Федор БондарчукКритиковать министерство культуры я не буду, потому что сам внутри

Критиковать министерство культуры я не буду, потому что сам внутри

Режиссер, актер, продюсер и сооснователь Школы кино и телевидения «Индустрия», в преддверии нового калининградского кинофестиваля «Край света. Запад», где у него роль почетного президента, Федор Бондарчук пообщался со студентами БФУ им. Канта. «Твой Бро» записал их разговор

Как в современном мире добиться успеха?

Терпение, труд, время; терпение, труд, работа. Мир устроен так, поверьте мне, — работают все. У вас другого периода прочитать книги не будет. Вы закончите школу, ВУЗ и дальше у вас начнется другая жизнь. Все книги нужно прочитать в это время. Поэтому меньше спите, да и все. И работайте, работайте.

Что сподвигло вас начать снимать фильмы?

Я попытался этого не делать, у меня не получилось. Мама не хотела, чтобы я занимался кинематографом. Я знал, что у меня впереди два года армии, поэтому каких-то решений я не собирался принимать, оттягивая этот момент. Два года я должен был провести в рядах вооруженных сил. Придя из армии, переступил порог ВГИК, и жизнь моя изменилась в одну минуту.

Вы сняли фильм «Воин» в Калининграде. Планируете ли вы еще снять фильм в Калининграде?

Я его не снимал, я его спродюсировал. Его снимал замечательный режиссер Алексей Андрианов. А вообще снимать кино в Калининграде — это большая радость. Иногда мы получаем удовольствие от своей работы. Вот это большое удовольствие. Приехал на море, там дюны, уехал в шторм, здесь же дремучие леса, здесь же сказка, здесь же черепица. Все что угодно. Такое потрясающее место.

В чем плюсы и минусы вашей работы?

(смеется) Родился я в 1967 году... Плюсы — вот эта встреча. Вы не представляете, что значит сидеть в зале, и в конце просмотра слышать аплодисменты и дыхание зрителей. Это ни с чем не сравнимо. Ради этого готов смириться со всеми минусами.

Сколько стоит обучение в вашей школе «Индустрия» и как туда устроить своего ребенка?

Обучение в год стоит 350 тысяч рублей в год. Как я ранее сказал, есть гранты, тот или иной студент может учиться бесплатно. Мы делаем попечительский совет и иногда отдельным студентам мы снижаем косты.

Фото с сайта ru.wikipedia.org

Фото с сайта ru.wikipedia.org

Дайте совет молодым продюсерам и тем, кто только встает на эту скользкую, но интересную дорожку.

Продюсер — сложная профессия, но жутко интересная. Особенно продюсер в сегодняшнее время. Это ответственность: от начала и до конца. Не только финансовая ответственность. Это ответственность за сценарий, за его качество, за каст, за съемочный период, за монтажный период. Картина рождается три раза: во время написания сценария, во время съемочного периода и за монтажным столом (постпродакшн). Весь этот путь проходит продюсер, он должен эту картину довести до вас, до зрителя. На каждом из этих этапов есть ответственность. Есть такая книжка «Бизнес в стиле фанк», была хитом лет 10 назад. Там в первой тройке самых рискованных индустрий киноиндустрия и находится. Это рискованный бизнес, и надо это понимать. Ответственность — она должна быть. Для меня это самое важное слово.

Есть такое мнение, что сейчас полное классическое кинообразование только портит молодые таланты, и совсем необязательно получать классическое образование, чтобы снимать кино. Разделяете ли вы это мнение?

Само понятие «классическое образование» немножко изменилось. Как мне кажется, те книги, которые существовали, те законы, которые были в кино, никто не отменял, и вряд ли отменит (как в живописи никогда не отменят закон золотого сечения при построении композиции).

Законы остаются. Размеры меняются. Трехактное произведение может быть в размере десяти минут, а может быть — полтора часа. Есть законы, которые отталкиваются от психофизики человеческой и его визуального восприятия. Их просто надо знать (например, монтажные законы). Скорость изучения этих законов может быть от года, а может быть месяц. Скорости изменились.

