Новая ценность кинокадровКак прошел «Закрытый показ» фильмов режиссеров-выпускников ВГИК

Как прошел «Закрытый показ» фильмов режиссеров-выпускников ВГИК

19 ноября в кинозалах торгово-развлекательного комплекса «Эпицентр» состоялся закрытый показ короткометражного кино от режиссеров-выпускников ВГИК. Часто говорят, что вся надежда российского кино находится в коротком метре. «Твой Бро» решил приглядеться к этой надежде и посмотрел все четыре представленные ленты, а после пообщался с их создателями — Светланой Болычевой и Евгением Орловым

«Мы думали, что вообще никто не придет, а вас вон как много, мы очень рады вас всех видеть», - улыбаясь, приветствуют гостей «Эпицентра» режиссеры-выпускники ВГИК Светлана Болычева и Евгений Орлов, чьи фильмы в субботу, 19 ноября, представили в кинотеатре в рамках «Закрытого показа». Сразу два зала мультиплекса на улице Профессора Баранова заполнены зрителями; вход — только по пригласительным. Публика — серьезная и внимательная, попкорном почти никто не шумит.

Традиция «закрытых показов» - штука не самая привычная в «Эпицентре», чье имя больше ассоциируется с блокбастерами всех мастей, однако нельзя сказать, что чуждая. Выбранные из десятков работ, созданных Болычевой и Орловым за время учебы в мастерской Алексея Учителя, четыре фильма — этакий срез знаний, идей и мастерства выпускников. Здесь есть место тому, что можно назвать «чёрной комедией», - ленте «Успех» о молодом театральном актере, пытающемся нащупать роль негодяя и так некстати делающем это в процессе знакомства со своей будущей тёщей. Заданный темп подхватывает созерцательная «документалка» о православном священнике из российской глубинки и его коте по имени «Кис». Третий фильм — это «Будни войны», пронзительная антиутопия о России будущего, раздираемой гражданской войной. Мощнейшее антивоенное высказывание Евгения Орлова, поначалу вызывавшее смешки в зале относительно происходящего на экране распада страны в 2021 году, к концу фильма оставляет зал в гнетущей тишине... Ну и, наконец, «Осторожно! Цирк!» - документальный фильм о буднях воронежского цирка: обезьянах в юбочках, звукорежиссере, охраннике, который ловит привидений, и ежедневном подвиге дрессировщиков.

Как прошел «Закрытый показ» фильмов режиссеров-выпускников ВГИК

После громких аплодисментов, гости проходят на фуршет, где у всех желающих появляется возможность задать вопрос молодым режиссерам. Едва ли не первый из них — об их отношениях. Евгений уверенно отвечает: «Мы партнеры, мы конкуренты, и у нас замечательные отношения!» Светлана добавляет: «Мы муж и жена!» Фильмы выпускников ВГИК, рассказывают Болычева и Орлов,  уже имеют некоторую фестивальную историю — их показывали как на знаменитом «Артдокфесте», так и на зарубежных фестивалях. «Будни войны» уже показали в порядка 40 городах, а в ближайшее время покажут на кинофестивале в Кракове.

Режиссеров спрашивают о разделении обязанностей — кто-то обратил внимание на то, что два представленных фильма Болычевой — документальны, а Орлов показал игровое кино. Выпускники ВГИК сразу же вспоминают своего главного преподавателя Алексея Учителя — по их словам, он всегда был против того, чтобы студенты в процессе учебы определялись с жанром, и в этом был его постоянный конфликт с Всеволодом Коршуновым, педагогом по драматургии. Поэтому Болычева и Орлов не считают себя связанными определенным жанровым клише. При этом Светлана уверенно выделяет один из главных, на ее взгляд, плюсов документального кино — то, что со временем кинокадры приобретают новую ценность...

Собственно о киноценностях, учебе у Алексея Учителя и фестивальных планах мы поговорили со Светланой Болычевой отдельно.

Евгений, отвечая на вопросы собравшихся, упоминал, что не всегда был самым прилежным студентом ВГИК. А вы?

Ну, у меня тоже была двойка как-то раз. Она была сознательная. У нас был очень жесткий график, в нем чувствуешь себя как солдат. Набрали 30 человек, выпустилось 11 или 12. Все должны были снимать 4 фильма, мы снимали в два раза больше. Каждые полгода ты должен выдавать работу. У Жени это случилось чуть раньше, у меня попозже, но я просто устала. Ты снимаешь, приносишь, и это «плохо». Тебе говорят: «Света, это плохо. Переделывай». Было такое, что у нас сегодня показ, а я за час до показа ещё клею и «выгоняю». Такое никто, кроме Алексея Ефимовича Учителя, не делает. Мы горели как в аду все пять лет. И в один год я устала. Решила: «Хрен с ним, пусть ставят двойку!» Многие, кто не выдерживал, переводились к другим мастерам, где физически легче.

