Алхимия, «вощёные овцы» и прочие открытияОтшумел Sоund Around Kaliningrad 2017

Отшумел Sоund Around Kaliningrad 2017

Прошел 7-й Международный фестиваль Sound Around Kaliningrad, ставший в этот раз невероятно многогранным. Голландец Йос Реквельд, Московский ансамбль современной музыки, литовцы Sheep Got Vaxed — вот лишь некоторые гости одного из самых невероятных культурных событий региона. Музыкальный сомелье Роман Широухов рассказывает о том, чем был уникален фестиваль этого года

Международный фестиваль экспериментальной музыки и саунд-арта Sound Around Kaliningrad - событие, с 2011 года упорно выводящее уездный город К. из провинциального запоя и бесконечной неги самолюбования. Благодаря героическим усилиям куратора фестиваля Данилы Акимова и команды ГЦСИ уже в 7-й раз в апреле открывается портал в реальность звукового искусства мирового уровня. Согласитесь, не каждый из нас посещает такие праздники звука по-соседству, как вильнюсская Gaida, «Варшавская осень современной музыки» или рижский Skaņu Mežs’… Sound Around позволяет нам немного приблизиться к сути происходящего на «буржуазных» подмостках.

Отшумел Sоund Around Kaliningrad 2017

На этот раз фестиваль отличился эклектичностью: новейшие методы звукоизвлечения и видеоарта, претенциозная точность академических игроков соседствовали с утомительно-предсказуемыми околоджазовыми и прочими «импровизациями» от местных музыкантов. Многим давно надоели местные «шумовики», но ставка на «новые» лица, исполняющие все что угодно – от фри-джаза 1960 - 70-х до постного нью-эйджа и электроники 90-х, – но только не интересную (может быть, только мне) музыку, показалась неоправданной. В остальном этот фестиваль – набор больших и маленьких моментов, после которых в очередной раз пересматриваешь фильтры своего восприятия.

Во-первых, кинозвук и лекция Йоса Реквельда. Во-вторых, перформанс Хавьера Гарсии и рассказ Джеймса Жирудона в рамках презентации центра GRAME. В-третьих, концерт МАСМ в нашем Домском соборе. Было больше, но обо всем по порядку.

Первый вечер в полузакрытой «Заре» стартовал с нашего пауэр-трио ASP, на ура выдавшего носферату-джаз на стыке «Earthbound» King Crimson и несуществующего сплита «Soft Machine» c Петером Бретцманом. «Я хорошо пою – громко», - сказал бы в этом случае Незнайка.

Дальше было «расширенное кино» голландца Йоса Реквельда - умопомрачающие визуальные структуры на стыке световой дисперсии и молекулярной биологии. В искусстве Реквельда сочетаются интерес к видеоарту, самогенерирующимся процессам, новейшим достижениям и истокам экспериментального искусства на стыке науки и алхимии. Художника интересует многое: музак, история эффективности оптимизации производства и самоорганизующиеся системы. Называя себя, скорее, «садовником», нежели композитором, Реквельд черпает вдохновение у колоний муравьев и пчел. Все части этого большого организма взаимосвязаны, но «выстраивая четкую систему при помощи программы, никогда не знаешь, каким именно будет конечный результат», - говорил художник на лекции в «Воротах». После, наблюдая за визуализациями Реквельда в сопровождении тишайшего возмутителя шумовых колебаний Гауденца Бадрутта (Швейцария), хотелось забрать все эти бесконечно осыпающиеся и трасмутирующие паттерны с собой домой, повесить на стену, показать друзьям, спрятать, больше не показывать.

Отшумел Sоund Around Kaliningrad 2017 Фото №2

На второй день фестиваля совершенно очаровательным было тонкое и претенциозное исполнение МАСМ новой музыки, в том числе клише классического постмодернизма в программе произведения московской тройки Денисова - Губайдулиной - Шнитке. В музыке этих титанов проскальзывает последняя осмысленность, быстро сникнувшая под прессингом новых смыслов и контекстов без оболочки XXI в. «Светлое и темное» Софии Губайдулиной – виброзвонок на органе к Господу: барочные цитаты, шумовая завеса. Раньше мне казалось, что я очень люблю это - легкие ассонансы, диалоги - перепалку птиц в духе Мессиана, романтическую музыку с переломанными ребрами.

