Поэт Ес СояЖенщины просто слышат от меня со сцены то, что хотели бы услышать от своих мужчин

Женщины просто слышат от меня со сцены то, что хотели бы услышать от своих мужчин

21 апреля в клубе «Калининград Сити Джаз» выступил поэт Ес Соя. Наш город был одним из последних этапов в фантастическом туре молодого одессита, включавшем более 50 городов России, Украины и Белоруссии. «Твой Бро» встретился с Соей, чтобы задать ему несколько вопросов - об украинском языке, почему выступления Евтушенко невыносимы, алкоголизме и том, важно ли жить быстро и умереть молодым

Человек, который называется на афишах «Ес Соя», имеет еще с полдюжины различных псевдонимов, но при встрече представляется: «Женя». Один из самых эпатажных и популярных молодых поэтов, пишущих на русском языке, в Калининград он прибыл в рамках своего поистине гигантского тура. Я знаю, что он прилетел еще вчера и целую ночь зависал где-то в калининградских барах. Удивленно отмечая его невероятно цветущий при этом вид, я делаю ему комплимент и уточняю — правда ли вчера у него была бессонная ночка. Он подтверждает: «Вчера я инспектировал один из калининградских баров. Что-то в нем, что называется «Русский стол». Ну а сегодня я буду инспектировать что? Калининградскую публику!»

Человек, который называется на афишах «Ес Соя», имеет еще с полдюжины различных псевдонимов, но при встрече представляется: «Женя». Один из самых эпатажных и популярных молодых поэтов, пишущих на русском языке, в Калининград он прибыл в рамках своего поистине гигантского тура. Я знаю, что он прилетел еще вчера и целую ночь зависал где-то в калининградских барах. Удивленно отмечая его невероятно цветущий при этом вид, я делаю ему комплимент и уточняю — правда ли вчера у него была бессонная ночка. Он подтверждает: «Вчера я инспектировал один из калининградских баров. Что-то в нем, что называется «Русский стол». Ну а сегодня я буду инспектировать что? Калининградскую публику!»

Ты из Украины, Одессы. Что среда общения и взросления дала тебе как поэту?

Соя Там-то, в Одессе? Боюсь, что я в Одессе и Украине проводил не так много времени, как хотелось бы за последние 8 лет. Я больше в путешествиях находился — гастролях или приключениях другого рода. Поэтому я считаю себя и по образу жизни, и по убеждениям интернационалистом. А от Одессы у меня, мне кажется, только «шоканье» и «гэканье» осталось. А так-то, конечно, Одесса — это город неземной, город особенный. Я рад родиться и вырасти именно там.

Ты ведь говоришь по-украински, да? Мне интересно, вот эта билингвальность - она как-то отражается на поэтическом стиле, построении строк?

Соя У меня есть несколько стихотворений, в которых используются украинские слова... То есть они на русском, но с украинскими вставками. Один раз я просто не мог подобрать рифму на русском, в другой раз нужно было по сюжету процитировать то, что говорит женщина-оператор в Украине, когда телефон выключен: «Вибачте, зараз відсутній зв'язку з вашим абонентом»*. Наверное, что-то мне эта билингвальность дала. Но, ты знаешь, на украинском языке ведь очень просто писать стихи. Это язык поэтов, очень пластилиновый такой, там много вариантов окончаний, и все они правильные. Например: «Я вийшов з кiна» и «Я вийшов з кiно» - это одинаково правильно. В два раза больше возможностей для рифмы, представь... Но я пишу на русском в основном - не ищу простых путей.

Можно ведь сказать сейчас, что в России и Украине существует определенная поэтическая сцена. Что ее объединяет, на твой взгляд, откуда она взялась?

Соя Конечно, да, она есть. Объединяет всех поэтов то, что они гастролируют и ездят по городам (смеемся). Еще очень недавно этого не было. Я думаю, просто спрос рождает предложение. Когда я начинал, а это было 8 лет назад, само понятие поэтического вечера было даже не андерграундом. Это была какая-то такая библиотечная тусовка, в домах книги каких-то, собирались какие-то пожилые женщины с мундштуками, мужчины в рубашках с огурцами, что-то они все читали друг другу, как-то оценивали друг друга. И все это происходило чисто внутри себя, включая какие-то литературные фестивали. Ну правда — давай называть вещи своими именами. Это было закрыто и происходило в не самых приятных и интересных кругах.
Когда я начал выступать, это не было каким-то путем осознанным. Меня просто начали звать во всякие места — типа, поезжай почитать стихов.

  • Ес Соя

И я на таком каком-то скепсисе был — ну, вы что, правда хотите этого? Окей, я это сделаю, но у вас очень странный вкус и очень странное желание проводить досуг.

