Катарина СултановаУлыбаюсь, когда обо мне пишут: «Ну, не Цветаева она, конечно»

Улыбаюсь, когда обо мне пишут: «Ну, не Цветаева она, конечно»

Катарина Султанова — одна из тех людей, которые, пожалуй что, ответственны за пока еще не слишком очевидный ренессанс массовой поэзии на русском языке. 6 февраля она выступила в арт-пространстве «Ворота», где читала актуальные для себя сегодняшней стихи, много общалась со зрителем и на добрые два часа задержалась после концерта, чтобы ни один из пришедших не ушел без автографа в книге, фотографии или просто доброго слова. «Твой Бро» посетил это выступление, а после поговорил с Катариной о тяготах и лишениях в жизни поэта, рэпере Оксимироне и формах русского языка

Молодая поэтесса Катарина Султанова принадлежит к авторам, первоначально прославившимся в интернете: она активно ведет социальные сети, гастролирует по стране. Но в ее резюме также работа над фильмом Тимура Бекмамбетова «Он - дракон», цикл поэтических портретов «Женщина с тысячами лиц», в котором ее стихи читают известные актрисы (Оксана Фандера, Ирина Гринева, Елена Ксенофонтова и др.), а также поэтический сборник «Легкие формы бреда», неоднократно вошедший в топ-20 крупнейшего книжного дома «Москва» на Тверской и уже выпущенный дополнительным тиражом.

В Калининград она приехала, чтобы выступить на пространстве Арт-ворот, месте, которое, на наш взгляд, идеально подходит для подобных мероприятий: тут есть и завораживающий интерьер, и параллельно идущая выставка, и, пожалуй, важный элемент для поэтических вечеров - автор выступает на одном уровне со зрителями, без барьера в виде эшафота сцены. Среди гостей вечера - в массе своей женщины или пары.

Катарина начинает выступление минут на 15 позже заявленного с театрального прохода по залу под аккомпанемент ханга — этот инструмент оказывается идеальным сопровождением для поэзии Султановой — и начинает со стихотворения «Бабочка просыпается». На финальных его строках - «Тех, кого любят, обязательно ждет рассвет» - зал взрывается аплодисментами, которых в этот вечер будет много. Катарина постоянно ведет диалог со зрителем: о необходимости путешествий к своему внутреннему морю, искусстве задавать правильные вопросы, слышать ответы, игре в себя и в людей, желаниях, погоне за правдой, необходимости взрослеть и прощать.

После трех сыгранных стихов поэтесса просит воды и трогательно уговаривает зрителей отвернуться в момент, когда она пьет, шутит, что это обязательный элемент ее выступлений: она боится, что может захлебнуться, и вечер закончится, так и не начавшись. Зал послушно отворачивается. Этот эффектный трюк с отворачиванием повторится несколько раз за вечер, в один из которых мы, внутренние бунтари и хулиганы, разумеется, не отвернемся и как следует рассмотрим Катарину. Она выглядит эффектно: в длинном красивом платье, с распущенными волосами, с вечерним макияжем (как нам стало известно, им занималась калининградский визажист Дарья Пищальникова) и в серебристых туфельках — на все сто соответствуя своим стихам.

Зрители в процессе выступления перешептываются друг с другом, одобрительно отмечают понравившиеся места, а иногда сравнивают Катарину с коллегами по цеху. «Вообще мне Сола Монова больше нравится, она эмоциональней!» - говорит одна девушка другой. Подруга отвечает ей: «А Катарина зато чувственнее и романтичнее...» Султанова действительно романтичная: если бы Скарлетт О'Хара в наше время профессионально писала стихи, а не находилась в перманентном поиске семейного счастья посреди американского урагана гражданской войны, возможно, она бы звучала именно так. Общаясь с гостями вечера, Катарина отмечает самые широкие улыбки мужчин, узнающих себя в ее текстах, часто просит девушку в первом ряду не плакать, а иногда, напротив, шутливо указывает, после какого стихотворения можно и нужно рыдать.

Отдельно отметим момент, когда Султанова вызывает неподдельное оживление среди мужской части публики, мелодекламируя под все тот же эмбиент в исполнение ханга: «Первые три этажа занимает мой сексуальный голод!»

Выступление продлится немногим больше часа, а после еще добрые полтора-два часа зрители будут подписывать сборники стихов Султановой, рассыпаться ей в благодарностях и фотографироваться с поэтессой. Когда людской поток иссякнет, мы наконец наберемся отваги пообщаться со столичной гостьей...

Улыбаюсь, когда обо мне пишут: «Ну, не Цветаева она, конечно»

Сегодня вы очень много обращались к кому-то из зрителей с просьбой не плакать под ваши стихи. Это частое явление на ваших концертах?

Катарина Слезы? Да. Они – важная составляющая принятия, облегчения, радости, надежды, прощения – всего, что беспокоит нас, не сразу дается в руки. Вообще я довольно часто обращаюсь к аудитории. Моментальная обратная связь: я могу посмотреть в глаза практически каждому человеку, который сидит в зале, обнять взглядом, напомнить о чем-то, вызвать улыбку. Сегодня среди публики были очень красивые люди — я говорю сейчас не только про внешность — эта глубина и желание услышать тебя, себя помогают читать, раскрываться еще больше. Я чувствовала поддержку, было здорово. Для меня это один из лучших по силе моих эмоций вечеров, я очень рада, что приехала. Поначалу была осторожность: я нащупывала контакт, вглядывалась в незнакомые лица, зал точно так же осторожно внимал, а потом я почувствовала, как нас всех отпустило.

