Ресторанный шлягерКак прошел концерт Brazzaville в клубе Kaliningrad City Jazz

Как прошел концерт Brazzaville в клубе Kaliningrad City Jazz

Уроженец Лос-Анджелеса Дэвид Браун выступает в Калининграде уже во второй раз за год, и снова на него набивается полный зал без свободных мест. Похвастать подобным может далеко не каждый артист, исполняющий музыку по-русски, но для лидера группы Brazzaville это норма - местный слушатель в нем души не чает, и готов ходить на концерты хоть каждые выходные. Для того, чтобы разобраться в причинах столь пылкой народной любви, «Твой Бро» отправился на концерт Брауна в клуб Kaliningrad City Jazz.

Калининградская погода подходит для выступления Brazzaville как нельзя лучше: вот уже неделю как в области бушуют осенние штормовые ветра, сменяющиеся сырыми туманами и яростными зарядами пронизывающей мороси. Дорога от центра города до проспекта Мира, где расположен клуб Kaliningrad City Jazz, превращается платформер, в котором приходится резво перепрыгивать лужи и уворачиваться от брызг проезжающих по дорогам машин. По пути в голове сами собой рисуются картинки, напоминающие посты в инстаграмах мечтательных девушек, выше всего ценящих комфорт: сухое теплое кафе с приглушенным светом, что-то согревающее в бокалах-стаканах, атмосфера безмятежности и уюта, разливающаяся со сцены, на которой звучит осенним вечером босса-нова в исполнении благородно седеющего американца со смеющимися глазами и бархатным баритоном.

Как прошел концерт Brazzaville в клубе Kaliningrad City Jazz

Кажется, именно таким образом Лос-Анджелесский коллектив Brazzaville завоевал российских слушателей более десяти лет назад. В английском языке все большую популярность набирает словосочетание comfort food, обозначающее нехитрую пищу, вызывающую при употреблении приятные ассоциации с чем-то знакомым, традиционным и умиротворяющим; этим словосочетанием озаглавлен, к примеру, новый книжный труд популярного повара Джейми Оливера, уже ставший бестселлером.

Вряд ли бывает что-то более пошлое, чем параллели между музыкой и едой, однако, Brazzaville выступили для россиян чем-то вроде этой самой comfort food - тем, что употребляется при стрессах, на чем можно отвести душу и успокоить нервы.

Браун сотоварищи исполняют расслабленный, слегка меланхоличный полуакустический инди-поп, завязанный на боссанове - музыку, будто бы пропущенную через зернистые пленочные фильтры, похожую на слегка выцветшую и пожелтевшую открытку откуда-то с курортов, где пальмы, океан и коктейли, неспешно потребляемые на полупустых верандах в летних сумерках.

На холод, угрюмость и тоску, которыми славится Россия, музыка Brazzaville легла как влитая - так, что Брауна отсюда решили вообще не отпускать, оставить и сделать королем; он, в свою очередь, легко на это согласился, почти выучил русский язык и добавил в репертуар русские народные песни, вроде «Звезды по имени Солнце» и «Зеленоглазого такси». Для местных слушателей, позитивный, улыбчивый Браун, нежно мурлычащий под минорные аккорды песни про то, как волны врезаются в золотой песок, стал чем-то вроде Деда Мороза, приносящего на многострадальную, скованную непогодой и постоянными конфликтами землю, умиротворение и чистое «дауншифтовое» счастье прямиком из солнечной Барселоны, в которой он теперь проживает.

Под Brazzaville мечтают о том, как бросят ненавистную офисную работу и променяют загазованные спальные районы на океан - Брауну удалось выразить чаяния тысяч жителей российских серых городов.

Перед началом концерта, Браун возле гардероба общается с местными знакомыми, которых у него к четвертому выступлению в Калининграде набралось немало, травит гастрольные байки и рассказывает о своих детях: дочка шесть дней в неделю занимается балетом, а сын дни напролет курит дурь и катается на скейтборде. «В его возрасте я занимался тем же самым», - смеется Браун; кажется, что этот человек не переживает вообще не из-за чего, его расслабленное отношение ко всему происходящему и обаяние заражает всех вокруг, и это еще одна причина народной любви к этому музыканту.

Впрочем, атмосфера внутри Kaliningrad City Jazz едва ли тянет на расслабленную: ближе к полуночи Браун заступает на сцену, на которой помимо него находится клавишник по имени Олег, берет первые аккорды шлягера “Girl From Vladivostok”, и его мужественный голос тонет в непрекращающихся разговорах посетителей кафе. Исполнителя слушает только половина зала, которая начинается от сцены и кончается с началом барной стойки. Все, кто находятся вдоль точек розлива напитков, пришли сюда не ради музыки, а пришли поговорить и пообщаться, точнее даже поорать друг другу на ухо. Зал жужжит как улей, народ не замолкает с началом композиций, а наоборот начинает говорить только громче.

Как выясняется из болтовни, у кого-то из присутствующих здесь вообще корпоративный праздник - какая-то фирма отмечает юбилей со дня учреждения.

Под лиричную песню про облака в калифорнийском городе Камарилло, один бизнесмен припирает другого к барной стойке, и спрашивает во весь голос: «Че бухаешь?». Далее следуют разговоры про «малых», их репетиторов, спорт, «приходи как-нибудь к нам, попотеешь», очереди на границах с Литвой, перевозки и так далее, и так все выступление. От неги, источаемой композициями Брауна, в таких условиях не остается и следа.

Браун, при этом, сохраняет спокойствие, обаятельно заигрывает с первыми рядами, которые его слушают, принимает редкие заказы на исполнение песен и призывает всех дружно подпевать. От разговоров посетители кафе отвлекаются, однако, лишь на каверах: зрители истошно провывают «Зеленоглазое такси», а «Звезду по имени Солнце» исполняют и вовсе за Брауна. Но вслед за этими всплесками внимания, зал обратно возвращается к разговорам о быте и предпринимательстве. Уютной и безмятежной атмосферы, за которой стоит приходить на Brazzaville, не выходит, хоть ты тресни.

Как прошел концерт Brazzaville в клубе Kaliningrad City Jazz Фото №2

В каком-то смысле, вся ситуация видится закономерной. Одним из наиболее точных и справедливых утверждений касательно музыки в России является то, что на одной седьмой части суши песня может стать по-настоящему популярной только если подходит для исполнения в ресторане. Brazzaville исполняют музыку как раз такую - их фоновые, «ненапряжные», исполненные в одном ключе композиции идеально подходят если не к консервативному застолью с тостами и битьем посуды, то к фуршетам. Это как бы ресторанная музыка для людей, чей вкус (периодически) выходит за рамки «Рюмки водки на столе». 

С конца девяностых Браун поставляет свой comfort food - песни, идеально подходящие для озвучивания бизнес-ланчей, и, по сути, именно такое мероприятие он озвучил этим вечером.

Фото: Бока Су

comments powered by HyperComments