«Приходят много, не принимаем никого»Театр «Акт.Опус» о равнодушии спонсоров, вкладе калининградской епархии и смене курса

Театр «Акт.Опус» о равнодушии спонсоров, вкладе калининградской епархии и смене курса

В начале года по социальным сетям (и не только) раздался призыв о финансовой помощи калининградскому экспериментальному театру «Акт.Опус». Театральная лаборатория решила сменить не только свою концепцию, но и локацию, для ремонта которой были необходимы деньги. «Твой Бро» пообщался с режиссёром Катериной Саган и выяснил, чем закончился поиск спонсора и какие «подводные камни» таятся в управлении столь нетривиальным театром

Катерина Саган, режиссёр калининградского экспериментального театра «Акт.Опус»

Театр «Акт.Опус» о равнодушии спонсоров, вкладе калининградской епархии и смене курса

Начнём с общего вопроса: расскажите, почему вы решили создать экспериментальную студию, в чем заключается концепция?

Изначально театральная лаборатория «Акт.Опус» была просто молодежной студией, которая нарабатывала репертуар. По крайней мере, таков был план. Но потом стало ясно, что если мы пойдём по пути репертуарных камерных театров, коих большинство (если не все) в области, то мы просто станем «одними из». Я такого пути не хотела. Поэтому в конце 2017 года мы резко изменили курс и начали разрабатывать только экспериментальные постановки в лабораториях с художниками и хореографами города. Соответственно, изменилось название на «театральную лабораторию». Теперь каждая постановка будет идти три раза и сниматься с показов. Первый такой опыт – «Моё сердце Берлин», и 30 марта он увидит свет.

На данный момент у вас проходят различные занятия. В некотором смысле, это хорошая коммерциализация для лаборатории. Скажите, такая цель преследовалась изначально – обучать желающих, или это вынужденная мера?

Цель была – подготовить себе же актёров и режиссёров. Раз за разом мы сталкиваемся с проблемой набора в труппу. Приходят много, не принимаем никого. Поэтому решили готовить сами, так сказать, «под режиссёра». А коммерция... 500 рублей за месяц занятий – разве это коммерция?

Театр «Акт.Опус» о равнодушии спонсоров, вкладе калининградской епархии и смене курса Фото №2

Ну, конечно, это не большой поток прибыли, но всё же некий доход. Если говорить о финансовой стороне, как создаётся бюджет? В феврале вы искали спонсоров для того, чтобы закончить ремонт.

Да, искали. И не нашли. Помогли зрители по старой схеме - кто сколько может. Получилось немного, но уже несколько упростило задачу. Бюджет всегда формировался на основе самоокупаемости. Спектакль-деньги-спектакль. Зарабатываем на аренду и постановку следующей пьесы. В прошлом году выиграли небольшой грант от комитета по социальной политике. Поставили «Трактат «О»». В этом году ВЦП выделили бюджетные средства на «Моё сердце Берлин». Уже куда больше, чем в прошлом году. С ремонтом, конечно, вообще было много сложностей. В том числе непредвиденных, поэтому затраты получились огромными. Но ничего, вывезли. Играем теперь в совершенно новом пространстве на старом месте. Касательно спонсорства здесь будет справедливо упомянуть калининградскую епархию, поскольку только они нам и помогли, и изначально именно они дали нам помещение, когда мы нигде не могли пристроиться. Они же взяли на себя установку новых окон в театре, дверей и новых батарей.

На ваш взгляд, почему не удалось найти спонсоров? У людей нет желания вкладываться в творчество?

Мы писали некоторым политикам, искали спонсоров среди больших и малых компаний. Абсолютно верно, какой смысл вкладываться в творчество, к тому же полупрофессиональное? Считают, что не будет выхлопа. В такие моменты вспоминаю Роберта Уилсона, великого авангардного режиссёра, архитектора по образованию, что пришёл в театр в 25 лет. У него сейчас школа на Лонг-Айленде. Вот так и не вкладывайся в искусство. Единственное, к чему мы пришли в итоге, заимели человека, который будет заниматься вопросами спонсорства. Потому что одна я решать все проблемы, которых становится всё больше, уже не в состоянии.

Театр «Акт.Опус» о равнодушии спонсоров, вкладе калининградской епархии и смене курса Фото №3

«Проблемы, которых всё больше» – это какие, если не секрет?

Это новая аппаратура: новый звук, свет, новые провода. Новые сиденья, соответствующие лофту, но чтобы зритель смог просидеть на них 3 часа, если бы пришёл на «Трактат». Одной из проблем всегда были костюмы, теперь у нас есть художник Аня Штейн, которая на данный момент полностью оформляет сложную сценографию «Берлина», мне меньше работы. Пластикой занимается Надя Северюхина, опять же, минус проблема мне. Я им доверяю, они большие профессионалы с хорошим вкусом. Бытовыми мелочами в театре занимаются ассистенты, мне не нужно беспокоиться, например, о билетном хозяйстве. Если я заболею, у меня есть второй режиссёр Эмма (с гиперответственностью). А раньше все это делала я сама. Жуть.

Давайте вернёмся к ученикам. Кто приходит к вам, какие категории людей?

Очень разные. Приятно, что нам доверяют люди от 14 и до 33 (именно такого возраста люди сейчас приходят в студию). В основном, с нулевым уровнем. Но есть те, кто ушёл к нам из других студий. Не хвастаюсь, просто факт. Хочется оправдать их ожидания. В основном, это люди сцены: музыканты, те, кто хочет стать актёром и поступить в соответствующее заведение.

Хотите поддержать «Акт.Опус» и увидеть его в деле – приходите 30 марта в 19.00 на спектакль «Моё сердце Берлин» (Кирпичная, 7).

Фотографии: предоставлены героем материала

comments powered by HyperComments