«Неприлично не быть феминистом»Калининградки поделились мыслями о гендерном неравенстве

Калининградки поделились мыслями о гендерном неравенстве

В соцсетях только и разговоров о феминизме. В последние пару лет не нужен даже повод, животрепещущая тема всплывает сама собой и неизбежно вызывает множество пересудов. Для того, чтобы разобраться в проблеме, «Твой Бро» обратился к местным жительницам - как к активисткам, так и просто сочувствующим, задал насущные вопросы и записал получившиеся монологи

Анна Алимпиева:
социолог, преподаватель БФУ им. И. Канта

Я феминистка, в этом нет никаких сомнений. К этому я пришла естественно, какого-то поворотного момента у меня не было. Именно обозначиться мне пришлось в момент, когда одна из моих студенток, прослушав лекцию по совершенно посторонней теме, задала мне этот вопрос. Причем видно было, что она очень стеснялась, ей было неловко, и это, в общем, отражает отношение в нашем обществе к феминизму и к его представительницам. Это при том, что она оказалась чувствительной и за какими-то другими моими тезисами по совершенно другому предмету, увидела феминистские идеи. Ей было неловко, потому что она, видимо, трезво оценивала реноме этого движения и, таким образом, боялась меня обидеть. Но это был первый момент, когда я это вслух произнесла.
Кто-то посчитал, что существует более 300 определений феминизма, это из того, что опубликовано в словарях и научной литературе. Я опираюсь на определение, которое дала американская ученая-историк Карен Оффен, она трактует феминизм как систему идей и общественное движение, выступающее против общественной ситуации, в которой мужчины имеют привилегированное положение, а женщины, соответственно, подчиненное.

Феминистская демонстрация в 1970-х

Феминистская демонстрация в 1970-х

Каждый человек может иметь свое определение феминизма. Правильнее даже говорить не «феминизм», а «феминизмы», потому что существует очень много течений в феминистской теории и феминизме как общественном движении. Тот общественный феномен, который мы называем феминизмом, внутренне крайне неоднороден, там много дискуссионных моментов. Недавно в Москве проходило мероприятие FemFest, вокруг которого было много ожесточенных споров по поводу того, какой феминизм считать «правильным». Попытки маркировать свой фем-подход как «правильный», а чужой как «неправильный» вызывают у меня большие опасения. О каком бы феминизме ни шла речь, мы говорим о правах человека, о свободе выбора, свободе самовыражения. Это самое важное. Могут различаться методы, инструментарий, какие-то тактические и стратегические задачи, но не ключевой смысл, который состоит в равенстве прав, возможностей и ответственности всех людей независимо от пола или гендерной идентичности.
Конечно, я лично сталкивалась с дискриминацией по гендерному признаку. Это касается не только карьеры, зарплаты, это еще и социокультурный опыт – когда, например, тебя не хотят слушать, твоему мнению не доверяют, при том, что оно профессиональное, просто из-за того, что ты женщина. Но я не считаю, что наличие собственного опыта дискриминации – это то, что превращает женщину в феминистку. Не нужно быть пандой, чтобы защищать панд от вымирания. Феминизм – это идеология любого здравомыслящего человека.

Мы живем в XXI веке, когда уже все акценты относительно прав и свобод личности расставлены. Точно так же, как неприлично быть расистом, неприлично не быть феминистом.

Многие женщины не относят себя к феминисткам и, более того, занимают мизогинную, женоненавистническую позицию и клеймят феминисток всякими некрасивыми словами. Но это не значит, что они не подвергаются дискриминации. Это вопрос оптики, сквозь какую призму ты смотришь на ту или иную ситуацию. Когда человек подвергается прямому угнетению, насилию, он с большей вероятностью это насилие способен осознать. Хотя пропаганда делает свое дело. Даже раб может не осознавать, что его положение в обществе не нормальное, что он угнетен. И этой оптикой нужно овладевать, ее нужно развивать за счет дискуссий, просвещения, знакомства с практикой решений гендерной проблемы, которая накопилась в мире, опыта феминистского движения, чтения соответствующей литературы.

