L'OneХотим мы или не хотим, неизбежно глазеем на Запад, они задают тенденции

Хотим мы или не хотим, неизбежно глазеем на Запад, они задают тенденции

В пятницу 28 августа в клубе Platinum выступает один из лучших рэперов России L'One. Поэтому мы вспоминаем интервью, которое взяли у него перед прошлогодним концертом. Тогда мы обсудили пригодность России для больших туров, особенности отечественного и западного битмейкерства, а также темпы работы и боязнь что-то не успеть.

Москвич с грузинскими корнями, бывший участник группы Marselle, а ныне главный подписант лейбла Black Star, поп-рэпер Леван «LOne» Горозия, выступающий на стыке жанров и пытающийся в своем творчестве свести Басту с условными Кидом Кади и Дрейком, ставит перед собой глобальные задачи. И, что самое важное, планомерно движется к их реализации. За последние годы Леван выпустил три альбома (бывшие, по некоторым данным – самыми продаваемыми релизами на iTunes в стране), десятки синглов и видеоклипов, и все это вперемешку с совершенно беспрецедентным гастрольным графиком, позволяющим ему на полном серьезе провозгласить себя самым активным из отечественных музыкантов. Прошлогодние гастроли Левана «Все или ничего» за два месяца охватили без малого 29 российских городов.

Москвич с грузинскими корнями, бывший участник группы Marselle, а ныне главный подписант лейбла Black Star, поп-рэпер Леван «L’One» Горозия, выступающий на стыке жанров и пытающийся в своем творчестве свести Басту с условными Кидом Кади и Дрейком, ставит перед собой глобальные задачи. И, что самое важное, планомерно движется к их реализации. За последние годы Леван выпустил три альбома (бывшие, по некоторым данным – самыми продаваемыми релизами на iTunes в стране), десятки синглов и видеоклипов, и все это вперемешку с совершенно беспрецедентным гастрольным графиком, позволяющим ему на полном серьезе провозгласить себя самым активным из отечественных музыкантов. Прошлогодние гастроли Левана «Все или ничего» за два месяца охватили без малого 29 российских городов.

Как турне? Не утомляет?

L'One Утомляет, конечно, не без этого. Но вот сегодня, когда я оказался в самой западной точке России, у меня произошло осознание того факта, что два месяца пролетели как один день. Вчера я был на Камчатке, а сегодня - уже в Калининграде, и вот она вся страна, и я всю ее проехал и побывал везде. Эта мысль слегка даже грустная какая-то. Все как-то очень быстро закончилось. Я бы накинул еще с десяток концертов, чтобы еще хоть немного продолжить.

Ну так это же до следующего тура только, в следующем году все повторится.

L'One Хочется ввести это в практику. Хочется два или три раза в год ездить в тур, а в остальное свободное время заниматься исключительно либо музыкой, либо сниматься в кино, либо делать что-то другое. Потому что заниматься написанием песен в постоянном гастрольном цейтноте практически невозможно. Я люблю концентрироваться на том деле, которое делаю, а не, скажем, с четверга по воскресенье заниматься гастролями, а потом с понедельника по среду писать песни. Это не очень удобно, сказываются и физическая усталость, и моральное состояние. Следующий альбом я сто процентов буду писать либо в России, но где-то в глуши, либо вообще в другой точке мира, чтобы абстрагироваться от всего.

Ты можешь дать какую-то оценку инфраструктуре для проведения таких туров в России?

L'One Немного не хватает авиационного сообщения между городами. Но дороги в некоторых местах прямо на удивление хорошие, особенно на юге России, наверное, это связано с Олимпиадой. Все-таки там под это дело все немного подлатали, есть и платные трассы. В Сибири и на Урале мы передвигались на автомобиле, и я не скажу, что там так все плохо. В целом инфраструктура для туров имеется: есть хорошие отели, есть очень хорошие концертные площадки. Иногда, конечно, приходится выступать в спортзалах, ДК и в ночных клубах, которые не совсем для этого приспособлены. Но в целом я бы дал позитивную оценку, мы идем в правильном направлении. Если бы было еще больше артистов, которые практиковали такие турне, все это развивалось бы быстрее.

