«Бровария» тоже плачетТайная жизнь ресторана на площади Победы

Тайная жизнь ресторана на площади Победы

Карточный долг, как и любой другой, — это, как известно, дело чести. Так считают, впрочем, не все. В новом эпизоде своего крестового похода мы решили совместить приятное с полезным и отправились в ресторан «Бровария» в самом центре города, отношения которого с нашей редакцией зашли в долговой тупик. Где на прекрасный интерьер и неплохой персонал пришлась посредственная кухня и довольно высокие цены

По виду главной площади города безошибочно создается впечатление о самом городе: его статусности, сути, культуре населения и его благополучии, если хотите. Возьмем Красную площадь: древняя архитектура окружающих ее строений и зданий на посещающих ее даже не в первый раз производит сильное впечатление. Брусчатка мостовой и старинный Кремль во всем мире ассоциируются с мощью и величайшей силой духа нашего государства. Дворцовая площадь в Петербурге с Зимним дворцом и Александрийским столпом в центре ее с легкой руки Пушкина укажет на то, что перед нами культурная столица России. О чем говорит архитектурный «ансамбль» главной площади Калининграда - площади Победы, думаю, однозначно не скажет никто. На мой взгляд, полный винегрет и безвкусица! Хотя, стоп. Станцуем от печки, вернее, от слова винегрет. В абсолютно не гармонирующих между собой каменных махинах торговых центров и даже здании городской власти нашли пристанище два десятка точек общепита на разный, как говорится, вкус и цвет. Ютятся они в ужасной тесноте, буквально на голове друг у друга, имея на то, вероятно, божье благословение в виде храма Христа Спасителя. А победу желудка над прекрасным и великим, надо полагать, победно закрепляет колонна, на манеру Александрийского столпа, в народе окрещенная фаллосом. Было б еще полбеды, если бы эти, с позволения сказать, едальни существовали тут неизменно. Так нет же. Названия и формат, а заодно и внешний вид их меняется с быстротой и легкостью узора в калейдоскопе. И уже на главной площади города, помимо всего вышесказанного, появились убогие раскладушки, зазывающие народ на бизнес-ланч. Возможно ли такое в Москве или Питере? Или где-нибудь в Европе? Извините, конечно, за риторический вопрос!

Ресторан «Бровария» привлек «Твой Бро», конечно же, не только обшарпанной раскладушкой. Повод был веский. Дело в том, что ребята из «Броварии» не совсем щепетильны в партнерских отношениях, а именно не обязательны в оплатах счетов не то чтобы вовремя, они не обращают внимания на все мыслимые и немыслимые сроки. И игнорируют предупреждения о том, что давно подготовлены документы в суд. Всему этому, разумеется, предшествовали и неоднократные разговоры «по-хорошему». Но команда «Броварии», подобно лобовой броне танка «Тигр», непробиваема. Хочется верить в лучшее, и мы решили взглянуть на то, как там они перебиваются «с хлеба на воду». Вдруг и впрямь остался один шаг до выстрела в висок? Именно с этой целью и состоялся наш поход.

Ресторан «Бровария» привлек «Твой Бро», конечно же, не только обшарпанной раскладушкой. Повод был веский. Дело в том, что ребята из «Броварии» не совсем щепетильны в партнерских отношениях, а именно не обязательны в оплатах счетов не то чтобы вовремя, они не обращают внимания на все мыслимые и немыслимые сроки. И игнорируют предупреждения о том, что давно подготовлены документы в суд. Всему этому, разумеется, предшествовали и неоднократные разговоры «по-хорошему». Но команда «Броварии», подобно лобовой броне танка «Тигр», непробиваема. Хочется верить в лучшее, и мы решили взглянуть на то, как там они перебиваются «с хлеба на воду». Вдруг и впрямь остался один шаг до выстрела в висок? Именно с этой целью и состоялся наш поход.

Надо сказать, что смысл названия ресторана загадочен и необъясним.