Женские протесты в революционной России

Женские протесты в революционной России

Статистика без дополнительных комментариев говорит сама за себя. Например, 2/3 всех рабочих часов в мире – это часы, выработанные женщинами. При этом из всех доходов женщины получают только 10 %. Женщины владеют всего 1 % недвижимости и имущества на планете. 75 % домашней неоплачиваемой работы – это женская работа. И наоборот, если мы смотрим на данные по насилию, увечьям, убийствам, то опять-таки женские показатели намного выше мужских. Психологически зрелого взрослого человека это должно заставить задуматься: что-то тут не так.
Россия не признает гендерную проблему. Существует очень важный мировой документ – «Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» (CEDAW). В 1979 году она была принята, в 1981 году вступила в силу, и Россия ее подписала, таким образом, приняв на себя обязательства вести работу по достижению гендерного равенства. Среди прочего, это предполагает разработку соответствующих законов, которые бы буквально защищали женщину от дискриминации в тех или иных сферах. Но вот на дворе уже 2017 год, и у нас до сих пор нет ни одного закона. Законопроект «О государственных гарантиях равных прав и свобод и равных возможностей мужчин и женщин в Российской Федерации» – один из самых многострадальных на постсоветском пространстве, потому что его начали разрабатывать еще в 1990-х, и он до сих пор не принят. И боюсь, что в ближайшее время он принят не будет. И если раньше казалось, что его не принимают, потому что он сырой и недоработанный, то сейчас его не примут уже потому, что появились серьезные противники – религиозные организации и прорелигиозная общественность. Второй показательный момент – все еще не принятый закон о семейном насилии, насчет которого возбудилась церковь и возмутилась тому, что слова «семья» и «насилие» вообще стоят рядом. В итоге закон продолжает дорабатываться, а тем временем, как мы знаем, принят закон о декриминализации побоев, что, конечно, является абсолютной дичью на фоне всего цивилизованного мира.

Американский пропагандистский плакат эпохи Второй мировой, созданный Д.Г. Миллером, заново открытый в начале 1980-х годов и ставший одним из символов в феминизме и других политических движениях

Американский пропагандистский плакат эпохи Второй мировой, созданный Д.Г. Миллером, заново открытый в начале 1980-х годов и ставший одним из символов в феминизме и других политических движениях

Юлия Алейникова
кандидат экономических наук, лектор в КГТУ, член совета директоров одной из компаний региона:

Ещё почти сто лет назад активная позиция девицы по поводу любых вопросов, помимо пения сонетов в послеобеденном кругу и декламирования строф излюбленных поэтов, уже была скандалом. Поэтому боролись, длинный путь прошли. От суфражисток до рабочих мест, контрацептивов и прочих жизненных вопросов.
К концу двадцатого столетия типичная гражданка из стран «двадцатки» прилично образована, работает где хочет, сама выбирает свой семейный статус, голосует, свободно произносит все свои ценности. Смотрю на дочь и думаю, за что ещё бы побороться, чтобы «быть равной»? Да ни за что. Спасибо говорю каждой la femme за долгий путь на баррикадах, для этого он был.

Темнокожие борцы за права женщин в 1960-е

Темнокожие борцы за права женщин в 1960-е

К концу столетия движение «фемин» зашло в тупик и раскололось. Теперь главный их вопрос – секс. Одни радеют за потерянные души в порноиндустрии, другие резко-агрессивно отстаивают свободный выбор дам. Воюют прям. И если честно, никто из них, из нас не хочет ехать в страны с паранджой и начинать столетний и опасный путь сначала.
Исчезли феминистки из повседневной жизни. Остался этот феномен на ТВ и в прессе, опять же, как форма собственной заявки на успех. Такие псевдогруппы с различными уклонами встречаются повсюду. Таблички разные, но по факту личные небрежности, неврозы, комплексы и ожидания чудес не выруливают на счастливый хэппи-энд.
Не скрою, люблю я дам и восхищаюсь ими бесконечно. И эта близость - приятные мгновения в беседах, путешествиях и смехе. В поддержке, понимании и мудрости порой. Могу ли в этом отказать себе? Да нет же, никогда. Но с уважением всегда жму кнопочки электроприборов, понимая, что мир сей обустроенных рутин свободной дамы любезно проектируют мужчины.

Дарья Яковлева
участница Международного молодежного правозащитного движения, региональный координатор Amnesty International:

Феминизм – это необходимость, он предполагает отсутствие гендерных стереотипов в социальной, культурной, гражданско-правовой сфере. Я с детства не понимала правил поведения, которые навязывало мне общество как девочке. Окончательно я осознала, что солидарна с движением, когда начала работать в сфере прав человека, когда перед глазами появились примеры негативных последствий проявления сексизма. В правовом поле в России это чаще всего касается репродуктивных прав и прав женщин, переживших насилие в семье.

Лично я чаще сталкиваюсь с объективацией и проявлениями sexual harassment. В такие моменты некоторые из моих знакомых утверждают, что мне, как девушке, следовало бы к этому привыкнуть. Такая реакция шокирует меня больше всего.