Если бы было еще больше артистов, которые практиковали такие турне, все это развивалось бы быстрее.

Есть в перспективе мысль о том, чтобы прокатиться по России с живым аккомпанирующим составом?

L'One Я планировал концерт в Москве 30 ноября сделать с живым составом, но все мои планы относительно репетиций в течение тура были развеяны в пух и прах, потому что все, что ты хочешь в перерывах, - это спать или просто ничего не делать. Но весенний концерт в Москве и, скорее всего, какой-то мини-тур из Москвы по городам будет посвящен именно живому составу и живой программе. Я еще в группе Marselle неоднократно работал с музыкантами, практика уже есть, как есть в голове и концепция того, как это должно выглядеть. Единственный момент - это все-таки затратно для организаторов: сейчас я на гастроли езжу командой из 3 - 5 человек, а если ездить живым составом, то это количество увеличивается минимум до 12 человек.

Ты говорил, что твой первый альбом «Спутник» был призван помочь слушателю и, в первую очередь, тебе самому сориентироваться, в каком направлении двигаться. По прошествии года можешь сказать, что сориентировался?

L'One Если емко сформулировать основной посыл «Спутника», то это мысль о том, что невозможного для человека нет. По сути своей человек ленив. И зачастую все свои неудачи мы привыкли списывать на обстоятельства, на других людей, еще на что-то. Но чаще всего все наши неудачи кроются где-то внутри нас самих. Если этот факт принять и дальше как-то с ним жить, то все немного по-другому становится. Ну, это конкретно в моем случае, я никакой не мессия, который вдруг открывает всем правду. Я просто своим примером хочу показать, что простой парень из Якутска, который когда-то давно верил, что станет артистом, не спав ночами и преодолевая некоторые трудности, оказывается сейчас в Калининграде и дает интервью. И имеет тур из 29 городов, который не каждый артист может осилить и вообще получить. Это, наверное, самое главное, что «Спутник» в себе нес. Мотивация для самого себя.

Вроде все воплотилось.

L'One Ну, это так, некий этап. Я максималист: то, что сейчас происходит в моей жизни, - это, я считаю, некоторая стартовая площадка. В ракете только начали работать двигатели, мы только начали их прогревать. Мне 29 лет, и впереди еще такой длинный путь.

Ты говорил, что для «Одинокой вселенной» отслушал около 2 000 битов. Музыка у тебя при этом достаточно разнообразная, и треки сильно разнятся. Как ты понимаешь, что бит твой, что он тебе подходит и что в твоем случае он сработает? Что вот из этого может песня получиться.

L'One Это чуйка, наверное, музыкальный вкус, которому я доверяю уже на протяжении долгого времени. Плюс это какое-то видение того, что может происходить под эту музыку на сцене на концертах. Например, трек «Простая русская история» требовал для себя какого-то бита, под который можно рассказать эту историю. То есть сначала появляется тема, потом ты ищешь музыку, под которую можно эту тему раскрыть. Предположим, тебе нужна первая песня для альбома, и ты понимаешь, в каком ключе она должна быть: спокойной или агрессивной или динамичной. И уже, исходя из этих требований, ты ищешь бит. Лично в моем случае, по первым пяти секундам мне становится понятно, имеет ли бит какой-то потенциал или не имеет. 5 - 10 секунд, и можно выключать.

А на другую музыку это распространяется? Когда слышишь чужой трек, тебе хватает 10 секунд на то, чтобы для себя что-то про него решить?

L'One Скорее, да, чем нет. Но это все субъективно. В моем случае песня за десять секунд может не понравиться, в другом случае наоборот. Когда я слушаю чужое творчество, я, если честно, редко его примеряю на себя. А когда я ищу музыку для себя, я пропускаю ее через свои требования, и, исходя уже из этого, я понимаю, мое это или не мое. Уверен, что среди этих 2 000 битов можно найти не один десяток тех, на которые какой-нибудь другой артист записал бы какие-нибудь хиты. Но конкретно в моем случае нашлось где-то 30 - 40 песен, которые были записаны, и из которых выделилось то, что в итоге попало на пластинку.

