ZodiacВ Калининград с концертом приезжают настоящие пионеры советской электроники

В Калининград с концертом приезжают настоящие пионеры советской электроники

Незадолго до долгожданного приезда группы «Зодиак» в Калининградскую область «Твой Бро» позвонил её лидеру Янису Лусенсу в Латвию и поговорил о влиянии группы, о высшем музыкальном образовании, аналоговых синтезаторах, Нильсе Фраме и бедах современной музыки

Дебютный альбом латвийского коллектива Zodiac «Disco Alliance» стал одной из тех пластинок, которые можно было обнаружить практически в каждой квартире, в которой имелся проигрыватель. Вдохновленный космической тематикой диско-альбом, записанный в качестве эксперимента в конце 1970-х студентами Латвийской государственной консерватории им. Я. Витола под руководством Яниса Лусенса, внезапно стал одной из самых востребованных записей в СССР и разошелся 20-миллионным тиражом. На советской и пост-советской территории «Disco Alliance» стоял и продолжает стоять в одном ряду с «Oxygene» Жана Мишеля Жарра и «Tubular Bells» Майка Олфилда. Однако если последние сумели превратить эти записи в эпические концертные шоу и преумножить свои аудитории и тиражи альбомов, то Янис Лусенс после нескольких выпущенных в рамках «Зодиака» альбомов, прекратил вылазки на территорию мейнстрима и сконцентрировался на классической музыке.

«Зодиак» так и не отправился в грандиозное турне и не превратился в советскую стадионную диско-машину. Сейчас же, спустя тридцать с лишним лет, Лусенс закрывает этот пробел в своей биографии.

Обновленная группа гастролирует со старым и новым материалом (ностальгический альбом «Pacific Time» вышел в 2015 году), а 25 февраля «Зодиак» выступит в светлогорском «Янтарь холле». «Твой Бро» позвонил Янису Лусенсу в Латвию для того, чтобы поговорить о прошлом, но обсудил и настоящее, и будущее.

В Калининград с концертом приезжают настоящие пионеры советской электроники

Что испытываете, когда понимаете, что ваша пластинка есть у каждого второго, кто родился в СССР и увлекался музыкой?

В буквальном смысле я как-то этого на себе не ощущал. Тогда нам поступила какая-то не очень подробная информация об этом от директора Рижской фабрики грамзаписи. Сказали, что тираж составил 20 миллионов, ну мы посмеялись тогда все вместе.

Вы ощущаете свое влияние? Ведь беспрецедентно огромное количество человек послушали ваши ранние альбомы, пропустили их сквозь себя, выросли на них.

Я чувствую это, когда приезжаю в Россию, когда ко мне люди подходят с пластинками, чтобы их подписать. В Латвии я это не так ощущаю, потому что занимаюсь там своими делами. Академической музыкой и концертными, другими проектами. Но мне, конечно, очень радостно, что люди приходят, просят автограф, вспоминают те годы.

Говорят, что в 1980-х у вас намечались совершенно грандиозные гастроли, отправиться на которые вам тогда помешали учеба в консерватории и вероятность быть призванным в армию вместо нее.

Да, было такое. Вы поймите, что для музыканта армия – это конец, если ты не попал в оркестр.

В Калининград с концертом приезжают настоящие пионеры советской электроники Фото №2

Не приходилось ли жалеть об этом впоследствии? Сейчас бы вы все переиграли?

Нет, не стал бы ничего переигрывать. Я доучился, и то, что мне дала консерватория, я использую всю свою жизнь, до сих пор. Не думаю, что концертный тур с «Зодиаком» по всему Советскому Союзу дал бы то же самое. Может быть, это принесло бы мне деньги, но точно не знания.

Ваши ранние альбомы, «Disco Alliance» и «Музыка во вселенной», насколько мне известно, были сделаны при помощи совершенно диковинных и дорогих аппаратов, в частности, синтезатора ARP-OMNI, который стоил как новый автомобиль.

Это хороший инструмент, он и сейчас высоко ценится. Его что тогда, что сейчас очень непросто достать, да и вообще аналоговые синтезаторы всегда в цене, а сейчас переживают своего рода ренессанс. Мне лично они нравятся намного больше компьютерных программ и разного софта. У нас еще были два рижских конструктора, которые делали синтезаторы из каких-то армейских деталей, а клавиши снимали с советских инструментов типа электрооргана «Юность». Инструменты причем были довольно хорошие, типа Minimoog. Но там всегда были проблемы со строем. Какие-то маленькие дела при помощи них можно было сделать, но все-таки один человек - это не фабрика, он такую профессиональную вещь не изготовит. Но инструменты интересные, они еще даже в Латвии сохранились, люди их держат и продают как супервинтаж.

А где ARP-OMNI находится сейчас?

Один находится у одного из этих конструкторов, другие синтезаторы находятся у моих коллег. Ну я как-то взял это ARP-OMNI, но мне было трудно с ним обращаться. Там что-то работало, что-то уже нет, это все так, побаловаться разве что.

В Калининград с концертом приезжают настоящие пионеры советской электроники Фото №3

Вы сейчас с каким оборудованием выступаете, у вас аналоговый синтезатор?

Мне нравится синтезатор Radikal Technologies Accelerator, он цифровой. Его делает один немец, такой странный конструктор. Звук очень интересный, мне очень нравится. Еще, конечно, шведские синтезаторы, которые изготавливаются компанией Clavia очень хорошие, здорово склеиваются с другими.

Вы вообще следите за новыми разработками в звукоизвлечении, в инструментах? Вам интересно, как все это прогрессирует и развивается?

Знаете, как-то меня все больше тянет на акустику. Я собираюсь все заняться эмбиентом, медитативной музыкой. Я тут уже присмотрелся и очень хочу завладеть одним инструментом. Есть такой конструктор Дэвид Клавенс, он латвийского происхождения, и он делает интересное пианино под названием Una Corda. Можете посмотреть на YouTube, это очень интересный инструмент, им еще Нильс Фрам занимается и другие ребята. Я познакомился с этим конструктором, он свободно говорит по-латышски, мы с ним поддерживаем связь, переписываемся. Он сейчас переехал из Германии в Будапешт и строит там завод, на котором будет производить это новое пианино. Это инструмент уникальный, он точно внесет свою лепту в историю развития клавишных.

Что думаете по поводу повальной моды на модульные синтезаторы, которую мы наблюдаем в электронной музыке сейчас?

Да ничего я не думаю, я не слежу. Качеством звука у меня занимается сын, он со мной в «Зодиаке» играет на басу, ему это интересно, он в этом ориентируется, следит, слушает все, что выходит. Мы вместе работаем. Я делаю музыкальные треки, он думает о звуке и о том, как вообще сделать их хорошим продуктом.

А какую музыку вы сами слушаете?

Свою (смеется). Я очень много импровизирую. Но вообще я сейчас сочиняю симфонию и много их слушаю. Я слушаю много Баха, Канчели, Сильвестрова. Слушаю ближневосточную музыку, из Ирана и Ирака. А в так называемой современной музыке очень много разных приемов, но нет музыки самой, нет какого-то вещания. Нет «motto» – лозунга какого-то. Это такой дизайн ощущений, если хотите.

Выступление ZODIAC состоится 25 февраля – подробности можно узнать здесь.

Фото: Предоставлены организаторами

comments powered by HyperComments