Рыбный деньРассказ о посещении «Солнечного камня» в трех частях с прологом и эпилогом

Рассказ о посещении «Солнечного камня» в трех частях с прологом и эпилогом

Как и положено по четвергам, сегодня на «Твоем Бро» - рыбный день. А куда отправляться вкушать дары моря и рек, как ни в «Солнечный камень», который гордо носит звание «первого рыбного ресторана»? Делимся с вами впечатлениями от посещения этого заведения, соседствующего с одной из главных туристических достопримечательностей Калининграда – Музеем Янтаря

Пролог

Как ни верти, а все же наш город особенный. Судите сами: погода особенная, геополитика особенная, история еще какая особенная. Особенный архитектурный облик Калининграда: шутка ли, 730 памятников федерального и местного значений! Но больше всего эпитет «особенный» уместно применить к людям, живущим в нашем городе. Вернее, особенным, на мой взгляд, является отношение этих особенных людей к особенной архитектуре горемычного Кёнигсберга. Про ужасающее отношение калиниградцев, - и власть предержащих, и обычных, - писано-переписано. Вовсе не собираюсь сыпать соль на рану общественному мнению еще раз. Я хочу рассказать про случай частный, характеризующий наших сограждан со стороны, очевидно малоизвестной, но, тем не менее, вопиющей безответственности и абсолютного равнодушия к его, городу, позиционированию как новоявленного центра туризма. Ведь именно гости города, любуясь осколками готики, и создают ореол особенного Калининграда. Это ведь они с замиранием сердца созерцают своды замков, кирх и многочисленных подвалов древнего города. Калининрадцев уже давно не купишь на эту туфту, как говорил оппонент Жеглова вор-ручечник. К чему это я? К тому, что в этот раз «Твой Бро» побывал в ресторане «Солнечный камень», и долгое лирическое вступление призвано помочь читателям почувствовать и разделить боль с автором.

Часть первая. Замок с привидениями.

На одной из центральных площадей, носящей имя маршала Василевского, находится  старинное оборонительное сооружение - башня Дона. Известна она еще и тем, что в ней располагается единственный, наверное, в мире Музей Янтаря - своеобразная мекка наших и заморских туристов. Вид этого фортификационного монстра впечатляет. Невольно задаешься вопросом - как же можно было его взять штурмом? В 1945-м оказалось, что можно. Потом у  башни началась новая жизнь. Тысячи гостей города запечатлели его на фото. Силуэт его отлит в металле различных сувениров. Башня приобрела статус памятника федерального значения. Крутой поворот в судьбе ее произошел во время приватизации, затеянной ельцинскими горе-реформаторами. Вороватые чиновники тех лет, пытаясь продавать все, что шевелится, добрались и до башни Дона. Загадочным способом приличная часть башни была приспособлена под ресторан «Солнечный камень», как образно называют янтарь.

Кстати, еще одно особенное явление в Калининграде: в лихие 90-е все новообразования было принято называть первым. Так и здесь: за солнечным камнем закрепилось гордое «Первый рыбный ресторан». Может быть это и так, что, по-моему, накладывает на людей, владеющих им, колоссальную отвественность.

Сам факт существования коммерческого заведения в историческом здании такого уровня выглядит более чем странно! Как еще не нашлось умников купить пол-Мавзолея или Храма Василия Блаженного, чтобы создать там точку общепита?