Демонстрация за право голоса для женщин более 100 лет назад

Демонстрация за право голоса для женщин более 100 лет назад

В Калининграде феминизма как общественного движения не существует. Я вижу его только в виде комплекса просветительской работы: создания образовательных, дискуссионных, диалоговых площадок. К сожалению, вокруг феминизма слишком много предубеждений. Платформа для объединения феминисток отсутствует, а она нужна. И феминисткам, и феминистам, и всем людям, вне зависимости от взглядов.

Идеи феминизма потихоньку набирают обороты. Например, у команды Калининградского ГЦСИ я видела феминистский проект. Чувствуется, что движение набирает популярность, главное, чтобы это не было слепой данью моде и чтобы нашлись адекватные люди, которые смогли бы объяснить идею, принципы и цели феминизма. Элементарно мало кто знает смысл феминитивов. Что это такое? Например, повсеместно употребляется слово «редактор», а «редакторша» не употребляется. Это не только прямое противостояние мужским языковым формам, но также возможность обозначить женщин в трудовом поле, иногда даже просто в конкретных отраслях, в которых до сих пор сохранилась проблема неравенства, например неравная оплата труда.
Конечно, феминитивы этих проблем не решают, но заставляют обратить внимание на их существование. Изменение языка - это важно, так как это нечто вроде культурной матрицы, через которую может изменяться общество, но это должно сочетаться с просветительской работой. Это очень сложно. Если рассматривать феминитивы вне контекста, то это смешно и зачастую звучит еще более уничижительно.

Снежана Рыжкова
соучредитель арт-пространства «Квартира», ныне кинокафе «Новости»:

Удивительное существо - феминистка: все знают, что она существует, но мало кто видел. Мифический зверь какой-то. Редкие очевидцы описывают его как самкоподобное существо с густой растительностью на разных местах, недовольным выражением на морде и истеричными реакциями на любые попытки намекнуть на гендерную принадлежность. Объявить себя феминисткой - значит совершить социальное самоубийство и поставить крест на своей карьере сексуальной кошечки. Такой «каминг-аут» могут себе позволить только самые отчаянные, к своему не всегда солидному возрасту уставшие от бесконечной гонки за ускользающим мужским вниманием и перманентной эрекцией. И вот я, жена и мать двоих детей, туда же.

Карл Лагерфельд и его промокампания коллекции Chanel весна-лето 2015 года

Карл Лагерфельд и его промокампания коллекции Chanel весна-лето 2015 года

Зачем, ох, зачем я назвала себя феминисткой? Как человек, в сердцах обозвавший себя идиотом, вряд ли имеет в виду, что он страдает от крайней формы слабоумия, так и моя внутренняя феминистка не выходит на митинги, оскорбленная одним тем фактом, что ее грудь кому-то может показаться соблазнительно округлой. Тогда имею ли я право называть себя феминисткой только на том основании, что сатанею, когда в дискуссии победоносным аргументом считается лишь одна моя принадлежность к женскому полу? Считаю ли я, что гипотетическое лишение меня избирательного права, запрет на определенные виды деятельности нарушили бы мои права и свободы и оскорбили моё человеческое достоинство? Безусловно! Верю ли я истово в идею о моем праве решать, сохранять или не сохранять беременность при всей чудовищности выбора? Могу ли я поставить на место любого мужчину, оскорбившего меня своим назойливым вниманием? Да, да и еще раз да. Считаю ли я, что женщина может обойтись без мужчины? Увы, да. Не думаю, что это прибавит ей счастья, но она уж точно не пропадет.

Кажется ли мне, что быть привлекательной и стремиться к вечной молодости женщина должна лишь для того, чтобы как можно дольше быть конкурентоспособной на ярмарке мужского внимания? Нет.

Более того, мне вообще не важно, как я выгляжу в глазах кого бы то ни было. Гораздо важнее моё внутреннее равновесие и самоощущение.
Кажется ли мне мир без мужчин привлекательным местом? Нет! Ставлю ли я знак равенства между полами? Нет! Я считаю, что мы чудесно дополняем друг друга эволюционным комплектом несовершенств. Думаю ли, что женщина - существо более сложное и совершенное? Нет, хотя иногда такие мысли меня посещают. И что я за зверь такой после всех этих признаний? Как и атеизм, заканчивающийся при первом обстреле твоего окопа, мой феминизм терпит фиаско при поиске оставленной на парковке машины в незнакомой местности и смене лопнувшего колеса.

Фото: «Википедия», Энциклопедия «Британника», Youtube.com

comments powered by HyperComments