Продюсер Александр Роднянский любит говорить: «На крепких плечах советского кино вырос этот человек». Действительно, историю того кино, которое мы знаем, надо изучать. Другой вопрос — за какое время его изучить. Это важный вопрос.

Первокурсники в «Индустрии» «насмотрены», я был поражен. Возможности доступа к контенту сегодня высокие. Мне кажется, что основы классического образования никто не отменял. Их надо прочитать. Но вопрос в скорости и времени, потраченных на образование и программу. Сейчас оно может быть сокращено. Длительность обучения в два года нам кажется приемлемой. У нас есть только одна девушка после школы, ей 18 лет. В основном, учатся повзрослее. Есть ребята после высшего образования.

Как вы относитесь к тому, что министерство культуры сейчас активно влияет на политику кинотеатров? То, что у нас сейчас переносят зарубежные кинопремьеры и агрессивно продвигают отечественное кино.

Смотрите, у нас есть несколько рынков, важных для индустрии: это рынок во время «Кинотавра» в Сочи, и кинорынки в Петербурге и Москве. Там встречается вся индустрия, лицом к лицу с владельцами кинозалов. Это большие сети, мы их знаем по лицам. Есть однозальники, есть маленькие сети. Мы их всех прекрасно знаем, это самые важные для нас B2B встречи, потому что именно они показывают кино.

Это частный бизнес, он не дотируется государством. И есть льготы на покупку специального оборудования, есть некие правила для дистрибьюторов. Но смысл в том, что мы сами договариваемся. Я прекрасно знаю репертуар кинотеатров на следующие годы. Я знаю своих партнеров, коллег, но по большому счету это и мои конкуренты.

Я также знаю о больших релизах американских менеджеров: когда прилетит «Железный человек», а когда приедут гномы, которые снесут к чертовой матери все.

Мы всё знаем. Работаем мы с несколькими компаниями. Я исторически работаю с компанией Walt Disney Sony Pictures, которая сейчас превратилась в Sony Pictures Releasing, их пакет мы прекрасно знаем. И мы умеем договариваться. Но иногда есть важные даты или фильмы, когда министерство культуры просит сговориться дополнительно или обратить внимание на тот или иной фильм. Иногда этот разговор бывает жестким или односторонним, но чаще, я вам скажу, есть возможность договориться. Ну вот, наверное, такой ответ.

А критиковать министерство культуры, которое отстаивает национальные фильмы, я не буду, потому что я сам внутри. Есть грязная конкуренция, есть хитрость внутри индустрии. Многие вещи вы не знаете. Не так пушиста и красива кинодистрибьюция. Иногда используется очень жесткие и за гранью правил ходы.

Мы знаем, что на следующий год на 14 февраля будет стоять вместе со «Льдом-2» другая картина, мы уже сейчас начинаем договариваться. Все продюсеры договариваются внутри. Я не знаю коллег, которые бы пришли и сказали «Пожалуйста, на основании того-то и того-то снесите эту картину». В моем окружении таких нет.

Большие игроки, которые давно в этом, договариваются внутри. У меня был прецедент со «Сталинградом», когда выходила «Гравитация». Но это был первый российский фильм в IMaх, поэтому это было взаимное движение. Студия, которая прокатывала «Гравитацию», сама разошлась там в офисе в Лос-Анджелесе в датах. В результате посмотрели и одну картину, и другую.

Есть ситуации, когда релизы прилетают за неделю, это форс-мажор. Поэтому есть некоторые скандалы, связанные с тем или иным релизом.

Фото с сайта ru.wikipedia.org

Фото с сайта ru.wikipedia.org

Не считаете ли вы, что поддержка и субсидии государства где-то сдерживают рост отечественной киноиндустрии и препятствуют свободной рыночной конкуренции? Некоторые проекты, которые субсидировались, проваливались в прокате.

