольшой город с 15 тысячами жителей на берегу пролива Ла-Манш. Ехать до него от Парижа – немного больше трёх часов. Основа его экономики – туризм. В конце 19-го века здесь лечили туберкулез прогрессивными по тем временами методами и даже считают себя одними из основоположников талласотерапии. Здесь были лечебницы и императорская больница. На этом ла-маншском курорте бывали художники Буден и Моне, отдыхал русский императорский двор, в том числе Распутин и цесаревич Алексей. На местных дюнах проводили свои эксперименты первые в мире авиаторы, среди них - русский пилот Древицкий, и здесь же был сделан первый в истории фотоснимок, снятый с воздушнго змея.

Организатор фестиваля воздушных змеев во Франции о чокнутости, терроризме и ветре в Янтарном

Как и в случае с Кёнигсбергом, Вторая мировая война была немилосердна к северофранцузским краям – город сильно пострадал.

В сочетании с упадком местной рыболовецкой отрасли, Берк-сюр-Мер встал перед необходимостью поиска новых идей, способных дать краю развитие. Этой идеей стал международный фестиваль воздушных змеев, директором которого является Жерар Клеман, впервые посетивший Россию и начавший знакомство с ней сразу с Калининграда.

В рамках недели «Стрелки» он рассказывал о мероприятии, которое за 10 дней своего проведения наполняет городской бюджет на год вперёд. Сейчас в фестивале участвуют 450 пилотов из 20 стран, а зрителями становятся до полумиллиона человек. Здесь регулярно ставят рекорды, например, запуская самого большого в мире змея размером 46 на 37 метров. Сюда почти не приезжают в одиночку — 70 % приезжают парами или с семьёй. Утром перед лекцией Клеман съездил в Янтарный, чтобы посмотреть тамошний пляж. Когда из зала ему задают вопрос о том, с чего должен начать Янтарный, чтобы быть как Берк-сюр-Мер, Жерар без тени сомнений отвечает: «Стоит начать с запуска воздушных змеев».

В рамках недели «Стрелки» он рассказывал о мероприятии, которое за 10 дней своего проведения наполняет городской бюджет на год вперёд. Сейчас в фестивале участвуют 450 пилотов из 20 стран, а зрителями становятся до полумиллиона человек. Здесь регулярно ставят рекорды, например, запуская самого большого в мире змея размером 46 на 37 метров. Сюда почти не приезжают в одиночку — 70 % приезжают парами или с семьёй. Утром перед лекцией Клеман съездил в Янтарный, чтобы посмотреть тамошний пляж. Когда из зала ему задают вопрос о том, с чего должен начать Янтарный, чтобы быть как Берк-сюр-Мер, Жерар без тени сомнений отвечает: «Стоит начать с запуска воздушных змеев».

По вашим словам, главной задачей в начале развития фестиваля воздушных змеев на севере Франции было изменение восприятия общества, считавшего запуск змеев детской забавой, неинтересной всем остальным людям. Какие шаги вы сделали, чтобы изменить стереотип?

Главное, мы проявили настойчивость. Тогда существовали ассоциации любителей воздушных змеев, которые, честно говоря, варились в собственном соку. А я решил сделать из этого зрелище. Я взял тех же самых людей, но поместил их в новый контекст. Я сказал им: «Это фестиваль не для тех, кто запускает змеев, а фестиваль для публики». Тогда те, кто относится к змеям как к спорту, стали по-другому строить свои выступления, в расчете на публику. И когда все поняли, что этим зрелищем интересуется действительно много людей, все, кто раньше считал нас чокнутыми, изменили свое мнение. Кроме того, мы предложили всем быть не только зрителями, но и участниками. Мы показываем всем желающим, как сделать воздушного змея, как его запускать, подробно комментируя и рассказывая обо всем. Выступая, я упоминал самого большого в мире воздушного змея, которого мы запустим в апреле. О нем, например, перед запуском будет подробный рассказ о том, почему его нельзя держать в руке, зачем его удерживают бульдозерами, как он устроен и так далее?

Часто люди, долго работающие в определенной нише, наслаждаются этой «нишевостью», своим андеграундным статусом. Не были ли такие люди проблемой, не противились ли выводу воздушных змеев на массовую аудиторию?

Сначала это действительно было проблемой. Потому что такие люди обладали какими-то исключительными навыками создания змеев или управления ими. Эти люди как коллекционеры, они очень увлечены, но немножко сумасшедшие, хотят, чтобы их увлечение принадлежало только им. Когда мы начинали, все существовавшие на тот момент воздушные змеи были только с одной стропой. И некоторые спортсмены до сих пор придерживаются мнения, что настоящие воздушные змеи должны обязательно быть с одной стропой, одним леером. Они отказывались идти за эволюцией. Однако сейчас все же существуют и спортивные змеи с несколькими стропами, и кайтсерфинг как отдельная дисциплина, и все это результат эволюции змеев.

Организатор фестиваля воздушных змеев во Франции о чокнутости, терроризме и ветре в Янтарном Фото №2

То есть вы изменили не только город как локацию, но и запуск змеев как вид спорта?

Да, именно так! Мы добились признания этого занятия как вида спорта. Вначале у меня было много сложностей, связанных с французскими официальными органами. Есть французская ассоциация, объединяющая все виды спорта, связанные со свободным падением. Мы не могли проводить чемпионат мира по воздушным змеям – у нас не было легитимных оснований этого делать с их точки зрения. В общем, мы не договорились с ними. Но однажды их федерацию пригласили на торжественное собрание, где участвовали французы - чемпионы мира в самых разных видах спорта, в том числе тогдашние чемпионы по воздушным змеям, завоевавшие этот титул где-то за рубежом. Там они познакомились, и наш чемпионат был официально признан и разрешен. Нужно всегда держаться своего курса.