Никто не мог мне более или менее удобоваримо растолковать, что это значит. Этот вопрос, задаваемый мною различным справочникам, неизменно ставил в тупик мой гаджет. И девушка, которая встретила меня у стилизованной под стойку бара рецепции, на мой вопрос лишь пожала плечами, ответив, потупив глазки, что она практикантка. Основные залы ресторана с необъяснимым названием находились в подвалах торгового центра «Кловер», куда вела весьма фешенебельная лестница. В нишах стен уместно размещены экспонаты, надо полагать, старинных машин, используемых в пивоварении, да еще с подсветкой. Прихожая с гардеробом, скорее, походили на театральное фойе, в центре которого умиротворенно журчал диковинный фонтан. Вход в зал караулили сказочные феи в бронзе. «У нас принято раздеваться», - несколько смущенно произнес работник гардероба, по виду напоминающий менеджера BEVERLY WILSHIRE HOTEL из фильма «Красотка». Обернувшись на его слова, я увидел, что обращался он к компании дам бальзаковского возраста, устремившихся было мимо его «боевого поста». Другой бы, наверное, промолчал — подумаешь, там разденутся, — но я это оценил: видна была выучка или рука мастера, обучающего его.

Войдя в зал, я огляделся. Да, тут есть на что посмотреть. Интерьер великолепен. Приглушенный свет создавал невероятный уют. Продуманно размещенные диваны с элегантными столами приглашали посекретничать, даже если такого намерения не было. Просторное (хотя и подвал) помещение разделено на два зала: про себя я окрестил их «мягким» и «жестким». В «жестком», помимо диванов, присутствовали и стулья, точь-в-точь как из гарнитура «генеральши Поповой». В многочисленных простенках свободное пространство занимали старинные атрибуты успешной жизни. Я обратил внимание на очень красивый граммофон. Настенные фрески, выполненные в стиле ренессанса, также были очень уместны. А в нарисованные окна, наполовину пришторенные материей, так и хотелось выглянуть и, возможно, увидеть там отъезжающую карету Миледи в ночном полумраке. Даже висящие кое-где над столами полочки с разной утварью типа пустых бутылок затейливых форм, в других местах выглядевших бы пошло, тут удачно гармонировали со всем окружающим... 

Несомненно, все увиденное сыграло в плюс: мне тут все больше нравилось, да и посетители в ресторане были. Наверное, не так много, как хотелось бы хозяевам заведения, но все же. Кто-то неспешно разговаривал со спутником, кто-то листал журнал «Балтийский Бродвей», вышедший накануне в новом формате и присутствующий практически на каждом столе, кто-то общался с официантом. У всех на лицах было выражение удовлетворенности происходящим, что подтверждало правильность моих умозаключений. Но, как говаривал один известный персонаж: кадры решают все!

Заняв столик, расположенный в самом центре зала, я подготовился к общению с местным персоналом. Заранее скажу, что на этом месте сказка заканчивается, и начинаются чудеса. Опытная (что заметно по манере общения) официантка вручила мне меню, к слову, тоже очень презентабельное. И осведомившись о том, не принести ли что-нибудь сию минуту, удалилась. Предлагаемые блюда подкупающей новизной меня не порадовали - типичный набор местного общепита. 

Разве что салат, опять же с непостижимым названием «Бровария», поманил обещанием неизвестного. Тем более что ингредиенты, а именно: картофель, буженина, колбаски и бекон, также не объясняли таинства названия.

В качестве первого, вспомнив свое далекое детство, я выбрал чечевичный суп опять же с колбасками. Ну а в качестве горячего - блюдо с экзотическим белорусским названием - «верещака из свинины». В виде напитка было выбрано пиво*. Заметив, что я «созрел», с ручкой и блокнотом наперевес решительно подошла официантка. Но мой первый же вопрос о месте производства пива, несмотря на очевидность, вызвал у нее что-то вроде паники. «Это мы производим», - не очень убедительно сказала она. «Здесь есть пивоварня?» - округлил я глаза, в принципе понимая, что это невозможно. «Нет, - более смущаясь, выдохнула она. - Мы возим его из Светлогорска, то есть из Светлого!» И заметив мое состояние сбитого с толку человека, в сердцах воскликнула: «Не знаю откуда. Я не местная!» 