Ты работаешь по такой схеме, в которой записываешь материал, а потом уже что-то из этого выбираешь?

L'One Не то чтобы это схема и не то чтобы эти сорок записей представляют собой песни. Скорее, их можно назвать черновиками, такими скетчами, которые позже, прослушивая и оценивая их потенциал, я развиваю или кладу в долгий ящик, а потом возвращаюсь и беру из какой-то другой песни несколько строчек и добавляю в другую песню, если они подходят. Иногда песни пишутся на одном дыхании, вот сегодня я одну написал. Но, будучи человеком самокритичным и перфекционистом, я постоянно могу переделывать одну и ту же песню.

Вот, кстати, про доделывание и переделывание. На твоем втором альбоме мне показалось, что у тебя прорезалась четкая концепция: стало понятно, что космическая тематика это не на один раз, появились скиты между песнями. У тебя не возникало желание вернуться к «Спутнику» и немного его подтянуть, чтобы он соответствовал?

L'One Когда я записывал первый альбом, я уже знал, что это будет космическая трилогия. Просто на тот момент для меня это было на таком уровне впервые, для меня это было ново. На втором альбоме действительно стала четче вырисовываться линия, по которой я решил двигаться. На первом альбоме протагонист мечтал пронзить небеса и взлететь высоко, добраться до космоса, а космос в моем понятии - это некий успех. У него это получилось, как показала жизнь. На втором альбоме он начал испытывать на себе все прелести этой успешности, находясь в одиночестве на космическом корабле. Это некоторая аллегория моих постоянных перемещений между городами. Вроде ездишь в команде, но в отелях все равно один, а в самолете с наушниками. Даже когда вокруг тебя на автограф-сессии тысяча людей, ты все равно один против них. Так что одиночеством был пропитан второй альбом. В некоторые моменты он даже негативен, агрессивен. Просто было такое состояние на протяжении всего этого года: я постоянно куда-то бежал, куда-то ехал, куда-то торопился, и это нашло отражение в моем творчестве.

Насколько я знаю, у тебя была мысль привлечь к работе над альбомом иностранных продюсеров.

L'One Они присутствуют, просто это не топовые имена. Когда я начал пробивать тех, кто меня интересовал, например Кей Уэйна, который сделал очень много для Бейонсе и для последнего альбома Дрейка, то мои партнеры на западе сразу же начали закидывать меня цифрами. Ты осознаешь, сколько стоит человек, который вешает себе на студии платиновый диск за работу над альбомом “Nothing Was The Same”, и понимаешь, что пока не можешь себе этого позволить. Но при всем этом, желание не пропало, у меня на альбоме есть люди из Лос-Анджелеса, есть из Атланты, есть из Англии, из Германии. И международный «коннект» будет только развиваться: в 2015 году я уже планирую поехать в Штаты и завести более плотное знакомство с тамошними продюсерами. В эпоху глобализации это не так трудно, другой вопрос, что для этого нужен «кэш», и у любого альбома есть определенный бюджет.

Получается, что местные битмейкеры не тянут?

L'One Не то, чтобы не тянут. На альбоме и из России продюсеры есть. Там просто все это чуть-чуть по-другому. Другое чувство ритма, другое чувство аудитории, другой хайп. Ты непосредственно берешь музыку у человека, который находится в этом обществе.

То есть это как бы не имитация, а подлинник.