Соя Я помню очень хорошо эти встречи «Вконтакте», когда проходили мои первые поэтические вечера. Была не то что агрессия со стороны людей, которые видели это мероприятие, это было простое человеческое непонимание. Типа «Вашу мать, серьезно? Приезжает чувак к нам в Донецк, сейчас он будет читать свои долбаные стихи без музыки да еще и за деньги!?» Они просто не понимали — как так!? Да чего уж, я сам не понимал!

Много народу приходило первое время на тебя?

Соя У меня всегда было осознание того, что я занимаюсь не самым популярным делом. И до сих пор оно есть. Тогда приходило 30-40 человек. И для поэзии это было реально достижение, я не шучу! Когда я приехал в первый раз в Москву, на меня пришло больше ста человек. И для меня это был нонсенс — что за бред!? В Москве, где столько альтернатив изумительных. Я листал журнал «Афиша» и думал — блин, столько всего крутого, куда я бы сам пошел. А эти люди все вместо всего этого пришли на меня. И вот я выступал в первый раз в каком-то клубе в районе станции метро «Аэропорт», и люди приехали слушать картавого непонятного мальчонку. Это реально было достижение. А потом потихоньку пошла эта волна... Хотя я конечно не буду бросаться словами и говорить, что я ее породил, но я был одним из первых, кто это начал делать.
Художественная ценность этого всего... Нет, я не могу судить. Значит это кому-нибудь нужно.

Подавляющее большинство твоих зрителей — женщины. Что привлекает их в тебе?

Соя Да прекрати. Очень сложно найти культурное событие, на которое приходит большая часть мужчин. Вот представь — ты приходишь в театр, а там одни мужики сидят. (смеемся) Ну смешно же, ты сразу начнешь подозревать, что что-то с этим театром не так. Это должен быть какой-то специфический театр. Назовем его «театр пластики».

Так, давай тоже не юли. За восемь лет, что ты на сцене, наверняка тебе неоднократно признавались в любви, говорили, что им в тебе нравится и так далее?

Соя Ну хорошо. Они аппелируют, в основном, такими общими выражениями: искренность, простота.

С женщинами-поэтами все понятно: они говорят со зрительницами на одном языке, те видят в них себя. Может быть твоя аудитория видит в тебе своего идеального мужчину?

Соя Возможно просто они слышат со сцены то, что они хотели бы услышать от своих мужчин. А мужчины им как правило говорят: «Эй, сука, пошли». А тут есть молодой человек, который томно декламирует, там, я не знаю: «Пойдем вслед за звездами и в лунный свет»...

Окей, зеркальный вопрос. В твоей аудитории что тебя притягивает в первую очередь?

Соя То, что они меня слушают! В жизни-то меня женщины особо не слушают. Я им там что-то говорю, прошу сделать так, а она делает по-другому... А тут я вижу, что меня слушают хорошие, интересные женщины. Это огромное удовольствие.

Ощущаешь свою власть над ними?

Соя Власть, наверное, не то слово. Я чувствую некоторое притяжение.

Женщины просто слышат от меня со сцены то, что хотели бы услышать от своих мужчин

У тебя довольно лаконичный формат выступлений. При этом есть примеры сотрудничества с Дэвидом Брауном из Brazzaville и Марией Чайковской. Как так получилось?

Соя С Дэвидом давняя история. Мы познакомились с ним на его первом концерте в Киеве. Я его большой поклонник. Был у меня период, когда для меня Brazzaville был на одном уровне в мировосприятии с Ником Кейвом и Игги Попом. Мои друзья привозили Брауна и просто сделали мне такой подарок — познакомили с Дэвидом. Мы с ним даже выступили, у нас завелось общение, переросшее в дружбу. И однажды в Петербурге я приехал к приятелю на студию, в Питере был также Дэвид, отдыхал, я позвал его в ту же студию, объяснив, что у меня есть одно стихотворение, написанное по мотивам его песни Bosphorus. Это единственное, что я написал в жизни не про себя и свои чувства, а про героиню песни, которую я услышал. Ну Дэвиду понравилась моя идея прочитать это стихотворение под его мелодию, он приехал, наиграл мелодию из Bosphorus, я прочитал, и в течение дня мы записали целый альбом. 12 песен. Я просто говорил ему, о чем это стихотворение, он пытался воспринять его, наигрывал какую-то мелодию и все. Продукт хороший вышел. Теперь мы планируем все это сделать в ином качестве, как-то по-другому сделать.

А новые жанры не хотелось освоить, делать поэзию с электронной музыкой?

