Спрятанные курицы и бессмертные бойцыКак под Гусевом реконструировали бой октября 1944-го

Как под Гусевом реконструировали бой октября 1944-го

В поселке Лермонтово в субботу реконструировали один из боев Гумбиннен-Голдапской операции, начавшейся в середине октября 1944 года. "ТвойБро" узнал, зачем открывать рот при стрельбе, почему молчали танки, и за кого на самом деле были эсэсовцы

Посвятить военно-исторический фестиваль 70-летию Победы решили, видимо, из соображений экономии – размах был не тот, что в прошлом году. Даже поле сражения организаторы решили урезать, установив забор вдоль пересохшей канавы. Еще до начала представления (так реконструкцию назвали организаторы) территорию обошел врио губернатора Николай Цуканов. Ему, судя по всему, больше всего приглянулся станковый пулемет «Максим». Вцепившись в спусковые рычаги, Цуканов открыл огонь. «Николай Николаевич, надо рот открывать, чтобы уши не закладывало!» - крикнули со стороны. Открыв рот и закрыв глаза, Цуканов принялся решетить воображаемого врага, потом вдруг остановился, возмутившись: «Зачем это мне рот открывать? Что за глупость!».

Охранять сражение от зрителей пригнали срочников, их привезли на школьных автобусах и расставили вдоль колючей проволоки. Гусеничная техника середины прошлого века у них радости не вызывала, да и то, что приходилось отражать нападки сотен незнакомых людей, вооруженных фотоаппаратами, подневольных пацанов тоже слегка раздражало.

Еще с утра реконструкторы ходили с недовольными лицами – в лагерь проникли сотрудники компетентных органов и принялись проверять оружие.

- Танкам стрелять не разрешают. Боятся, что мы по трибуне зарядим, - рассказал один из танкистов.

С пиротехникой в этом году тоже все оказалось сложнее, чем в прошлом. По словам одного из организаторов, для того, чтобы деревня казалась аутентичной, за огород запустили живых куриц, которых арендовали у кого-то из местных. Правда, потом кто-то вспомнил, что у курицы очень слабое сердце, и что она может погибнуть от звука разрывающегося взрывпакета. В итоге, взрывы были, а куриц попрятали от греха подальше. 

В 14:00 грянул бой. Его начали красноармейцы, ворвавшиеся на мотоциклах в деревню из двух фахверковых домов и 8-метровой мельницы. Публика загудела после того, как в бой вступил бессмертный пулеметчик верхом на «Виллисе». Мужика в тельняшке, лупившего в сторону немцев крупным калибром, не могли остановить ни пули, ни команды командира. 

За полчаса команда «Прекратить огонь!» звучала не меньше десяти раз, оружие постоянно заклинивало, но пулеметчик продолжал сражаться.

Зато на немецкой стороне нашлась самоходка, которую не смогли подбить даже после прямого попадания из гаубицы. Постояв с минуту в черном дыму, она двинулась на окопы неприятеля, коптя лица танкистов и лязгая гусеницами.

Конечно, сценарий боя организаторам пришлось скорректировать в угоду публике. Несмотря на то, что Гумбиннен-Голдапская операция была не самой удачной и закончилась поражением советских войск, реконструкция боя показала обратное. Контратака кучки гитлеровских парашютистов была с легкостью отбита, и деревню взяли под всеобщее ликование. Подскочили даже «мертвые» эсэсовцы, которые поскидывали каски с голов и закричали «Ура!»

Фото и видео: Иван Марков

comments powered by HyperComments