Тем не менее, «Солнечный камень», здравому смыслу вопреки и несмотря на потуги местной власти помещение отжать, работает и по сей день. Уверен, что жители янтарного анклава не против, но с одной оговоркой - место под ресторан и территория перед ним должны выглядеть соответственно. И минимум не позорить город перед возросшим многократно потоком туристов. На деле же вход в ресторан выглядит ужасающе. Привлечь внимание к нему призвана затрапезная раскладушка, где на заляпанной промокшей бумаге начертано имя первого рыбного. В одном из пролетов свода башни, соседствующего с дверями в ресторан, - скульптурная композиция с рыбой, установленной не на пьедестале, как должно быть, а на каких то облицовочных плитках... Рядом какой-то подсобный рабочий сложил поленницу из дров, назначение которой в середине декабря не обьяснят никакие мудрецы. Сделай шаг в сторону - и гостям города откроется самое сокровенное. Это место для рубки, забытыми там какими-то ящиком и пнями, очевидно, для дров не подошедших. Не уверен, что этого бардака не видят работники ресторана или чиновники, вкладывающие уйму средств в реконструкцию площади.

Переведя дух, я вошел внутрь. Длинный мрачный корридор с множеством боковых дверей хранил тайну веков. Так и представилось идущее навстречу привидение рыцаря, павшего во времена крестовых походов. Стиснув зубы и кулаки, я, наивно полагая, что дверь в ресторан в торце, ощупывал стены и двигался вперед. За заветной дверью вместо обеденного зала мне открылась подсобка с сидящим там безликим человеком, который на мое появление никак не отреагировал, попятившись назад. Прикрываемая мной дверь ужасно заскрипела и, очевидно, на этот звук, из одной из боковых дверей, как хорек из норки, выглянул человек, не похожий на дух павшего рыцаря. Наверное, мой вопрос выглядел дикостью (спрашивать в ресторане, как пройти в ресторан), но он на него ответил. «Сюда!» - позвал он. – «Здесь ресторан. Так у нас тут сейчас все устроено». Боясь, что мне это все померещилось, я пулей полетел на голос и оказался в зале ресторана.

Часть вторая. Скупой рыцарский быт

Тусклое освещение и полное отсутствие посетителей оптимизма не добавили. «Вы пообедать?» - скорее удивленно, чем приветливо, спросила молоденькая девушка-официантка. Утвердительно кивнув, я, тем не менее, решил оценить и зал, расположенный рядом. По внутреннему убранству следовало, что этот зал банкетный. Впрочем, дизайнерского полета мысли, что в первом, что во втором помещении я не заметил. Заурядный набор картин с изображением улиц города, стулья с высокими спинками а-ля-неметчина, псевдостаринные люстры и канделябры способны изумить разве что приезжих из российской глубинки. Висящая на одной из стен телевизионная панель и вовсе выглядела инородным телом, а учитывая внушительные размеры зала, напрочь лишала гостей возможности что-то на ней рассмотреть. Решив остаться в банкетном зале, я уселся за стол на четверых такого размера, что за ним вполне могли уместиться и восемь персон. А вот скатерть на нем была блеклая от грязи и заляпанная жирными пятнами. Белокурая официантка и костюмом, и внешностью похожая на рекламную брунгильду, осведомившись, не гость ли я города, вручила тяжеленное громоздкое меню, напоминающее свод рыцарских канонов и вполне годное для использования в виде щита. Содержание данного фолианта было очень непонятным и вызывало массу вопросов. Например, что из себя представляет стейк «Адмиралтейский» за 800 целковых или же блюдо «Императрица» стоимостью в 550? Другие блюда, стоящие рядом, подробно описывались. К слову, цены очень высоки. Так, за скромный бутерброд с печенью трески просили 180 рублей, а за салаты «Янтарный берег» и «Колизей» (кто же рожает эти названия!?) 500 и 600 рублей соответственно. Справедливости ради, стоит отметить, что ассортимент довольно обширный. Имеется и детское меню, что немаловажно.

Решив ударить в первом рыбном по рыбе, под мелодию из «Титаника», которая, как мне показалось, звучала без конца, выбраны: жульен из филе трески, палтус жареный в миндальной стружке, ванильный раф и булочка французская.

