Потерянный калининградский панкКак кризис 98-го убил, а социальные сети возродили группу 00 Guns

Как кризис 98-го убил, а социальные сети возродили группу 00 Guns

Расцвет и пик культовой калининградской группы 00 Guns пришёлся на 90-е годы. Мы встретились с участниками возрожденной банды, чтобы узнать их полную драматических поворотов историю, ностальгически разобраться в том, почему их нынешнее выступление так важно, и признаться по секрету самим себе, что рассказанное ими само по себе достойно большого экрана

Дмитрий «Фут» Пшеничников не создает абсолютно никакого впечатления человека, который когда-то выступал перед тысячами на самых крупных городских площадках и был панком номер один в Калининграде. Трудно представить, что он - наводивший шороху по всему городу панк, о чьих подвигах и загулах слагались легенды, а их отзвуки слышны до сих пор. Этот скромный, небрежно одетый сорокалетний мужчина, неторопливо потягивающий всю нашу встречу чай, являлся и является лидером одной из самых эффектных калининградских групп - 00 Guns. Появившийся больше 25 лет назад коллектив быстро стал одним из самых важных явлений в местной музыкальной среде, записал блестящий альбом в Польше, дал множество знаковых лайвов и исчез.

Дмитрий «Фут» Пшеничников не создает абсолютно никакого впечатления человека, который когда-то выступал перед тысячами на самых крупных городских площадках и был панком номер один в Калининграде. Трудно представить, что он - наводивший шороху по всему городу панк, о чьих подвигах и загулах слагались легенды, а их отзвуки слышны до сих пор. Этот скромный, небрежно одетый сорокалетний мужчина, неторопливо потягивающий всю нашу встречу чай, являлся и является лидером одной из самых эффектных калининградских групп - 00 Guns. Появившийся больше 25 лет назад коллектив быстро стал одним из самых важных явлений в местной музыкальной среде, записал блестящий альбом в Польше, дал множество знаковых лайвов и исчез.

Записанный в 1996 году альбом 00 Guns назывался «Поджигай», и, как авторитетно заявляют его современники, он был и является самым продаваемым калининградским релизом, если брать официальный тираж в 5 000 кассет и неофициальные издания, которые раз за разом переписывались и шли по рукам. По сути это был классический панк, сыгранный на трех аккордах, но при этом довольно качественно по тем временам звучащий и берущий свое невероятным драйвом. Несложные тексты про алкогольное безумие, секс на кладбищах и евреев, выпивших воду из-под крана, моментом очаровали только того и ждавшие сердца неискушенной калининградской молодежи. Выпуском альбома занималась фирма «Балтсаунд», также занимавшаяся и организацией концертов главных калининградских панков девяностых.

Со временем пути основателей «Балтсаунда» разошлись, поделив калининградский концертный рынок, они не пускали на свои площадки группы, продвигаемые вчерашним компаньоном.

Ирония в том, что выступающие 21 февраля 2016 года в «Ялте» The Perverts и 00 Guns, бывшие закадычными друзьями в жизни, тогда оказались по противоположные стороны баррикад, разойдясь в разные стороны за основателями «Балтсаунда» и практически никогда не выступая вместе после их разрыва. Возможно, это и было началом конца группы. Но когда грянул кризис 1998 года, все уже стало не важным: обрушилось все, включая концертный рынок.

Дмитрий Фут нехотя признает:
«Да, история прекратилась вместе с тем кризисом. У организаторов концертов все пошло наперекосяк, всем пришлось выживать. Потихонечку и мы - вчерашние панки - пошли работать и зарабатывать деньги. Я, например, пошел на железную дорогу спасателем, кто-то еще куда-то. Я не считаю, что мы прямо уж прекращали. Но мы и не продолжали. Концертов не было, в 1999 году я поехал в Калугу и нашел там жену себе на десятый день. Просто, знаешь, приехал - город необработанный, а я же из Кенига - меня как козла в огород пустили...
Жалко, что мы тогда, уши развесив, слушали наших так называемых продюсеров и организаторов концертов. Делали все как они говорят, ждали чего-то. Нужно было после 1998-го взять себя в руки, что-то делать, не заканчивать».

Но фишка в том, что история продолжается.

Алексей Юрченко, один из организаторов калининградского DIY-фестиваля «Божья Коровия», где в прошлом году состоялось первое выступление 00 Guns после почти 20-летнего перерыва, старательно открещивается от того, чтобы назвать себя продюсером или менеджером возрожденной группы:
«Я просто с самого детства большой фанат. Через 00 Guns состоялось у меня знакомство с калининградской музыкой и вообще панк-роком. Но в детстве я ни разу не попал к ним на концерт, все время было желание собрать группу, чтобы они снова сыграли. В первый раз я сделал такую попытку где-то в 2007 году. Начал искать ребят – пытался выяснить, кто где находится. Нашел Фута. Он тогда вообще работал в «Нью-Йоркере» охранником. На тот момент уже 10 лет группа не играла».