Звучит Spiegel im Spiegel Арво Пярта, версия для фоно и органа - одно из самых растиражированных произведений мастера в массовой культуре. Нисходящие и восходящие тональные (будто крем) секвенции. Растворенность. Ощущение обречения себя на мнимую легкость романтического минимализма и космического мусора, разлетающегося в стороны в непроглядной темноте...

 

Запомнилась «Логика лабиринта» для бас-кларнета Юрия Каспарова (участника ансамбля МАСМ) и ее поступательные звукосоматические колебания с этно-медитацией на клапанах в урбанистическом пространстве.

И наконец, что-то из Шнитке. Начало 80-х - очень понятное время для современной музыки. Это пик развития западной цивилизации. Совсем скоро будет «конец истории». А музыка Альфреда Шнитке - насыщенный коллаж и сериал из музыки разных эпох. Барокко, рококо, цитаты Шостаковича. Шнитке и Губайдулина - последние гиганты русской музыки, осыпающиеся в пустоту.

Неожиданным образом емкий и образный пафос Шнитке перешел в 1-ю сонату Сильвестрова – великого украинского композитора современности. Музыка Валентина Сильвестрова в исполнении МАСМ похожа на ажурную вышивку, состоящую из красивейших мелодийных вклеек и фрагментов. Она - легкость новых романтиков 80-х и инопланетное чирикание. Всегда чувствуются произведения, написанные не gод заказ, а по наитию, по невозможности не писать. Басовитое брюзжание стеклянной гармоники в нотах органа и тишайшие шаги кларнетиста по ступеням вниз на сцену. Сердцезамирательно и банально, как в красивой рекламе, - это Сильвестров. Едва ли когда ансамбль такого уровня выступал под этими резонирующими сводами.

Вечер закончился симфо-краут-сетом от вашего (не)покорного слуги в «Воротах».

Отшумел Sоund Around Kaliningrad 2017 Фото №3

От третьего вечера остались смешанные чувства. Его хедлайнеры литовское трио Sheep Got Vaxed (видоизмененное от Sheep Got Waxed - «вощеная овца» - название сложилось из фамилий участников группы Šipavičius-Gecevičius-Vaškas) – любимцы литовских первокурсников. Мне нравится, когда музыканты умеют играть. Когда группа сыграна и звучит как команда, а не бесконечный эмбиент-нью-эйдж-кисель. Но едва ли музыку «вощеных овец» можно назвать сильно интересной. Это коллаж, мозаика из предыдущих впечатлений, драйва, громкости и молодости; яркая и талантливая стилизация с джазовыми корнями. Больше имитация, чем оригинальный текст. В ней перебор с ударной секцией, банальный и предсказуемый бас.

При этом тенор-сакс и эффекты Симонаса Шипавичуса – однозначный фаворит вечера. В нем было и безрассудство Зорна и швилпуки - литовские свистульки, усиленные до гипервизга. Шумопанк - вообще музыка вильнюсских арт-подворотен. Музыканты с академической подложкой одинаково переходили с приджазованного ритма на польки, пого-панк и разные странности с отзвуком немецкого прога. Будто спускаешься в клуб в Вильнюсе и… «о, тут типа панк, а тут джазок, а «мурку» могешь? Ask!»

Во второй части концерта музыканты зазвучали агрессивнее. Разогнавшись до скорости шума и вооружившись электронными приблудами, музыканты выдали на ура сет в духе нью-йоркского гнева 80-х...

Наблюдая развитие Sound Around Kaliningrad на протяжении нескольких последних лет, хочется отметить, что с каждым разом получается лучше и убедительнее. Однако хочется, чтобы о нем знали наши соседи и не только. А для воображаемого трио Реквельд-МАСМ-Шипавичус нашлась еще одна комната в моем звуко-визуальном пантеоне. Пусть теперь шумят там вместе.

comments powered by HyperComments