Часть третья. Явление рыбной реинкарнации

Первым, как и полагается, на столе появился раф. Приготовление этого, весьма похожего на капучино напитка предусматривает закладку в него ванильного сахара. Совсем забыв об этом, я вбухал два кусочка рафинада, что превратило раф в сироп. Тем не менее, вкус его хорошо чувствовался, что позволяет оценить его как хороший. Зато французская булочка, стоимостью как буханка Галицкого, по возрасту была минимум недельной давности: черствая, непонятно почему распадающаяся на молекулы с атомами и напоминающая вкус блокадного сухаря. Впрочем, как и хлеб фитнес, любезно принесенный брунгильдой. Далее потянулись минуты томительного ожидания.

Чтобы как-то заполнить паузу, я решил отправиться на экскурсию в уборную, где меня поджидала загадка. Вот вы, например, сможете объяснить присутствие в туалете коробки с елочными игрушками? Честно сказать, это не единственное, что меня удивило в «Солнечном камне». Но тогда я этого еще не знал.

Вернувшись за стол, на котором ничего не изменилось, и только мелодия из «Титаника» по-прежнему звучала, оплакивая участь Джека. По беготне персонала через зал я понял - рыбная феерия вот-вот наступит. Не ошибся. Жульен был приготовлен из мороженной трески и на вкус был водянистым, несмотря на более чем плотную корочку. Видно, повар рассчитывал, что треска доразморозится в процессе, чего не случилось. Излишняя вода нивелировала вкус соли и специй, блюдо оказалось очень пресным. Но, в конце концов, никто и не декларировал жульен из свежей рыбы. Гвоздем програмы, конечно же, был палтус в миндальной стружке. Уверен, что несмотря на принадлежность его к семейству камбалы, многие считают его деликатесом. Так вот, мне принесли не деликатес! Точнее, не палтус.

Наверное, местные умельцы верят в реинкарнацию, и в прошлой жизни выдаваемая за палтуса рыба и был палтусом. Но только не сегодня.

Я не стал скандалить и требовать от брунгильды обьяснений. Ведь для такого обмана должны быть причины. Судя по внешнему виду, за палтус прикинулась рыба, схожая с треской, минтаем или хеком. Трудно отличить «замаскированное» сырье. Для чего после обеда мне пришлось сравнивать фото фракции тушек, поданной мне, и приведенное в качестве примера приготовленного палтуса в Википедии. Все, кого я просил поучаствовать в «эксперементе», в выводах были едины. Это был хек!

Поражает другое: расчитывать на то, что подмену не заметят, может лишь безответственный  человек. Ну, допустим, не оказалось палтуса или еще что. Не проще ли сказать об этом и извиниться? Ведь хек, готовить которого тоже нужно уметь, был приготовлен очень хорошо. Я, как человек, знающий толк в рыбе, спустя день, пытался так же приготовить хек, но не смог. Не получилось того блюда, что я ел в «Камне»! Так зачем же вместо ожидаемой похвалы идти на обман? Что о нас подумают гости города, с удовльствием посещающие «Солнечный камень»? Рассчитывать на дурака, мне кажется, не стоит. Ведь доброе имя "первого рыбного" калининградского ресторана несоизмеримо важнее.

Ошеломляющий итог моего посещения усугубил долгий и трудный подсчет суммы по чеку. Оказывается, по старой доброй памяти, по четвергам в «Первом рыбном» рыбный день. И за жульен мне положена скидка в 30%. А за реинкарнированный лже-палтус – нет. Словом, чудеса на виражах!

Эпилог

Конечно, все это было бы смешно, если бы не было так грустно, обидно и досадно. Досадно за башню Дона, стыдно за все то, что ныне процветает под ее сводами. Даже не верится в то, что президент именно здесь встречался с канцлером ФРГ. А если это было, то куда все подевалось? Почему те, кто обязан следить за памятниками, выполняют свою работу, спустя рукава? Ну а пока, имеем что имеем. Неужели ресторанная индустрия Калининграда, подобно "Титанику", идет ко дну? Не думаю: можно все поправить, стоит только захотеть.

Near, far, wherever you are...