Фут небрежно замечает:
«Я только из Чечни вернулся, когда Леха меня встретил. В Чечне я контрабасом всяким занимался. Поехал деньги придурок зарабатывать. Заработал, блин. Кроме геморроя - ничего. Полмиллиона до сих пор государство должно. Я в две прокуратуры обращался, да толку нет никакого. «Это вам в Шатойскую прокуратуру надо ехать», - говорят. Я же в самых горах был три года. Ну и отправляют меня в самую середину Аргунского ущелья - Шатойский район. Они мне и говорят: «Туда вон съезди, попробуй разобраться».

Мы шутим про то, что в таких случаях стоит обращаться в инстаграм Рамзана Кадырова, и Юрченко продолжает рассказывать историю реюньона, который в итоге в 2007-м так и не удался.

Единственный результат тех попыток – «ВКонтакте» появилась группа, посвященная 00 Guns. Прошло еще долгих 7 лет, и однажды в 2014 году после фестиваля «Божья Коровия», тусуясь около памятника землякам-космонавтам, также известного как «Девятка», организаторы стали планировать программу фестиваля на 2015 год. Вспомнили про 00 Guns и решили попробовать сделать их выступление на следующий год. Позвонили бас-гитаристу в Германию, он был не против, барабанщик - тоже согласился, если остальные соберутся. Оставалось найти совершенно где-то потерявшегося Фута. Как говорит один из авторов идеи и барабанщик нового состава группы Кирилл, его нашли совершенно случайно: «Я открыл кассету 1996 года. Там подписано – «Фото: Вайческаускас». Находим этого чувака «ВКонтакте», он скидывает телефон Фута!»

Улыбаясь, Пшеничников вспоминает: «Это мой самый старый друг, с которым мы это все начали в 1986, что ли, году. Ему тогда привезли магнитофон, Panasonic или Hitachi - я уже не помню. Здоровый такой, с двумя  микрофонами. Мы стучали чем попало по всякой фигне, орали, записывали это все - и кассеты разлетались по двору только так. Вот оттуда, наверное, и пошел 00 Guns. А мы ведь даже не столько панк тогда слушали - Accept, что доставалось из Sex Pistols, ну и такого плана всё… Наши русские группы: «Кино» и все остальное. Вот эта мешанина из западного с русским оседала в нас. Решили - мы что, хуже? Тем более у нас есть микрофоны. Давай по железкам бить, сочинять. А тогда ведь не было никакой «Красной Плесени», панка русского не было почти. А мы стали продвигать и делать песни с названиями вроде «Контрацептив». Это были неизвестные для нас слова - мы их впервые где-то слышали и сразу про них что-то сочиняли.

Более-менее на то, что сейчас понимают под 00 Guns, это стало похоже, когда я сошелся с Гоголем, который стал нашим гитаристом. Он вообще скрипач был и жил на первом этаже. Мы у него дома тоже зависали, записывали всякую фигню с матом и без, с ума в общем сходили. И однажды маялись этой ерундой, к дому подъехали его родители. Они раз пять дверью своей «пятерки» хлопнули, прежде чем в дом войти, потому что слышали, чем мы занимаемся, намекали как бы – а нам по барабану было. И вот они вошли, мы на палево сели жуткое. Отец так строго сказал: «Вот уж никогда не думал, что в моем доме такое будет». Не прошло и полгода, как Гоголь нашел гитару, выучился на ней играть, и мы дали первый концерт в СМИ. Он на первый же концерт пришел, а там панки на нашем выступлении стали ломать стулья и все такое.

Того, что можно назвать какой-никакой панк-сценой, тогда по Калининграду не было. Было так – Фекл-старший (Вячеслав Феоктистов – руководитель СМИ - студии музыкальной импровизации, отец основателя фестиваля Kaliningrad in Rock Андрея Феоктистова. – Прим. ред.) давал на выступление каждой группе по полчаса. И на афишах от руки писали название и стиль группы. У кого-то было написано «панк», но панком это обычно не было. Мы даже в этом, чтобы выделиться, писали не «панк», а «крэйзи-кор». Сами это придумали и пользовались, как и манеру поведения на сцене, все эти прыжки, падения. Учиться тогда было не у кого, да никто и не советовал. Я тогда уверен в себе был, никого вообще не слушал, от души песни писал. У меня денег знаешь сколько тогда было? Я ведь на рынке работал, с поляками дела делал, какое-то время в Польше жил – контрабандой занимался. Бабок было не меряно. Я «посыпуху» регулярно делал. Знаешь, что такое «посыпуха»? Ну, это типа когда сидишь с ребятами и девчонками в баре или ресторане, тут кричишь: «Девчонки, посыпуха!» Девчонки все становятся перед тобой, а ты стопками денег в них строчишь».

Итак, все согласились на концерт. Первым был басист Шиныч, ныне живущий в Германии. Барабанщик, подумав, сказал: «Если согласится Фут, то и я». Проблема была в оригинальном гитаристе, отказывавшемся наотрез, но ребята решили позвать участника также громкой, по меркам калининградских девяностых, группы «Город собак» - Алексею Лагутину, сейчас он довольно известный краевед.

