Основатель «Хора Турецкого»Мы можем соединить Rammstein с Верди

Мы можем соединить Rammstein с Верди

«Хор Турецкого» выступит в Калининграде 6 декабря с новой программой, посвященной юбилею коллектива. «Твой Бро» поговорил с основателем и продюсером хора Михаилом Турецким о новой программе, гастролях с Иосифом Кобзоном и работе над новыми проектами

Михаил Борисович, чего стоит ждать от предстоящего концерта в Калининграде?

МТ Праздничного шоу! Это будут лучшие композиции за все 25 лет. Юбилейный репертуар прошел серьезный отбор. Мы даже в социальных сетях запустили голосование, чтобы определить те песни, которые больше всего ждут и любят. Конечно, будут и сюрпризы. В нашем творческом арсенале появилось несколько авторских песен – надеюсь, они понравятся публике. Но всех секретов раскрывать не буду, чтобы интригу сохранить! (улыбается)

Сегодня вы комбинирует в репертуаре самые разные жанры: оперную, литургическую, народную, популярную музыку из разных стран и эпох. Что дает вам подобный прием? Откуда у вас такая жажда к синтезу?

МТ Это не жажда к синтезу, а широкоформатность коллектива. Хор Турецкого – это первая в мире арт-группа. Суть данного понятия как раз и заключается в безграничности творческих возможностей внутри одного музыкального коллектива. Если мы можем соединить Rammstein с Верди… и сделать это интересно и качественно – почему нет?

  • Михаил Турецкий

Вы начинали с религиозной музыки, постепенно включили светские композиции. Это было вызвано желанием расширить аудиторию, стать более понятными слушателю?

МТ Еврейская литургия - это очень узкий рынок, продукт только для ценителей и людей еврейской национальности. Но из нашего творчества это не ушло. Посмотрите, песни которые мы поем – это же литургия в чистом виде! Огромное количество советских массовых песен зацементированы еврейской литургической музыкой. Когда мы только начинали изучать пласт еврейской духовной музыки, то с удивлением замечали: вот эта молитва – это же «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат». А эта – без сомнения, «Полюшко-поле». А эта – «Катюша»! Но нам, как творческим работникам, в рамках одной культуры было очень тесно. Сейчас у «Хора Турецкого» очень разнообразная программа: поем от популярной оперы и зарубежной эстрады до песен Талькова, Цоя и даже Круга.

В вашем хоре иногда появляются новые лица. По какому принципу вы отбираете артистов?

МТ Коллектив существует уже 25 лет, и костяк его остается неизменным. У нас нет текучки, и этим можно гордиться. Некоторых из артистов я знаю со студенческих времен. Главные принципы отбора артиста – музыкальное образование и «горение» делом.

Сейчас у «Хора Турецкого» очень разнообразная программа: поем от популярной оперы и зарубежной эстрады до песен Талькова, Цоя и даже Круга.

Мы можем соединить Rammstein с Верди

Считает ли вы, что публика воспринимает музыку на эмоциональном уровне?

МТ Да. Очень важно, чтобы во время выступления у аудитории возникла эмоция. Зрители должны прочувствовать настроение, понять какой посыл ты отдаешь им в зал. Если этого не происходит – недоработка артиста!
Этим летом мы реализовали наш новый музыкальный проект «Праздник Песни», с которым проехали по стране. Люди охотно приходили на центральные площади и пели вместе с Хором. И это были десятки тысяч людей! Наш рекорд – 106 000 зрителей в Ростове-на-Дону. Уникальное событие, непередаваемая энергетика и эмоции! Я понял, что этот формат действительно работает. В шести городах такое масштабное мероприятие организовать нам помогла госкорпорация "Ростех". Позже к нам подключились такие города, как Выборг, Красноярск и Нижний Новгород. Этот список будет только пополняться, Праздники Песни планируем и в 2016 году.

Как вам удалось в конце 90-х годов убедить Иосифа Давыдовича взять вас в свой прощальный тур по России? Считаете ли вы, что именно это было отправной точкой вашей популярности в России?

МТ Звонил ему в офис – взял измором! (смеется) Это началось в 1996 году во время американских гастролей хора. Тогда еще не было мобильных телефонов, и как только на моем пути встречался телефонный автомат, я набирал его номер и слышал: «Иосиф Давидович занят» или «Он на гастролях, позвоните вчера». Дозвониться и застать такого человека в офисе было практически невозможно. Но я продолжал штурмовать и спустя несколько месяцев дозвонился. Тогда я пригласил Иосифа Давыдовича на наш концерт в Большой зал консерватории. Был аншлаг, Иосиф Давыдович подарил нам большой букет цветов. После я предложил ему взять нас в юбилейный тур, рассказывал, как это будет выглядеть прямо в автомобиле: пел, жестикулировал. И… уговорил. Надо было видеть, какой это был успех! Да, во многом благодаря этому туру о «Хоре Турецкого» узнали в нашей стране. Кобзон- это настоящий мэтр, глыба, и мы учились у него, как мальчишки. Учились всему: сценическому поведению, общению с публикой и, что важно, пению в микрофон. До этого обходились без них. Это была настоящая школа эстрадного мастерства. Он нас отформатировал. (улыбается)

Михаил Турецкий

Михаил Турецкий

Почему вы решили заняться проектом «SOPRANO Турецкого»?

МТ После 20 лет работы с мужским коллективом, я понял, чего мне не хватает: берущего за душу, проникающего в самое сердце женского вокала. Женской энергетики, вот этой девичей нежности, стервозности, интриги, высоты, любви в таком голосе – сопрано, который может подарить публике только женщина. И я решил раздвинуть репертуарные рамки, то, что мне недоступно как артисту, сделать как продюсер. Передо мной стояла непростая задача – создать уникальный «герлз-бэнд», в котором соединились бы все существующие в природе женские певческие голоса, традиции исполнения и разные музыкальные стили: оперная классика, джаз, фанк, латина, рок и киномузыка, советские ретро-шлягеры и мировые поп-хиты.

Говорят, что коллеги называют вас «царь», в одном интервью вы называете себя «деспотом». Это необходимо чтобы держать большой коллектив в тонусе?

МТ Я отношусь к подобным вещам иронично. Это такие добрые высказывания. Они меня называют маэстро, кто-то Михаилом Борисовичем зовет. Я многих из них давно знаю, мне было 27, им 17-18, когда все начиналось. Понятно, что некоторые Мишей называют. А между собой: «Царь решил…», «Царь сказал…». У остальных членов группы тоже есть прозвища, но менее значимые: Туля, Кузя, Кабан, Зверек (смеется). А в тонусе помогает держать дисциплина и постоянные репетиции.

comments powered by HyperComments