А что делать с фильмами, на которые выделили деньги, и которые не провалились? В каждой европейской стране (я не говорю про американский рынок с 35 тысячами экранов), например, во Франции фонды поддержки кино в сотни раз больше, чем у нас. Фонда Кино в России вам хватит на начальные титры марвеловского фильма, может, на треть фильма.

Успехи российской индустрии: 30% людей, которые посмотрели фильмы в России, — это огромное достижение. Чтобы вы понимали, вообще отечественная индустрия начала развиваться с 2005 года. Тогда вышел первый фильм, который пошел по правилам кинодистрибьюции, у него был маркетинговый бюджет, у него был зритель. Это была картина Владимира Ивановича Хотиненко «72 метра», потом были «Турецкий Гамбит», Тимур Бекмамбетов с «Дозорами», и вот это время, за 2005-2006 годы 30% доля отечественного кино в боксофисе. Что было до этого? Ноль.

В институты желания поступать у людей не было, потому что «А где снимать и для кого снимать кино?» Для кого — потому что и кинотеатров не было. Количество кинотеатров насчитывало 100. При том, в советское время была огромная киноиндустрия кино, но в связи с экономическим кризисом, трансформацией одной страны в другую, мы потеряли кино как индустрию. Мы потеряли художников, действующих кинематографистов, потому что не было денег снимать. Плюс 100%-е пиратство.

Вы мне расскажите, как в таких условиях придумать финансовую формулу, чтобы восстановить это направление индустрии? У нас прозрачная киноиндустрия, потому что она маленькая, но привлекает к себе много внимания. Вы пытались сформулировать достаточно квалифицированный и индустриальный вопрос. Мы с этими вопросами живем все время. Мы находимся под лупой. Мне кажется, это хорошо. Ты можешь узнать, как устроена финансовая модель того или иного фильма.

В Англии фонды «вшиты» в цену телевизора. Фонды поддержки национальных индустрий везде есть, они очень большие. В российском Фонде Кино есть возвратные деньги, а есть невозвратные. Невозвратные — для больших сложнопостановочных картин, которые ни при какой модели не будут окупаемы. У нас 1,5-2 тысячи максимум работающих экранов в стране. Никакая финансовая модель не сработает. Это значит, что таким фильмам без поддержки надо закрыть целое направление кино: костюмы, графика и т.д. Поддержка важна. Другое дело, какой результат. Но мне кажется, что результат, который мы сейчас имеем (30% доли национального кино в боксофисе), — это большой успех.

Фото с сайта ru.wikipedia.org


Фото с сайта ru.wikipedia.org

Какие качества вы цените в людях и почему?

Я не принимаю обман. Вранье не могу терпеть. Оно, к сожалению, в нашей индустрии встречалось очень часто на моем жизненном пути. А ценю ответственность.

Есть ли у вас проекты, которые вы сами считаете неудачными?

У меня есть фильм «Обитаемый остров», на котором я чуть не помер. 222 съемочных дня, я не рассчитал. Это было волшебное время, 2005 год, заканчивался прокат «9 роты». Но немножко я свои силы переоценил. Из актерского опыта — есть пара картин, но только чтобы вы их никогда не слышали и не увидели. В моей биографии они есть. Какие — не скажу никогда. Я пытаюсь их убрать, но это невозможно. В цифре все остается.

Дайте один главный совет начинающим режиссерам, и какие книги советуете.

Почитайте Ромма, Эйзенштейна про монтаж и Александра Роднянского.

Вы уже сняли фильм своей мечты?

Нет

Есть ли сегодня запросы на военно-патриотическое кино или военную драму? Будет ли сниматься такое кино?

Мне кажется, есть, и «Т-34» тому подтверждение.

Хотела грустный вопрос задать, но передумала. Хочу спросить, в чем для вас заключается смысл жизни.

Смысл жизни в самой жизни.

Фото Александра Подгорчука