У французов репутация людей, которые не слишком охотно учат английский язык, этим вы очень похожи на нас. 90 % посетителей вашего фестиваля – франкофоны, жители Бельгии и Франции. Это потому что у вас на севере не слишком хорошо говорят на других языках?

Я думаю, что на нашем фестивале слишком большой проблемы с языком нет. Сейчас курортные города Франции все-таки сделали большое усилие над тем, чтобы их персонал в туристических местах как-то говорил по-английски. Но проблема в масштабах всей Франции, безусловно, есть. Когда иностранец приезжает в Париж и пытается объясниться на английском, его часто не понимают. Но у меня с французским в Калининграде куда больше проблем, поверьте. По-английски у вас еще разговаривают, особенно молодежь, но я попытался поговорить с водителем такси, и понимания не было найдено.

На наш фестиваль приезжают англичане, однако нужно понимать, что для британцев, даже несмотря на то, что для них это сравнительно недалеко, не дальше, чем для парижан, такая поездка – достаточно серьезная.

Организатор фестиваля воздушных змеев во Франции о чокнутости, терроризме и ветре в Янтарном Фото №3

Есть мнение, что большие людские потоки портят атмосферу тихих курортных мест. Что изменилось после вашего фестиваля в Берке в худшую сторону?

Это удивительно, но 500 тысяч человек, которые приезжают к нам за неделю, практически не создают проблем. У нас нет инцидентов с кражами или нападениями, ведь мы делаем тихое спокойное семейное мероприятие. Мы каждый год опасаемся чего-то, но с точки зрения безопасности у нас все почти идеально. Иногда могут потеряться дети, но мы регулярно делаем объявления о том, где места встречи, и все семьи воссоединяются.

Единственная проблема – это машины. Нужно понимать, у нас сотни тысяч гостей, ужасно много машин, и их выхлопы – проблема. Мы пытаемся найти решение, например, создать парковки за пределами города, откуда гостей будут приводить трансферные шаттлы, но организовать это очень дорого.

В последние годы во Франции происходили террористические атаки в общественных местах. Хорошо вооруженные военнослужащие французской армии - теперь обязательный атрибут вашего фестиваля. Не пугают ли они людей, и не упал ли трафик после их появления?

К счастью, нет. Я не сторонник того, чтобы видеть тяжело вооруженных людей на улицах, но как ни странно, основная часть французского населения это приветствует. Их успокаивает осознание того, что их охраняют. Ведь важно то, что наличие этих вооруженных патрулей на улицах действительно смогло предотвратить сразу несколько случаев подобных террористических атак. Ну а поскольку у нас семейное доброе мероприятие, все-таки военные это тоже понимают. Они приветливы, всем улыбаются, играют с детьми, все очень тепло, никто никогда не жаловался на охрану.

Организатор фестиваля воздушных змеев во Франции о чокнутости, терроризме и ветре в Янтарном Фото №4

Как происходят рекламные интеграции у вас на фестивале, много ли спонсоров, желающих создать и запустить рекламных змеев?

Например, в этом году я сделал специального змея, который представляет наш регион. Регион является партнером нашего мероприятия, он частично финансирует фестиваль. У нас и раньше были очень крупные спонсоры, со всеми ними мы обсуждаем, как они будут представлены на событии. Но меньше всего мне бы хотелось, чтобы наш фестиваль превратился в фестиваль рекламы. Хотя, конечно, реклама на воздушном змее у нас на празднике – лучшая реклама, ведь на змеев там смотрят все.

Вы сотрудничаете с другими фестивалями, может быть музыкальными?

Да, мы участвуем в музыкальных фестивалях, но нельзя сказать, что очень много работаем именно в этом направлении. Однако многие пилоты, принимающие участие в нашем событии, делают похожие проекты на других мероприятиях. Например, недавно они делали акцию, связанную с привлечением внимания к детям, больным муковисцидозом. Мы предоставляли наших змеев под акции, связанные с борьбой со СПИДом. Такого рода социальная работа тоже очень важна. Воздушный змей - это всегда позитивно, он радует всех, даже больных людей.

Организатор фестиваля воздушных змеев во Франции о чокнутости, терроризме и ветре в Янтарном Фото №5

Вы сравнивали ваш регион с нашим, и несмотря на все сходства климатического и культурного плана, я почувствовал скепсис. Мне показалось, что идея подобного мероприятия может быть реализована только в Евросоюзе. Какой волшебной палочкой можно победить нашу географическую оторванность и окруженность кучей границ?

Деньгами! Это единственная известная мне волшебная палочка. Я в первый раз в России, но все же как-то добрался. Конечно, границы и визы - это проблема. Но визы и границы есть также и в Индии, и в Катаре, где бывают события, связанные с воздушными змеями. Участники легко согласятся ехать сюда, если им предложат какую-то материальную помощь, компенсацию транспортных расходов или еще что-то. А на участников со временем появится и зритель. Мы, люди, связанные с воздушными змеями, любим говорить, что в небе нет границ.

А в Янтарном, где вы были утром, ветер похож на тот, что дует с Ла-Манша?

Сегодня было мало ветра, но площадка там абсолютно подходящая для хорошей акции. Нужно просто придумать идею и реализовать ее. К тому же географически Калининград обязан быть мостом между Россией и Евросоюзом. Пока политики думают, нужно ли восстанавливать между нашими странами мосты или нет, мы можем начать это делать.

Жерар Клеман выступал на Неделе института «Стрелка» в Калининграде в рамках проекта #ОТКРОЙГОРОД.

Фото: Артём Килькин, департамент туризма Па-де-Кале

comments powered by HyperComments