Наш «Пруст посоветует»Манипулятивная, поколенческая и иллюстративная — три увлекающих книги

Манипулятивная, поколенческая и иллюстративная — три увлекающих книги

Вместе с писательницей, журналистом и автором литературного телеграм-канала «Пруст посоветует» Кристиной Бурнашовой «Твой Бро» продолжает еженедельную одноименную рубрику. В каждом выпуске обязательно есть бестселлер-новинка, культовая и научно-популярная книги

В своем телеграм-канале prust_posovetuet и рубрике «Твой Бро» я рассказываю, какие фильмы сняты по Лолите, почему Теннесси женщин понимает лучше, чем Малахов, что за скверный парень Достоевский, какой бывает культовый киберпанк и над какими книгами можно смеяться ночью.

В общем, пишу рецензии на классные книги, а попутно рассказываю истории про писателей. Если вы не готовы проводить все свободное время над романами и повестями — я сделала это за вас. Читаю много, выбираю лучшее.

Кошка на раскалённой крыше
Теннесси Уильямс

Теннесси Уильямс — американский драматург 20 века, более всего известный пьесой «Трамвай Желания». Для меня же Теннесси — гений диалогов и мастер высвечивать женские махинации в отношениях. Его «Кошка на раскаленной крыше» — великолепная книга!

В диалогах он до мурашек показывает тончайшие манипуляции, когда желание обладать человеком заменяет любовь, по полочкам раскладывает архетипичное поведение жен, стремящихся всеми возможными проявлениями «заботы» держать мужа за яйца (трюки эти превосходно работают и в 21 веке, так что пьеса крайне современная). 

В Теннесси как будто вшит супер-датчик, который определяет неискренность сотых долей. И эти сотые доли он передает в разговорах, лучше любого психолога объясняет, что такое модель жертвы — разворачивает, как хрупкая женщина может тиранить с жестокостью, достойной самого отвратительного мужлана, и продолжает при этом считать себя милой кошечкой. 

Гениальность Теннесси в том, что он через ОДИН диалог может показать, как жертвенность и жажда получить другого человека создает уродство. Причем не брак, а вот это наигранное, корыстное... раздражает Теннесси. В пьесах он тоскует по истинной любви, по нежности, дружбе.

Манипулятивная, поколенческая и иллюстративная — три увлекающих книги

Мужчины у него «играют черными», выступают не инициаторами скандалов, а реагируют на провокации женщин. Женщины пассивно доводят своих мужей, чувствительных мальчиков, до того, что они замыкаются, черствеют сердцем, бьют и пьют нещадно. Эти самые мальчики, будь они агрессивными стариками или мелочными пьяницами, дороги сердцу Теннесси, и ты начинаешь проникаться их чувствами. 

Главная героиня Маргарет ругается с мужем Бриком. И ты то и дело становишься на его или на ее сторону. Сначала Маргарет кажется противной истеричкой. Но проходит раунд диалога — ты вдруг понимаешь больше женщину, и отвращаешься мужчиной. 

Пока Теннесси снова не переворачивает «колесо» — и так до бесконечности, пока вдруг не осознаешь с болезненной ясностью, что главная героиня — не истеричная сука, а обычная женщина… запертая в клетке невыраженной любви и болезненного самолюбия. Страстная, буйная Маргарет кричит со страниц книги, не понимая, почему не складывается в ее жизни любви, и становится дико, как ее истинный крик выходит наружу лишь мелкими писками. Кошка на раскаленной крыше обжигает лапы, но так и не может согреться на солнце.

Эта интересная глубокая пьеса захватит внимание любого человека. Почитать стоит хотя бы для того, чтобы посмотреться в большое зеркало и понять, как твоя манипуляция приводит к утрате уважения и любви. 

Профессия иллюстратор
Натали Ратковски 

Во-первых, у Ратковски классные иллюстрации. Она автор почти всех рисунков в книге. Интересно наблюдать, как художник умеет менять стили. Если бы я сама была иллюстратором — возможно, не так заинтересовалась бы. Но так как я писатель, жутко любопытно заглянуть в кухню других творческих профессий. 

Во-вторых, это скорее пособие для вдохновения, чем для учебы. Я лежала с температурой, рассматривала иллюстрации, читала и было мне очень хорошо. 

В-третьих, создается ощущение, что разговариваешь с автором, а автор — приятный, талантливый человек. И после книги остается приятное ощущение, так и хочется сделать что-то творческое. 

В-четвертых, я узнала несколько полезных советов для рисования.

Манипулятивная, поколенческая и иллюстративная — три увлекающих книги  Фото №2

Вывод. Книга не очень полезная, но при определенных обстоятельствах может сыграть важную роль. А еще она красивая и интересная для творческой развивающейся личности. Помимо прочего, автор много говорит о мастерстве и труде: без труда, не нарисуешь и композицию пруда.

Анна, Ханна и Юханна
Марианна Фредрикссон

С вами было такое: читаешь, словно пьешь мед с травяным чаем после игры в снежки. Когда руки замерзли, ноги замерзли, нос замерз, и ты греешься о книгу, пьешь, пьешь, не можешь остановиться. 

Раньше я семейные саги особенно не читала (Сто лет одиночества в счет?), и относилась к ним, как к историческим скучным книгам. Но эта изменила мой завиральный взгляд — «Анна, Ханна и Юханна» крута. 

Шведская писательница рассказала про три поколения дочерей, каждая со своей судьбой и своим характером. Как говорится — женщины с историей. Истории эти настолько интересные, что я забывала, кто я, когда сидела с книгой. 


Манипулятивная, поколенческая и иллюстративная — три увлекающих книги  Фото №3

Отдельный бонус, что самая младшая Анна возрастом моей мамы, а самая старая Ханна как моя прабабушка. Я узнала много фишек, как жили в те времена, как мужчины относились к женщинам, зачем женились, как работали, растили детей. Стало понятнее, что у меня в подкорке вшито — откуда ноги растут у некоторых убеждений. Например, моя баба Люба (ей 83 года) очень похожа на Ханну, и до меня вдруг дошло, почему бабушка такая суровая и как так произошло, что любовь ее проявляется делом, а не словами.

В общем. Книга жизненная, человечная и написана текучим, прекрасным языком — словно реченька журжит…  Советую тем, кто любит людей, северную литературу и способен переосмыслить чужую историю.

Открывайте нашу предыдущую подборку, где вас ждёт ещё 3 книги: бодипозитивная, притчевая и кишечная с юморком.