«Черепа горожан мы измерять не будем»Чем в Калининграде будут заниматься городские антропологи

Чем в Калининграде будут заниматься городские антропологи

В конце апреля на кинофестиваль «Край света. Запад» в Калининград приедет антрополог, фольклорист и руководитель Центра городской антропологии КБ Стрелка Михаил Алексеевский. В рамках фестиваля он будет вести Мастерскую градоустройства для учащихся средних и старших классов. «Твой Бро» связался с Михаилом заранее, чтобы побольше узнать о его деятельности и о том, чем займутся школьники

Сначала о Мастерской, в планах которой — проведение антропологического исследования одного из районов Калининграда, а затем разработка и реализация культурного проекта на основе собранных материалов. Ее участником может стать любой школьник 8-11 класса, отправивший до 5 апреля в свободной форме заявку с кратким рассказом о себе по адресу [email protected]. Еще подробнее смотрите на сайте kaliningradfilmfestival.ru.

Вы изучаете город через горожан, расскажите о ваших способах? В чем заключается метод рисования ментальных карт и для чего изучать фотографии в Инстаграме?

Антропология — это фактически человековедение, но важно понимать, что она бывает разной. У многих при слове «антропология» возникает ассоциация с черепами. Действительно, такая наука есть, но это медицинская антропология. Городская антропология изучает человека в городе: в первую очередь, модели его повседневного поведения; и восприятия — как человек относится к городу, какие районы имеют для него значение. Соответственно, методы исследования зависят от того, какие аспекты/районы города нас интересуют.

Метод рисования ментальных карт основан на теории о том, что человеческое восприятие индивидуально и обусловлено нашим опытом. Метод очень простой: человека просят нарисовать карту или схему какой-то территории. Научно доказано, что, когда человека просят что-то нарисовать, он подробнее и непропорционально больше рисует свой родной район. А те территории города, где он никогда не был, он почти не изображает или очень схематично. Мы смотрим, какие музеи, архитектурные достопримечательности или магазины человек переносит на бумагу. Например, москвичи гарантированно рисуют две вещи: МКАД и Кремль. Потому что в представлении жителя столицы Москва — это круг с жирной точкой в центре. А жители Омска рисовали слияние двух рек и магазин «Икея» (смеется), который им важен почти так же, как Кремль. У жителей разных поколений карты будут разные, и, сопоставляя их, мы можем найти общие точки.

Но самый главный наш метод — это глубинные интервью, разговоры на заданные темы: например, о повседневном передвижении по городу, об общественных пространствах.

Важно понимать, что наш метод, в отличие от социологического опроса, является не количественным, а качественным. Антропологические интервью могут длиться часами, можно задавать любые вопросы и копать не вширь, а вглубь. Когда ты накладываешь друг на друга эти яркие, детальные истории разных горожан, это позволяет понять очень важные вещи, касающиеся смысла города, его локальной идентичности.

Вот вы нащупали болевые точки и преимущества того или иного места в городе. С чем вы будете работать в первую очередь: решать проблемы или укреплять сильные стороны? Приведите, пожалуйста, примеры.

Конкретно моя специализация — это прикладная городская антропология, направленная на решение каких-то актуальных городских проблем. Расскажу на примере нашей Мастерской в рамках фестиваля «Край света. Запад». Она называется «Мастерская градоустройства». Мы старались избегать слова «урбанистика», потому что есть ощущение, что мода на урбанистику уже прошла. Сейчас урбанистика ассоциируется, скорее, с каким-то тотальным благоустройством, а это совсем не то, чем мы собираемся заниматься. Но мы не стали использовать название «Мастерская городской антропологии», потому что мало, кто понимает, что это, все сразу думают про черепа. Однажды ко мне пыталась устроиться на работу одна девушка, я, рассказывая про нашу работу, пошутил: «Черепа горожан мы измерять не будем». А она очень серьезно отвечает: «Я никогда этого не делала, но если надо, то в принципе могла бы» (смеется). Так, вот, чтобы школьники не думали, что мы будем измерять черепа горожан, я проясню, чем мы займемся. В «Мастерской градоустройства» у нас будет два компонента: первый — исследование одного из районов Калининграда методами городской антропологии; второй — разработка культурного, краеведческого проекта, направленного на решение выявленных проблем.