Решив не проводить с «приезжей» даже словесную экскурсию на тему «край, в котором мы живем», я заказал светлое нефильтрованное по цене 120 рубчиков. Пиво, тем не менее, было очень даже неплохим, и это несмотря на отсутствие живой пены и большого количества пузырьков в бокале, указывающих на определенный и немалый срок его хранения в недрах ресторана. За этими размышлениями меня и застал доселе неизвестный, надо полагать, фирменный салат «Бровария».

Помните, как в детской сказке у одного мастерового, за что бы он ни взялся, непременно получалась телега? Так и тут: салат «Бровария» являл собой обыкновенный оливье с разницей лишь в том, что его венчали два разогретых в микроволновке просвечивающихся ломтика ветчины. Наличие бекона, словно следы пришельцев на земле, можно было установить лишь чисто гипотетически, поверив на слово «неместной» официантке. Зато колбаски были в наличии и, подобно указателям частей света на компасе, обрамляли вновь окрещенный «Броварией» оливье. Аж четыре штучки!

Помните, как в детской сказке у одного мастерового, за что бы он ни взялся, непременно получалась телега? Так и тут: салат «Бровария» являл собой обыкновенный оливье с разницей лишь в том, что его венчали два разогретых в микроволновке просвечивающихся ломтика ветчины. Наличие бекона, словно следы пришельцев на земле, можно было установить лишь чисто гипотетически, поверив на слово «неместной» официантке. Зато колбаски были в наличии и, подобно указателям частей света на компасе, обрамляли вновь окрещенный «Броварией» оливье. Аж четыре штучки!

Между тем стоимость «салатного перевоплощения» потянула на солидную сумму в 310 карбованцев! Несмотря на скудные познания в географии, официантка действовала уверенно и умело: использованная посуда, салфетки и приборы убирались со стола молниеносно. Как и появлялись новые блюда на столе.

Следующим блюдом, поданным мне, был чечевичный суп! В преддверии его дегустации меня вновь накрыла волна воспоминаний о том, как в детстве мама, в ожидании очередной зарплаты, готовила простенький чечевичный суп. Несмотря на отсутствие мясного бульона, он получался густым от тщательно перетертых зерен чечевицы, крупно нарезанного картофеля и обжаренной в ароматном, как тогда называли, постном масле, овощной смеси. Большая ложка густой сметаны удивительным образом обогащала вкус, компенсируя недостаток жирности.

То, что мне пришлось отведать, общего с супом из детства имело не больше, чем скоростной экспресс с дилижансом. Хотя я отдаю себе отчет, что способов его готовки предостаточно, не может быть похожим лишь название. Подкрашенная томатной пастой жидкость, кажется, с добавлением комбижира (о чем говорила характерная каемочка на тарелке), скорее, походила на солянку, порцию которой разбавили для получения 10 порций. Разбухшие пресловутые ошметки колбасок, да еще пережаренные в масле, напрочь нивелировали вкус чечевицы и овощей. Приемлемой была лишь отдельно поданная в небольшой чашечке сметана, которую я съел отдельно, ввиду полной невозможности перемешать с жидкостью под кодовым названием «чечевичный суп».

То, что мне пришлось отведать, общего с супом из детства имело не больше, чем скоростной экспресс с дилижансом. Хотя я отдаю себе отчет, что способов его готовки предостаточно, не может быть похожим лишь название. Подкрашенная томатной пастой жидкость, кажется, с добавлением комбижира (о чем говорила характерная каемочка на тарелке), скорее, походила на солянку, порцию которой разбавили для получения 10 порций. Разбухшие пресловутые ошметки колбасок, да еще пережаренные в масле, напрочь нивелировали вкус чечевицы и овощей. Приемлемой была лишь отдельно поданная в небольшой чашечке сметана, которую я съел отдельно, ввиду полной невозможности перемешать с жидкостью под кодовым названием «чечевичный суп».

