МеморабилияФото дедушки-чемпиона (бар «Гарри Джонсон»)

Фото дедушки-чемпиона (бар «Гарри Джонсон»)

Меморабилия — это собрание предметов, связанных с каким-нибудь известным лицом или событием. Калининградскому общепиту может не хватать заведений определённой направленности, но в чём недостатка совершенно точно нет, так это в обилии колоритных мест с историей. Мы начинаем публиковать главную тему апрельского «Бродвея», в рамках которой прошлись по 7 калининградским барам и ресторанам, сфотографировали в них различные артефакты и предметы гордости этих мест, а затем попросили владельцев и сотрудников заведений прокомментировать эти памятные вещи

Герман Микучаускас, совладелец бара «Гарри Джонсон»

Герман Микучаускас, совладелец бара «Гарри Джонсон»

- На одной из стен у нас две фотографии 1924 года – сборной Литвы и сборной Уругвая. На фото уругвайской сборной моего деда нет, это команда-чемпион Олимпийских игр, но в этих же играх также участвовал и мой дед как игрок сборной Литвы. Их фотография рядом. Фактически это был и первый чемпионат мира по футболу. Литовская сборная проиграла тогда в Париже финалисту – сборной Швейцарии, со счетом 0:9.

Дед, разумеется, не был профессиональным игроком в футбол, тогда ведь вообще такого понятия не было, тогда профессии были другие. Он был добровольцем литовской армии, а параллельно с игрой в футбол еще умудрялся работать пожарным какое-то время, старшиной. Он всегда был активный, везде был начальником. Потом он работал в Министерстве юстиции Литовской Республики на высокой должности, начальником департамента.

 

Фото дедушки-чемпиона (бар «Гарри Джонсон»)

Мой дед перестал играть в футбол в 1927 году, сразу же, как женился. Тогда для женатого человека футбол считался менее важным занятием. Тогда футбол - это была любовь просто, игрокам это действительно нравилось, и они делали это от сердца, в отличие от наших молодых [дураков] этих, которые получают просто дикое бабло ни за что.

Их команда была пятикратным чемпионом Литвы. Дед рассказывал, что они играли на деньги, но это было несерьезно, как бы «на спор». Коммерции вообще не было и близко, все на чистом энтузиазме держалось. 

Для того чтобы поехать на Олимпийские игры, им пришлось собирать деньги и пожертвования, до Парижа добирались на перекладных.

В связи с грядущим чемпионатом мира меня радует даже больше не сам чемпионат, а то, что после него останется в городе. Построят стадион, дороги – другой шанс получить все это вряд ли бы представился. Столько денег никто за один раз не вбухал бы в город. Я больше этому радуюсь. А вообще его ведь еще может и не быть. Посмотрите, в каком мире мы живем, нам же запросто могут завтра сказать: «Все, не будет у вас чемпионата, ребята». А все, что уже сделано, – останется.

Фото: Бока Су

comments powered by HyperComments