Чем в Калининграде будут заниматься городские антропологи

Вы имеете в виду городские легенды?

Я бы назвал это «новым краеведением». Существует стереотип, что краевед — это обязательно такой дедушка с пенсне, который сидит в архиве и выясняет, что происходило в городе много лет назад. Разумеется, такие краеведы есть, и их деятельность очень важна. Но в последние годы во многих городах России появляются и новые формы краеведения, которые больше ориентированы не на далекое прошлое, а на изучение того, что актуально и интересно для современного горожанина. Нас будет интересовать не архивные данные, а устные рассказы жителей, их рассказы и воспоминания о городе, где они живут. Если при этом мы найдем какие-то городские легенды, которые люди рассказывают друг другу, мы обязательно используем и этот материал. Я почти уверен, что мы будем проводить исследование не в историческом центре города, который уже исследован вдоль и поперек, а где-то за его пределами. Будем искать белые пятна на культурной карте города и выяснять, чем они живут. Причем исследование мы будем проводить не только в этом районе, но и в интернете.

Вы упомянули метод исследования фотографий в Инстаграме — его использует так называемая цифровая антропология. Например, селфи — идеальный предмет для изучения.

По тому, где и как люди в городе делают фотографии, можно понять ценности и восприятие людьми пространства. В подъезде вы селфи делать не будете, а напротив интересного объекта — да. Мне кажется, увидеть город под разными углами — это интересный опыт для участников нашей мастерской.

Отправляясь в антропологическое исследование, вам важно повысить к себе доверие местных жителей, для чего вы идете в арт-площадки, антикафе, на концерты. Куда бы вы отправились в Калининграде? По каким критериям вы определяете место, где точно тусуются местные?

Обычно от противного: иду в те места, где нет туристов. Я понимаю, что, приезжая в Калининград, я, конечно, буду чужаком — в этом есть слабые и сильные стороны. Есть такая поговорка: «Может ли рыба быть ихтиологом?» С одной стороны, может, потому что она много знает про рыб. С другой стороны, ей сложно абстрагироваться и проанализировать, что вокруг нее происходит: она просто живет. Также с горожанами: они живут и не всегда задумаются, что что-то, находящееся вокруг них, может быть уникальным. Поэтому, мне кажется, что я — приезжий и смотрящий на город удивленными глазами, и школьники — плоть от плоти города, друг другу поможем. Они мне будут подсказывать, куда пойти, где и чем живут местные; а я попробую научить их, как можно посмотреть на родной город со стороны.

А вы вообще были в Калининграде?

Да, был несколько раз. Более того, я даже проводил здесь короткое антропологическое исследование в 2012 году, но оно, увы, ничем не закончилось. Знатоком города я себя не назову, но мне кажется, что кое-что я про него понимаю. Если говорить про его сильные стороны, то мне кажется, что главная отличительная черта Калининграда — это большое количество творческих людей. Правда. Я работал во многих городах, но такой степени разнообразия, насыщенности и самодостаточности творческой жизни не видел нигде.

Здесь нет ощущения провинциальности, у вас культурная жизнь течет на очень высоком уровне.

Мы даже, когда придумывали свою мастерскую в Калининграде, от многих идей отказались. Потому что во многих областях вы и так крутые, у вас и так все это есть. Меньше всего нам хочется надувать щеки и говорить, что «мы приехали из Москвы и будем вас чему-то учить». Скорее хочется работать вместе, в соавторстве, попробовать вместе по-новому взглянуть на город.