Изначально Фут крайне скептически отнесся к идее грандиозного камбэка:
«Я работал. Там же, где и сейчас, – на авторазборке, тихо-спокойно, никому не мешая. Мне кто-то звонит, говорят: «Будет концерт». Я такой: «Да ладно?!» Ну я представил себе: это будет что-то такое, с двумя колонками, убогими барабанами. Я поначалу сказал: «Да вы чего, ребята?! Какой концерт? Кому это нужно? Перестаньте, столько времени прошло, все забыли». А эти как прилипли ко мне: «Нет, давай выступай и все». Потом состоялась, скажем так, генеральная встреча перед репетицией. Я поехал к парку Калинина. Подхожу, смотрю – Каннибал стоит, барабанщик наш; Леха стоит, все в сборе. И незнакомые ребята с ними. Мы поговорили, обсудили, и все разошлись по своим делам».

Вскоре пошли неурядицы: один за другим классические участники группы по разным причинам стали «соскакивать» из проекта. Сначала отказался гитарист, как утверждают, сказав, что он потерял форму и не готов к нормальному концерту. Потом «отвалился» барабанщик, и ему тоже стали искать замену. В результате из оригинального состава остался только Фут. Не обошлось без долгих раздумий и сомнений – можно ли в таком случае называть группу 00 Guns? Но Фут настоял. И произошел концерт на «Божьей Коровии».

Поговорив о впечатлениях от того концерта и том, насколько круты ребята, играющие в 00 Guns сейчас, мы снова начинаем кататься по волне памяти Пшеничникова. Я спрашиваю о том, почему так и не состоялось концертов за пределами Калининградской области:
«Нас звали в Москву, Питер, Литву. Мы выступили на празднике в честь трехсотлетия Великого Посольства, на нас посмотрели литовские техники сцены, офигели и сразу после нашего концерта несколько человек предложили выступить в Риге, Вильнюсе. «Балтсаундовцы» стали с ними разговаривать, что-то обсуждать, мы губы раскатали, да все так и закатали. Мы тогда нашим типа продюсерам верили, сами вообще ничего не могли».
Спрашиваю о лучшем концерте группы. Фут смеется:
«Это сложно вспомнить, после лучших концертов все в тумане, понимаешь. Могу худшее. Это когда мы с «Арией» выступали в ДКМ в 1996 году. Представь – приезжает «Ария». Полный зал металлистов. И тут мы на разогреве. Прикинь – гробовая тишина, сидячий зал, серьезные такие рожи металлюг.  Мы выдаем полную программу, здорово выступили, а эти пришли же на «Арию», а на сцене мы, ну как так?! Перед сценой пустота, я привык же к пого и всему такому, а там металлисты, я разоряюсь: сорок минут ада, в общем.
Потом мы еще с Арией тусовались в рок-клубе «Черный пес».

Приехали туда, сели с организаторами и Арией, после попойки я оказался под столом, плохо все помню, но точно знаю, что я к ним всем подходил и рычал: «Вы чего такие волосатые?! Мужики, а такие волосатые».

Говоря про калининградские девяностые, мы не можем не вспомнить время битв «район на район», эпоху противостояний рэперов против панков и тому подобное. Как человек, стоявший на острие атаки этих конфликтов, Дмитрий рассказывает:
«Есть видеозапись на «Калининград ин роке» – песня «Вирус», это одно из самых последних выступлений 00 Guns вообще, и на ней я с перевязанной головой. Там такая история – была драка «район на район», не панки с кем-то там, а просто район на район. Коммунка пошла драться с Кишлаками. Ну и мы схлестнулись, хотел одному головой садануть, он уворачивается, и я попадаю не по нему, а по углу балкона. И тут милиция едет. Все разбегаются, я тоже за всеми побежал. Менты за мной. Но я медленно довольно бежал, поймали, разворачивают… и как от чумного от меня шарахаются. Отпускают. Я иду на Летнюю в травмпункт, смотрю – у меня на лице сплошная маска крови. Есть шрам до сих пор. Но тогда как-то перемотали, а через день у нас концерт. И в день концерта у меня лопается шрам, я выхожу на концерт, думаю – надо приколоться, пою «Голова подвязана, кровь на рукаве, след кровавый стелется…» Ну и у сцены начинается безумие…»

На совместном с группой Perverts концерте в клубе Yalta 21 февраля возрожденная группа 00 Guns представила обновленную программу из свежих версий классических песен, а также представила премьеру абсолютно новой песни «Арктика».

На совместном с группой Perverts концерте в клубе Yalta 21 февраля возрожденная группа 00 Guns представила обновленную программу из свежих версий классических песен, а также представила премьеру абсолютно новой песни «Арктика».

Фото: Егор Сачко, 00 Guns
Видео: © 1997 Продюсерская компания "БАЛТИСТАН"

comments powered by HyperComments