L'One Да, и я, и музыканты, которые делали мой альбом, хотим мы этого или не хотим, неизбежно глазеем на Запад. Без этого никуда, потому что они в этом задают тенденции. Там люди воспитываются на такой музыке с младенчества, и они могут вносить в эту музыку что-то свое. Жирнее у них почему-то музон выходит. Ты его включаешь и понимаешь: вот это жирно. Я делал клич в социальных сетях, писал русским продюсерам: эй, ребята, присылайте свои биты. Но ни одного бита из всего, что мне наслали, я не взял, там не было ничего из того, что бы меня поразило. Хотя на “Одинокой вселенной” присутствует один бит “Адреналин”, который сделал 18-летний парень, только он из Харькова. В России тянут, но ты всегда хочешь лучшего. Группа “Машина времени” записывалась на Abbey Road не потому, что в Москве или где-то в России не найти такого звука. Просто это же аура, атмосфера, это желание прикоснуться к чему-то, что невозможно взять здесь. Просто нормальное желание поработать с сильными этого мира. Представь, что записываешься с Тимбалэндом - одно его имя что говорит, а ведь ты еще можешь учиться у него, вдохновляться им.

Ты как-то говорил, что “Танцы локтями” пришлось доделывать буквально на коленке, потому что ты чувствовал в этой песне потенциал…

L'One Прости, что перебью, потенциал этой песни я прочухал, еще когда у этой песни не было куплетов и мы в клубе просто поставили припев. Потом были новогодние праздники, а через две недели мы выступали в Санкт-Петербурге, и там подходили люди, которые спрашивали: «А будет песня?». Причем очень много людей спрашивало. Плюс перепосты в интернете - все это наталкивало на мысль о том, что что-то в этом есть. Поэтому было понятно, что ее надо срочно доделывать, и я старался и доделывал. При этом, песня переделывалась колоссальное количество раз. В песне был мат, были другие строчки, музыка была другой.

Часто приходится вот так ускоряться?

L'One Да, это трудно, но по итогам я получаю то, что хотел. Второй год подряд я являюсь одним из самых гастролирующих артистов в России и получаю от этого удовольствие и желание сделать еще что-то. Гагарин был первым в космосе, я хочу быть первым артистом в этой стране. Это не секрет, это мои амбиции. Ради этого приходится мало жить дома, мало спать вообще, периодически мало есть и очень много времени проводить на студии, в работе, с телефоном, с ноутбуком, в «коннектах». Постоянно следить за развитием ситуаций, держать руку на пульсе. Но для того чтобы добиться успеха, необходимо выходить из зоны комфорта. Вот он я, и мне некомфортно: мне хочется есть и спать, но это издержки профессии. Я закрываю глаза, стараюсь достаточно философски к этому относиться. Слава богу, семья меня понимает: вот я приехал в 6.00 со студии, а в 10.00 мне снова там надо быть. Потому что надо, потому что если ты не поедешь, тогда у тебя замедлится темп во всех сопряженных областях, можешь что-то не успеть.

Как думаешь, когда сможешь остановиться, сбавить темп?

L'One А я такой человек, мне пяти дней на пляже хватает с головой, у меня дальше депрессия начинается. Мне нужно постоянно чем-то заниматься, постоянно находиться в движении. Не знаю, когда эта энергия закончится. На новом альбоме есть строчка: «Как много нужно успеть, пока не помер». Мне каждый день есть чем заняться, поэтому жизнь такая нескучная. Плюс ко всему, сбавишь темпы, и тебя кто-то обгонит, и у кого-то будет что-то лучше. Тем более что у меня есть такие серьезные мотиваторы, как Макс Корж, Баста, Земфира, которые собирают гигантские площадки. Я потихоньку к ним подбираюсь, но про 7 000 — 8 000 человек на концерте пока говорить рано. Но вот поставил себе цель собрать следующей весной площадку такого размера. А для того, чтобы собрать в следующем году такое количество людей, нужно сделать в два раза больше, чем я сделал за два года. Сбавлять темпы рано еще.

Сколько лет у тебя в запасе, как думаешь?

L'One Думаю, лет восемнадцать. Как раз к этому времени мои дети уже пойдут в институт, а мне самое время будет свалить куда-нибудь к океану, купить там ресторан и сидеть на крыльце, почесывая пузо, и вспоминать о том, как же круто было в первый раз в своей жизни устроить тур на 29 городов.

Концерт L'One пройдет в пятницу 28 августа в ночном клубе Platinum.