Чем в Калининграде будут заниматься городские антропологи  Фото №2

В Калининград переезжает довольно много москвичей с высокими компетенциями и финансовыми притязаниями. По их же собственным словам, их влечет море, разноплановая природа, брусчатка и немецкие дома. Но если поговорить с ними подольше, выясняется, что еще одной важной причиной является появляющееся в Калининграде чувство глубины, саморефлексии. Как считаете, откуда оно берется?

Кстати, может вам внутри кажется, что это нормально, но это уникальная история: в Калининград действительно стабильно переезжают из более крупных городов — Москвы, Санкт-Петербурга. А во всей остальной России талантливые люди, наоборот, уезжают в столицы. Это еще одно доказательно того, что это необычный город. У меня тоже есть знакомые, которые попали под обаяние Калининграда и переехали на время или навсегда. Делать какие-то обобщения сложно, но когда я спрашивал, что их так привлекает, в первую очередь они говорили про культурную жизнь (есть с кем общаться, с кем делать проекты), второе — это море, третье — это европейская атмосфера.

Как считаете, это может быть результатом целенаправленной работы калининградских властей? Сейчас же в России идет такая конкуренция городов.

Тема, которую вы подняли, — важная и болезненная для российских городов. Глобальная конкуренция городов идет полным ходом, но властей, которые понимают, что она идет и как с этой темой работать, очень мало. Я бы сказал, что 90% успехов Калининграда наработано годами, без участия властей, а иногда, может, и вопреки. Но со стороны кажется, что какая-то сейчас государственная политика в этой области есть.

Мы понимаем, что главная проблема таких городов — это отток талантливой молодежи, которая уезжает в столицы получать образование. В Калининграде есть свой сильный университет, и это мощный ресурс в борьбе за человеческий капитал.

Да и в плане качества городской среды ваш город сейчас смотрится достаточно выигрышно. Чем больше возможностей город дает жителям, тем лучше. И важная задача наших мастерских — увеличить ассортимент возможностей для творческой реализации жителей города. Мы рассматриваем фестиваль «Край Света. Запад» не как праздник, в рамках которого все вручили друг другу призы, посмотрели фейерверк и разошлись, а как социальную инвестицию, направленную на развитие Калининграда.

Я все-таки хочу уточнить про позиционирование Калининграда. Ну, вот смотрите, Томск — студенчество, Пермь — современное искусство, по крайней мере какое-то время. А Калининград …Я знакома с желаниями наших властей, но интересно, видно ли снаружи акцентирование на каких-то направлениях?

Сильно заметна история про развитие туризма. Вообще это такая мантра для многих регионов, потому что кажется, что это самый простой способ привлечь деньги извне. При этом многие города продолжают работать с туристами старыми методами: привезли автобус, покатали и увезли. Мало кто понимает, как и чем привлекать туристов XXI века. А вот в Калининграде, как кажется со стороны, всё движется в правильном направлении. Мне кажется, в регионе сейчас довольно активно поддерживают культурную жизнь, в том числе новые, более разнообразные, современные формы.

Я бы тут, может, поспорила…

Ну, все познается в сравнении! Вам может казаться, что тут современная культурная жизнь развивается вопреки всему и не получает достаточной поддержки. Но вы просто не знаете, что в этой области происходит в других городах России.

Например, моя личная боль — это Кемерово. Там несколько лет назад энтузиасты буквально в подвале открыли арт-площадку — антикафе «Кот да Винчи».

И это место объединило всех творческих людей города, стало «местом силы», там родилось множество интересных проектов и мероприятий. Но в итоге без поддержки со стороны они вынуждены были закрыться, фактически их «удушили» высокими коммерческими арендными ставками. Местные власти не смогли спасти такой маленький, но очень важный для города проект. Зато недавно объявили, что с федеральной поддержкой к 2022 году будут строить «Кузбасский центр искусств (аж на 4,8 тыс. кв. м.!) с арт-пространствами и многофункциональными центрами». Так что в Калининграде, как мне кажется, всё не так уж и плохо.

Про новый калининградский кинофестиваль «Край света. Запад» можно почитать здесь.