Лирой ТорнхиллКак быть рейвером в почти 50 (интервью и фото с выступления на «Вагонке»)

Как быть рейвером в почти 50 (интервью и фото с выступления на «Вагонке»)

27 января на «Вагонке» выступал Лирой Торнхилл — один из основателей британской группы The Prodigy, которую до сих пор считают лучшей танцевальной бандой планеты. Ему под «полтинник», но жизнерадостный уроженец Эссекса живет жизнью легенды электронной сцены и яркого тусовщика. «Балтийский Бродвей» узнал у него об истоках жизнерадостности, душе с телом и способности не терять вкуса к ночным клубам в таком возрасте

Как быть рейвером в почти 50 (интервью и фото с выступления на «Вагонке»)

Конечно, рейвы и вся эта ночная жизнь оставляют след на твоих душе и теле.

Но необязательно в плохом смысле. Я навсегда запомню это чувство старых рейвов, когда в треке останавливается пианино, замирает бит, все люди поднимают руки вверх, кричат в едином порыве, любой диджей того времени знает, о чем я. Музыка писалась ради этого чувства. Но если говорить о каких-то физических последствиях рейв культуры лично на мне, то, конечно, она навсегда сказалась на моей шее. Оттого, что я тряс головой, танцуя и играя на сцене в шоу The Prodigy. Не от походов в клубы, у нас было по 8 шоу за пару недель, а потому, что все, что мы творили на сцене, ломало и истощало. Так что моя шея, конечно, похрустывает до сих пор.

Я не могу сказать, что я поддерживаю себя в форме каким-то особым образом.

Ну, по крайней мере, не на том уровне, на котором должен. Я занимаюсь йогой, но так — когда-то раз в месяц, иногда программой по 2 – 3 недели, но как только чувствую, что мне нормально, тело в порядке, бросаю на несколько недель, просто чувствую себя хорошо и бросаю. Ну и, конечно, плавание время от времени, велик по настроению. Но я точно не какой-то там фитнес-фанат.

Конечно, музыка может лечить любые шрамы.

Но только если это не кантри или дес-метал. Они только оставляют шрамы. Очень болезненные. Если серьезно, мне очень помогает Depeche Mode — послушай, что поет Дэйв Гэан, — Sometimes I die, Sometimes I cry (Иногда я умираю, иногда я плачу. — Прим. ред.). Этот чувак умирал три раза и возвращался сюда после клинической смерти. И он рассказывает тебе историю, а ты думаешь: «Ну сколько людей могут так спеть о смерти и возвращении к жизни?» А сейчас в музыке сплошное «ре-ре-ре, фа-фа-фа». Какая там жизнь и смерть…

Еще одна вещь, которая уничтожает твою жизнь, организм и нервы, — это футбол.

Говорю это как болельщик лондонского «Арсенала». У нас прекрасная команда, с идеалами, не денежная гора вроде «Челси» или «Манчестер Сити», мы не покупаем полмира на чужие деньги, но не слишком успешные в последние годы. Это все проклятие «Хайбери», явившееся после переезда на новый стадион. Но все равно главный трофей будет наш.

Моя русская жена — возможно, главное, что держит меня в порядке. Она великолепна — очень трудолюбива, умна, красива, заботлива. У меня были раньше отношения и супруги, но я в первый раз чувствую себя наравне с ней. Мы вместе в этой жизни. У нее очень правильные ценности, она не тратит жизнь на лишнее. Мы — одна команда.

Моя русская жена — возможно, главное, что держит меня в порядке. Она великолепна — очень трудолюбива, умна, красива, заботлива. У меня были раньше отношения и супруги, но я в первый раз чувствую себя наравне с ней. Мы вместе в этой жизни. У нее очень правильные ценности, она не тратит жизнь на лишнее. Мы — одна команда.

Мне кажется, у вас, русских, вообще прекрасные ценности и идеалы, которым в Британии тоже стоит поучиться.

У вас невероятная способность бороться до конца и достигать лучшего с имеющимися ресурсами. Ну, знаешь, как минимум — «Не выбрасывай это молоко, я сделаю из него йогурт».

Я обожаю русскую кухню!

Могу съесть сколько угодно борща. Еще очень круто моя жена готовит, забыл, как это называется, такой фарш в виноградных листьях… Болма, колма… Долма? Да, долма! Обалденная штука! Поначалу, когда она готовила несколько блюд, мне было не по себе — на столе несколько блюд, я их все не знаю, черт разберет в вашей кухне. Но сейчас, когда она что-то ставит на стол, я точно знаю — это, это и это будет очень вкусным.

Я знаю, что сегодня у вас национальный день студентов (разговор состоялся сразу после Татьяниного дня. — Прим. ред.), и если давать какой-то совет нынешним студентам, то он простой — ребята, вы формируете будущее, так же, как поколения до вас, делайте это уверенно.

Я оказался в России впервые на гастролях в 1991-м, и вы не представляете себе, какой кошмар это был. Один из самых страшных экспериментов над собой в моей жизни. Я видел ужасную нищету, очередь в «Макдоналдс», драки за джинсы Levi’s, нам все советовали брать с собой на гастроли по рулону туалетной бумаги и ложке. И то, во что развилась ваша страна после этого, — просто поразительно. Вас сам Бог благословил, ребята! И что бы у нас в Британии ни говорили о Путине, я в курсе про все эти мутные и сомнительные вещи за ним, но именно он — тот человек, который втащил вас в XXI век, это мое личное мнение.

Слушайте Prodigy. Это группа, которая подходит любому сильному характеру.

Если про альбом, то — если не знакомы, начинайте с Experience. Если брать какой-то трек, который может быть гимном юности в вашей душе, — то это Their Law.

Выйти на пенсию?

Только тогда, когда придется играть ту музыку, которая мне не нравится.

comments powered by HyperComments