Праздник круглый годКак рождественская ярмарка снова объединила калининградцев

Как рождественская ярмарка снова объединила калининградцев

Зима в Калининграде так пока и не наступила, но можно уверенно констатировать: какой-никакой дух праздника до нас-таки уже добрался. «Твой Бро» рассказывает о том, чем кормили, что дарили и как развлекали на главной рождественской ярмарке города от команды Kaliningrad Street Food

Тёплая. Декабрьская. Твоя. На минувшей рождественской ярмарке рождественско­новогодним вышло всё, кроме, пожалуй, погоды. Если в прошлом году гости, перепрыгивая с ноги на ногу, толпились возле палаток с горячими напитками и горячими же колбасками на приличном морозе, на этот раз накрапывающий дождик разгонял случайных зевак, позволяя самым преданным поклонникам творчества того или иного гастрономического проекта получить свою порцию практически без очереди.

Очереди, впрочем, всё равно случались — у пекущих горячие вафли с яблоками и корицей ребят из Waffelhouse, палаток с бургерами, хотдогами и согревающими напитками. То ли это магия ароматов, то ли имени — самыми популярными оказались именитые проекты вроде «Rattler», но противостоять искушению попробовать всё и у всех было сложно. Пожалуй, нынешняя ярмарка вышла первой максимально компактно представившей лучшее из калининградской уличной еды. В большей части деревянных домиков жарилось, шкворчало и выпускало клубы пара что­нибудь супер­питательное: крисмас­бургеры от «Душевной кухни» или их собратья со сливовым чатни или горчичным соусом от «Rattler», фалафель от Street Chef Cafe, всевозможные колбаски для хот­догов от «Delio» или тестяные азиатские шарики гостей нынешнего фестиваля, питерского проекта «Netakoyaki».

Эти вызывали у пришедших на фестиваль гостей особый ажиотаж: такояки — это традиционное японское блюдо, которое легко приготовить даже на улице и так же легко взять и унести с собой.

В оригинальных такояках используется начинка из осьминога, но возможны и вариации. У «Netakoyaki»можно было выбрать шарики с сыром, шпинатом, грибами, курицей и морепродуктами. Самым интересным в процессе приготовления является обжарка: мастер крутит постепенно пропекающийся шарик на раскаленной сковороде с углублениями при помощи двух палочек, что выглядит особенно экзотично в исполнении румяной и весьма симпатичной юной особы. Посмотреть на манипуляции с палочками и шариками людей собиралось едва ли не больше чем тех, кто решил­-таки это блюдо отведать.

Не меньше, впрочем гостей собралось на манящий аромат горячих, лопающихся от жара сосисок у палатки с хот­догами «Delio». Главным развлечением там были даже не хот­-доги, очень, надо сказать, вкусные, сытные и увесистые, а хот­дог­мастер Кирилл. Он без конца шутил, развлекая гостей, ставил «свою» музыку через усилитель, и прежде чем отдать хот­дог а­ ля «Кирилл, сделай вкусно» в руки, честно предупреждал о том, что целоваться после такого хот­дога вряд ли получиться. Те, кому целоваться и вообще всякой рождественской романтики хотелось сильнее, чем хот­догов, атаковали прилавки со сладостями. Здесь были традиционные красно­белые рождественские леденцы «крючком», огромные петушки, и гигантские карамельки — лайкосборники на палочке от проекта «Сладкий домик». Настоящие же «сладкие домики» из пряников и глазури тоже были — их предлагалось сразу же унести домой, укрытыми до поры до времени подарочной упаковкой, а голод утолить пряником. Тем, кто искал сувениры посерьёзнее, приглянулся прилавок Олега Скворцова и его жены Евгении, широко известной в узких кругах своим мастерством кондитера. Их «сладкий» проект получил шуточное название «Няшки­вкусняшки», и помимо сладостей здесь можно было купить настоящие свечи, подарочных рождественских ангелов и прочую милую сердцу и глазу атрибутику новогодних праздников.

По соседству предлагали свои «подарки для умных» «Мануфактуры Макса Пройса»: магниты с неизбитой символикой старого Кёнигсберга, футболки с цитатами великого прусского философа, холщовые торбы с принтами старых улочек и, конечно же, книги, начиная от знаменитой «Параллельной памяти» и заканчивая недавно вышедшим «Закатом Кёнигсберга». Возможность купить подарок прямо тут и унести домой как некий предрождественский артефакт придаёт всякой ярмарке лёгкую эманацию волшебства, но здесь вышло даже с горкой. В каждой из палаток за небольшое пожертвование можно было купить маленький магнитик в виде жареного картофеля, гамбургера или хот­дога, сделанный детьми зеленоградской школы. Они трудились над этими смешными сувенирами, чтобы помочь своим двум мальчикам, сыновьям Леси Бакаевой — у обоих обнаружилась прогрессирующая мышечная дистрофия Дюшенна. Каждый проданный магнит и каждое пожертвование означало, что у обоих детей к Рождеству будет чуть больше надежды, что в наступившем году всё окажется лучше и по­детски беззаботнее.

Волшебство достигло апогея на второй день, когда на ярмарку заглянули участники фестиваля Сантакон, который устроили “London Pub” и оргкомитет фестиваля «Калининград Сити Джаз». Переодетый дедами Морозами коллектив «Königsberg Brass Band» играл прямо на улице, собирая в круг гостей ярмарки и даже проходившего мимо и заглянувшего «на огонёк» профессионального Деда Мороза. Вторым неожиданным гостем фестиваля оказался Евгений Гришковец, который в самой что ни на есть дружелюбной манере обсуждал с гостями ярмарки свой грядущий спектакль «Шёпот сердца», на который, ожидаемо, билеты будут раскуплены задолго до 1 февраля.
Без чудес куда менее приятных тоже не обошлось — во второй день фестиваль неожиданно но надолго остался без света. Это, впрочем, позволило воочию убедиться, что без горячей еды даже самая развесёлая сувенирная ярмарка, увы, никому не нужна.

Еда — это действительно тот самый пресловутый «социальный клей», который способен собрать воедино да ещё и заставить общаться людей, которые живут в разных и не пересекающихся социальных Вселенных.

Фото: Егор Сачко

comments powered by HyperComments