В процессе подачи второго блюда наметилась никак не объясненная мне «оперативная пауза» и представилась возможность посетить уборную. Она, стилизованная под прованс, выглядела ухоженно. А имеющееся на стене огромное зеркало создавало ощущение артистической гримерки. Ясно, что это не случайность, а воплощение определенной идеи интерьера ресторана в целом! 

Как только я вернулся за стол, мне было подано второе: верещака из свинины. Будучи неплохо знакомым с белорусской кухней, скажу, что блюдо это не рядовое. Люди, позволяющие себе готовить и есть верещаку, как правило, принадлежали к сословию зажиточному. Недаром верещаку называли панским блюдом, и история его уходит в далекие времена Великого Княжества Литовского. Не собираясь вас грузить историческими фактами, подчеркну, что мясо при приготовлении этого блюда тушилось в свекольном квасе!

Верещака а ля «Бровария» была ничем иным, как пародией на бефстроганов.

Почему пародией? Да потому, что вместо печеной картошки или пюре на молоке и масле, на тарелке красовалась кучка плохо давленной картошки пергаментного цвета, не имеющей признаков какого бы то ни было вкуса. Мясо, порезанное по абсолютно случайному закону и кое-как тронутое соусом, чередовалось жесткими и менее жесткими кусочками. Щепотка квашеной капусты и лучка вкупе с одинокой помидоркой словно просили их не есть, а подать милостыню. И вновь сумма в 310 рублей, как у салата! Видать, любят тут эту цифирь.

Почему пародией? Да потому, что вместо печеной картошки или пюре на молоке и масле, на тарелке красовалась кучка плохо давленной картошки пергаментного цвета, не имеющей признаков какого бы то ни было вкуса. Мясо, порезанное по абсолютно случайному закону и кое-как тронутое соусом, чередовалось жесткими и менее жесткими кусочками. Щепотка квашеной капусты и лучка вкупе с одинокой помидоркой словно просили их не есть, а подать милостыню. И вновь сумма в 310 рублей, как у салата! Видать, любят тут эту цифирь.

Заказав напоследок кружку темного, я все же решил поделиться впечатлением, а заодно и обсудить трещащее по швам партнерство с местным директором. Потягивая из кружки вновь принесенную порцию темного с очевидной горечью жженного ячменя, я передал свою визитку официантке с просьбой пригласить начальство. Заметно занервничав, девушка выпалила, что босс занят, и мне не светит. Я повторил просьбу более настойчиво, на что получил предложение пройти к нему в кабинет, где он уже, вероятно, освободился. Я в третий раз повторил то же самое, и только после этого девушка сообщила директору о желаемом рандеву. Минут через десять моя мечта сбылась. «Что вы хотели?» - выдавил он. «Мне некогда», - произнес директор, и если бы я не видел фильм «Крестный отец» с Марлоном Брандо, то, наверное, именно так бы представлял себе дона Корлеоне. Все же наш разговор состоялся. Директор, узнав тему разговора, растаял и начал рассказывать душераздирующие истории об аресте его счетов; поставщики, мол, с горем пополам отпускают в долг, да и посетителей маловато. А счет за рекламу в «Бродвее» он оплатит. Вот только разберется с банковскими счетами, словно это просто, как снять кепку с головы. Я не поверил. Лукавит ведь, мягко говоря. Куда же поступают, например, мои деньги за столь запоминающийся обед в сумме 1 095 рублей? А других посетителей? Как вообще может работать предприятие в такой ситуации?

Прощаясь, он поделился со мной радостными вестями о том, что делает ремонт еще в одном месте, и тоже денег не хватает, а я тут со своими 30 тысячами ношусь! «Вот что, - назидательно сказал директор. - Ты отрекламируй-ка нас как следует. Это нам сейчас очень надо».

Я согласился! Как думаете, получилось у меня?

* указанный напиток является безалкогольным