Соя Мне кажется, это много кто делает. Я не понимаю, зачем это нужно. То, что я делаю с Дэвидом и Машей Чайковской мне интересно как слушателю. Но для выступлений мне это не очень нужно. Мне нравится на своих выступлениях делать так, как сейчас, - без музыки, видео и тому подобного. Только я, микрофон и публика. Ничего лишнего. Я понимаю, что слушать стихи очень сложно. Я лично не выдерживаю ходить на поэтические вечера на самом деле. Я ходил на Евтушенко — я его очень люблю — и выдержал там минут 20. Купил билет за 3 тысячи, пришел и минуте на 10-й стал искать внутренние предлоги, чтобы оттуда свалить. Скучно невероятно! С музычкой оно, конечно, попроще все это выдерживать. Особенно если бы играла какая-то тривиальная история - ну, скажем, музыка из «Амели». И я бы читал под нее стихи - там в зале бы коллапс полный происходил, все бы с ума сошли. Прикинь, идеальный синтез: музыка из «Амели» и мои стишки... Мне не нужны все эти видеоарты и тому подобное — я люблю простые вещи. Я и они.
Поэзия существует не в видеоарте, не в музыке, сопровождающей выступление и даже не на бумаге. Она по-настоящему существует только между поэтом и его слушателем. Это химия. А все остальное — это как футбол и околофутбол.

Все, что кроме поэта и его выступлений перед слушателем, мишура — околопоэзия.

Я посмотрел много твоих выступлений на Youtube. Где-то ты пьешь алкоголь. Где-то не пьешь. От чего зависит?

Соя Вот сейчас мы, кстати, узнаем, будет Евгений Сергеевич пить сегодня или нет. Дело в том, что некоторые клубы приветливые и говорят: «Бар ваш, молодой человек!» Некоторые говорят: «Бар ваш, но со скидкой!» А некоторые говорят: «Платите!» А Евгений Сергеевич не хочет платить. Шучу. На деле просто где-то хочется быть трезвым, где-то выпившим...

Было такое, чтобы ты на сцене в процессе выступления напивался в хлам?

Соя Было, но это не заметно на сцене. Может быть заметно в гримерке или после концерта, но на сцене — никогда. Был концерт в Ростове-на-Дону, я его вообще не помню! Я просто проснулся утром и минут 10 думал, что его еще было. Потом я думал, что его проспал, но после понял, что он все-таки был. И я его посмотрел потом на Youtube, честно говоря, с гордостью. Я там в абсолютном невменозе, но программа, черт возьми, выверенная до миллисекунды! Ни одних пропусков, ни одних забытых слов. «Вот это профессионализм, вот это круто!» — думал. Но в Калининграде я все же решил быть трезвым, миленьким, добреньким, я все же в первый раз у вас в городе, нельзя облажаться и составить плохое впечатление.

Женщины просто слышат от меня со сцены то, что хотели бы услышать от своих мужчин Фото №2

Пишешь стихи с похмелья? Оно вообще для тебя деструктивно или конструктивно?

Соя Видишь ли, я ведь еще молодой, мне 24 года, у меня нет похмелья. Я из тех ужасных людей, которые просыпаются утром, когда еще все лежат, и начинают скакать повсюду с криками: «Вставайте, вставайте! Идемте на велосипедах покатаемся!»

Какой идеальный возраст для поэта?

Соя Спросил бы ты меня лет 7 назад - я бы ответил: «16-17!», потому что все бурлит и горит в это время. Но на деле мне и сейчас комфортно, и в 21 было комфортно. Стихи пишутся - это главное для меня. Все идет своим чередом.

А Live Fast Die Young* - это вообще про тебя?

Соя Знаешь, вообще мне всегда казалось, что дожить до старости - это вообще не круто. Но недавно в моей жизни случился момент, всего единственный - в Индии, когда я стал думать по-другому. Я был в Хампи, считается, что там самые красивые закаты в мире. Я во всем мире еще пока, разумеется, не был, но там правда круто: садится солнце, и после этого еще часа полтора небо такого лилового цвета, будто кто-то нажал на «Стоп». И вот я сидел там с красивой девушкой, и сам того не хотя, я подумал: «Блин, а вот бы до старости дожить и привезти сюда своих внуков, показать им эту безумную красоту...» Это была такая сиюминутная мысль, но я ей так обрадовался. Наконец-то мир мне так широко улыбнулся, и можно наконец-то, не уважая все эти рок-н-ролльные ценности, просто плюнуть на них.

Взрослым себя почувствовал?

Соя Не знаю. Я себя чувствую когда как. Мне кажется, иногда бывает здорово почувствовать себя таким. А иногда — хочется побыть 16-летним дурачком. Это ведь смешно и круто порой бывает — когда ощущаешь себе море по колено и анархия кругом.

comments powered by HyperComments