«Больше никогда не принесу ноутбук на концерт»Brodsky презентовал свой новый альбом

Brodsky презентовал свой новый альбом

Ключевой артист калининградской инди-сцены Евгений Бродский наконец-то представил слушателям свой сольный альбом «Carried By The Wind From The Caspian Sea». Незадолго до концерта расширенного состава проекта Brodsky в арт-пространстве «Детройт39» «Твой Бро» поговорил с Евгением для того, чтобы узнать, откуда взялось в названии Каспийское море, почему альбом пролежал у него в столе целый год, что он думает о методах распространения музыки в интернете и считает ли выпуск альбома перезапуском музыкальной карьеры

Если заводить разговор о калининградской инди-музыке, то без Бродского никуда: последние пятнадцать лет он был ее видным игроком и редким местным музыкантом, заставившем говорить о себе за пределами региона. Сингл его второго проекта Ramriders «Gloria» угодил на компиляцию журнала «Афиша», группа выступила на фестивале журнала и с сольным концертом в Москве. Спустя несколько лет первая сольная EP Бродского вышла при поддержке этого же издания. Параллельно с этим Евгений участвовал в жизни многочисленных других калининградских проектов, среди которых Rag Doll Dance, продюсировал и помогал записывать других исполнителей.

Его готовый еще с прошлого года дебютный альбом «Carried By The Wind From The Caspian Sea» подводит черту под всей деятельностью музыканта до сегодняшнего момента.

На эклектичном получасовом диске находится место хрупким барочным романсам, мутирующим чуть ли не в альтернативный R’n’B, а звуковые коллажи и абстракции перемежаются с мелодичным фолком. Презентация отпечатанного в количестве 300 копий диска проходит в промзоне, расположенной по соседству с площадью Василевского. Сцена находится в кирпичном немецком здании, бывшем когда-то, по некоторым сведениям, кузницей. В квадратной, отапливаемой угрожающего вида котлом, тускло освещаемой постройке с высоким потолком, закопченными стенами и гигантской вытяжкой Бродский воюет со «звукачами». Музыкант спрыгивает с высокой сцены в зал, слушает своих музыкантов, запрыгивает к ним обратно и переставляет микрофоны. Обстановка слегка напряженная. Музыка, которую Brodsky делает в последние годы, выстроена на хитрых сочетаниях текстур и изобилует извилистыми гармониями и неожиданными паузами; сполна отразить все студийные задумки живьем сложно, и стены арт-пространства «Детройт 39» не сильно этому помогают. Бас громыхает, музыканты с трудом себя слышат, микрофонные стойки самопроизвольно складываются, вдобавок на ноутбуке Бродского «слетели плагины», и программное обеспечение приходится переустанавливать в последний момент.

Впрочем, ничего нового: вечно недовольный технической стороной концерта и жалующийся на звук Евгений Бродский – это привычная, знакомая калининградцам картина, не меняющаяся на протяжении многих лет. Несмотря на трудности с аппаратурой, артист много улыбается, явно взволнован грядущим выступлением и переполнен энтузиазмом. Пока пространство перед сценой заполняется зрителями, «Твой Бро» выводит Бродского из «кузницы» на воздух, для того, чтобы обсудить ощущения перед премьерой нового материала.

Начнем с самого глупого вопроса. Почему в названии названии твоего альбома фигурирует Каспийское море, а не Балтийское? И что вообще означает название твоей пластинки?

Наверное было бы больше смысла, если бы море было Балтийским, но как-то оно не звучало. Не знаю, как объяснить, это очень сложно. Вообще это из Гоголя. В «Записках сумасшедшего» есть такая срочка: «Многие думают, что мозг человеческий находится в голове. Вовсе нет! Его приносит ветер со стороны Каспийского моря». Как-то так.

Ты на Гоголя на протяжении всего своего альбома ссылаешься?

Нет, больше к нему отсылок нет. И композиции все про Калининград, никакого Каспийского моря там нет. Песни про мой вид из окна, про вид с улицы в мое окно.

Brodsky презентовал свой новый альбом

Правильно я понимаю, что этот альбом у тебя уже давно был готов?

Да, я его записал еще в прошлом апреле и примерно в то же время еще сделал «епишку». Был у меня творческий подъем, я ездил по программе обмена от ГЦСИ в Германию, в город Аренсхоп специально, чтобы музыку записывать. И мне хватило этого, я там все записал, и на этом все. А потом где-то к концу прошлого года подумал, что надо альбом все-таки выложить, но я вдруг уехал по делам. Когда вернулся, то занялся этим, и вот сейчас наконец-то выпустил.

Ты за этот год не доводил ничего в альбоме? Записал год назад, и оставил все, как есть, или возвращался к работе и что-то переделывал?