А вот вы говорите: «Света, это — плохо!» В чем заключается это «плохо»?

Для того чтобы понять, нужно смотреть. Если говорят «все переделывай», то это значит - все плохо уже на стадии идеи. К вам, наверное, как к редактору, тоже приходят журналисты, предлагают темы, и вы понимаете, стоит за это браться или нет. И Алексей Ефимович также. Он понимает больше, чем мы, — стоит ли заниматься этим героем, этой историей.

Часто говорят «плохо», а вы считаете, что это — хорошо?

Конечно. Постоянно. Сейчас даже смотрели фильм «Кис», с момента его выхода прошел год. И про  некоторые кадры Алексей Ефимович говорил мне: «Света! Подрежь, это скучно!» А я говорила: «Нет, не буду». И сейчас вот я смотрела и думала: «Блин, надо было его послушать». Просто если я буду так доделывать каждый фильм, то никогда не начну что-то новое.

Как прошел «Закрытый показ» фильмов режиссеров-выпускников ВГИК Фото №2

История священника в этом фильме замечательная. Как вы вообще о нём узнали и стали снимать фильм?

Часто бывает так. У тебя экзамен, у тебя нет фильма. Идей тоже нет. Ты на грани отчисления. Идей нет, потому что ты уже использовал все свои старые задумки к четвертому курсу. И тогда мы звоним всем друзьям, спрашиваем, есть ли у них кто-то интересный, о ком можно снять. Мне кажется, все так делали у нас на курсе. Просто звонит кто-то и рассказывает: «Слушай, я знаю тетку, она работает на Чистых прудах, в туалете, и пишет при этом потрясающие стихи». Идешь, знакомишься, снимаешь кино...
В общем, Женя снимал на 2-м курсе кино про художника. Он позвонил ему, спросил, тот рассказывает: «Так, ну у меня есть каратист, есть священник...» Художник, которому звонили, это Бато Дугаржапов, очень крутой импрессионист, он как современный Коровин, расписывал храм Христа Спасителя. И он нас познакомил с отцом Константином, тоже бывшим художником. Мы поехали под Рязань к нему. А он живет совершенно как школьник — бардак у него, сладости везде разбросаны. Ну и кот есть. Мы решили взять линию про кота и про него. Потому что за то время, что там были, не увидели в деревне больше ни одного человека.

И каково было снимать священника, не запрещено им сниматься?

Нет, это же не лицедейство, мы снимали документальное кино. Ему вообще очень понравилось снимать кино. Он даже захотел в какой-то момент поступать во ВГИК. Он захотел режиссировать, и нам с моим оператором Любой приходилось, чтобы не терять его интерес, давать иногда снимать ему то, что он хочет. Я ему даже оставляла камеру. Так иногда делают. Моя однокурсница Маша Юртаева так сняла потрясающее кино — оставив камеру своим друзьям на Новый год и разрешив снимать все, что они захотят.

Вы упоминали, что ваши работы уже участвуют в фестивалях. И, я полагаю, ещё будут участвовать. В каких?

«Кис» отобрали во внеконкурсную программу «Артдокфеста». Но я люблю «Артдокфест», люблю Уманского, и мне неважно — конкурс там или не конкурс. С ним же едем в Краков на фестиваль. Вообще у «Киса» большая фестивальная история, и она еще не закончена. А «Будни войны» и «Осторожно! Цирк!» мы только начали отправлять на фестивали.

На «Короче» в следующем году есть шанс что-то увидеть от вас?

Нет! У нас, к сожалению огромному, всё больше. Там ведь ограничение 15 минут, а у нас все фильмы больше.

Это досадно! Но если говорить про большие хронометражи — я имею в виду полнометражное кино. У вас есть какой-то план, задумки, может быть, присутствует такое семейное соревнование — кто быстрее снимет полный метр, вы или Евгений?

Да нет, что вы. Мы будем снимать вместе. У нас нет гонки, мы привыкли все делать вместе. И в процессе учебы у Учителя, и сейчас...

Пока мы со Светланой разговариваем, к нам один за другим подходят гости «закрытого показа». Она представляет их мне: девушка младшего брата, тренер по теннису, художник. Все они рассыпаются в комплиментах, дают уместные советы, поздравляют с показом, просят приезжать в Калининград почаще с такими премьерами. К последнему пожеланию я присоединяюсь. Рискованно, конечно, выдавать авансы на основе всего одного закрытого показа, но, кажется, у пары молодых режиссеров хорошее будущее.


Фото: «Эпицентр»

comments powered by HyperComments