Не обижаетесь на тех людей, которые не отворачивались, когда вы пили воду?

Катарина Нет, конечно). Это, скорее, шутка и возможность всем нам сделать выдох, чем строгий запрет на поднятие глаз. И потом, я не видела этих смельчаков - в этот момент я смотрела в бокал (улыбается).

В вашем интервью «Аргументам и фактам» меня больше всего тронули ваши слова о том, что любой человек, который планирует стать поэтом, должен подготовиться к тому, чтобы много и часто есть гречку. Чего вы в первую очередь лишили себя, уйдя в поэзию?

Катарина Вообще, я довольно много пережила в этой жизни, и для меня это личный вопрос. Из очевидных вещей: я лишилась стабильности, уверенности в завтрашнем дне, «нормальной» работы, карьерного роста и поддержки друзей. Я шагнула в неизвестность. Туда, куда мне хотелось идти, но я понятия не имела, как. Все было сделано абсолютно вслепую: никаких представлений, планов, зацепок, связей, расписанных шагов. Но я счастлива тому, как все выглядит и происходит сейчас.

Часто в интернете практически в любых материалах о современных поэтах в комментариях собирается какое-то немыслимое количество хейтеров, которые начинают делить поэзию на высокую и этакий «поп». Вы как считаете, такое разделение может быть?

Катарина Может, конечно. Но тут в первую очередь возникает вопрос: «А судьи кто?». Когда меня начинают оценивать в рамках школьных уроков литературы: это не двустопный ямб, где хорей или высокий слог Пушкина, у вас здесь сложная рифма, слишком оригинально и так далее. Или если я не подражаю никому, не создаю заведомо вторичный продукт, имею ли я право быть первичной? Я спокойно отношусь к таким выпадам. Это элементарное невежество: человек не ведает того, о чем рассуждает с таким усердием. Отсюда улыбка. Моя публика особенная, она находит все, что я спрятала между строк.

  • Катарина Султанова

А на какую критику вы больше всего обижаетесь?

Катарина Знаете, всегда улыбаюсь, когда пишут что-то в духе: «Ну, не Цветаева, конечно». (смеемся) Да-да, вот именно такая реакция. Ну как на это можно обидеться? К чему-то я, конечно, готова прислушиваться. Но бывают, например, истории, когда пишут конкретно: «Пойду посчитаю, в каком размере это написано, потому что мне кажется, будто это не стихи, где рифма, я не могу ее уловить». Это забавно. Не более. Если надо объяснять, то не надо объяснять (улыбается).

Раз уж заговорили о параллелях с поэтами, давайте обсудим эту историю, когда ученица на уроке выдала текст рэпера Оксимирона за стихотворение Мандельштама...

Катарина Во-первых, насколько мне известно, все было не совсем так: это был сравнительный анализ творчества Мандельштама и современных поэтов, девушка провела интересную параллель. А запись представили, вырвав ее чтение из контекста. И потом, не нужно, мне кажется, так сильно ругать учительницу, которая не может знать абсолютно все стихи всех поэтов мира, которые далеко не все свои произведения издавали, много писали в стол и т.д., и, уж, тем более, она не должна разбираться в рэперах.

Хорошо. Но все-таки, как считаете, за кого из знаменитых, великих поэтов ученики школ могли бы выдать ваши стихи?

Катарина Никакой оригинальности – Бродский. Меня иногда называют Бродским в юбке. Это самый близкий моему сердцу человек в поэзии. Но я категорически против подражания.

Сто лет назад поэзия и поэты некоторых направлений были, скажем так, авангардом революции русского языка. Они меняли его, играли с формой, выдумывали новые слова... Что бы вы хотели изменить в современном русском языке?

Катарина Я бы хотела вернуть. Мне не нравится тенденция к упрощению. Я обожаю фактурный, сложный, богатый, красивый, чистый русский язык. Я испытываю внутреннее содрогание, когда люди пишут с элементарными школьными ошибками свое авторитетное мнение. В моих глазах даже разумные аргументы претерпевают крах.

В последние годы происходит какой-то всплеск современной поэзии, поэты стали собирать далеко не последние залы, их стало довольно много, их стали замечать медиа. Почему?

Катарина Вообще я не согласна, что поэтов стала целая масса. Хороших совсем не много. Они стали появляться, потому что время пришло. Мы ведь что преподаем в школах? Золотой век, Серебряный век, а дальше что? Дальше — провал. Мне очень нравится, что сейчас идет возрождение поэзии, и есть какое-то количество людей, которые не подстраиваются под массы, не переписывают прошлое, но ищут новое слово. Знаете, я на потрясающей выставке увидела фразу в момент не покоя моего сердца, которая мне очень понравилась: «Мы знаем, что будем поняты не многими людьми, но это нас устраивает».

А как вы думаете, придет еще такая пора, когда поэты будут, как Евтушенко 50 лет назад, собирать стадионы?

Катарина Да. Уже скоро.

Вы видите себя на такой площадке?

Катарина Технические моменты я не продумывала, но в то, что я смогу войти в сердца десятков тысяч людей, я абсолютно верю.

Подробно познакомиться с поэзией Катарины Султановой можно на ее официальном сайте.

Подробно познакомиться с поэзией Катарины Султановой можно на ее официальном сайте.

В разговоре с нами организатор концерта Виктория Зарванская (ранее также привозившая в Калининград поэтессу Солу Монову) сообщила, что следующий поэтический вечер состоится в апреле. Его гость - Евгений Соя.

Фото: Павел Платон

comments powered by HyperComments