Ничего не делал. Хотелось кое-что подкрутить, но мне показалось, что переделывать что-то неправильно, и я оставил, как есть. И с «епишкой», которую я назвал «Arenshoop Tapes», и которую еще пока никто не слышал, такая же история. Там на ней очень много косяков, потому что в работе у меня было много ограничений. Я использовал чужой компьютер, играл на клавиатуре вместо клавишных. Не было возможности нормально результат послушать, у меня с собой были только наушники, и я все свел и смастерил на них, и так и оставил. Я ужасно не люблю что-то переделывать, так что оставляю эту EP «косячной», как она есть. Так будет честнее: я ее там записал, «Arenshoop Tapes» назвал, и пусть она там и будет. И с альбомом то же самое: я уже не помню тех настроений, которые у меня были, когда я его писал. Я помню ту зиму, помню, какие ощущения у меня были, но воспроизвести их – для меня это будет нечестно.

А играть живьем эти песни ничто не мешает?

Ну живьем все-таки по-другому, тут мы, как бог на душу положит, так и играем. И сегодня уж, как выйдет, так и сыграем. Оказывается, три недели это очень мало для того, чтобы подготовиться к концерту. В голову не влезает вся информация, которая для этого необходима. Но для меня это новое начало, дальше будет видно, как пойдет.

За несколько недель до этой презентации ты присылал мне альбом, и я помню, что мы с тобой обсуждали, что сейчас совершенно непонятно, куда его нужно выкладывать, ведь просто так его не заметят. Раньше нужны были лейблы, но они как бы вымерли, затем нужны были интернет-ресурсы, вроде «Афиши», они тоже сейчас прежнего влияния не имеют. Остаются паблики «Вконтакте», откуда черпает сейчас музыку подавляющее большинство твоей потенциальной аудитории. Ты как считаешь, это нормальная, здоровая ситуация?

Мне кажется, нужно просто иметь хорошо оплачиваемого менеджера. Других выходов я не вижу. Я раньше пытался писать на лейблы, меня хватило на тридцать-сорок штук. А надо написать наверное трем тысячам лейблов. Это как работа, сидишь и делаешь одно и то же: рассылаешь всем демо-записи, но это не для меня, это кто-то должен делать.

Ну или надо быть энтузиастом, как Настя Михеева из «Ярысь».

Да, Настя пиарила этот концерт, и я прямо-таки боялся заходить в интернет. Все-таки агрессивный маркетинг – это не мое.

Brodsky презентовал свой новый альбом Фото №2

Но, с другой стороны, поток информации сейчас такой, что если не будешь кричать, то тебя не услышат.

Именно. Иногда, правда, хочется, чтобы было по-другому: ты просто музыкант и что-то делаешь, а всем вокруг интересно: что же ты там такое делаешь? Сейчас, конечно, столько музыки, ужас! Надо прыгать выше головы просто для того, чтобы быть услышанным. Может быть когда-нибудь, когда я буду выпускать свой десятый альбом, его уже будут искать (смеется).

Ты до сих пор веришь в альбом, как формат? Не было мысли просто выпускать по одной песне?

Для меня альбом не потерял актуальности, он цельный очень. Это законченное произведение. Не знаю, откуда это у меня пошло, но у меня в альбоме обязательно должен быть концепт. Я могу выпустить один трек, но тогда это будет концепт одного трека.

Ты можешь назвать, какие чужие пластинки в последнее время тебя зацепили?

Блин, как я не люблю такие вопросы! Но вообще мне много чего нравится, вот недавно понравились польские ребята, называются Stara Rzeka, «Старая река». Очень мутный альбом у них, по настроению очень похож на мой.

А как ты на них вышел?

Не знаю, где-то рецензию прочитал. Точно не «Вконтакте», я ему не доверяю. Мне нужен проверенный источник (смеется).

Ты уже думал о том, какой будет твоя следующая пластинка?

У меня есть несколько вариантов. Знаешь, как раздвоение личности? Я пойду сразу по двум направлениям сразу, я это попробую. Мы будем продолжать нашу романтическую линию с Женей [Миловановым], будем писать красивые песни, а вместе с тем я продолжу углубляться в какой-нибудь минимализм. Или даже не минимализм… А, впрочем, хрен его знает, как все пойдет. Может быть я полгода не буду ничего записывать, и у меня в голове все по-другому сложится.

Ты сказал, что воспринимаешь этот концерт и выпуск альбома, как новое начало.

Это первый концерт за долгое время, и, конечно же будет много ошибок. Без этого никак, нельзя по-другому, не получится. Может быть никто их и не заметит, потому что не знает, как оно все должно звучать на самом деле. Я надеюсь, что так и будет (смеется). Но для нас сегодняшний концерт – работа. Мы будем смотреть, что дальше делать, чтобы выступать серьезно. Мы можем выступать вдвоем [с Миловановым], тогда не будет никаких ошибок. Вдвоем выступать очень просто, нам даже не надо репетировать, мы и так все знаем. Сели и сыграли. Но сейчас у нас на сцене еще два участника – басист и ноутбук. И если с басистом еще можно отрепетировать материал за какое-то время, то ноутбук менее предсказуем. Я уже понял эту свою ошибку и я больше никогда не принесу ноутбук на концерт. Надо копить на синтезатор хороший (смеется).

Можно сказать, что ты сегодня в очередной раз делаешь рестарт своей музыкальной карьеры?

Да ну. Я этого не чувствую. Продолжается и продолжается просто все как-то. Песни пишутся, музыка играется.

Послушать альбом артиста Brodsky можно здесь.

comments powered by HyperComments