Разочарование ценой в 955 карбованцевКвочка с приклеенными яйцами в ресторане «Борщ & сало»

Квочка с приклеенными яйцами в ресторане «Борщ & сало»

Мы иногда испытываем легкое расстройства от дефицита славянских ресторанов в нашем любимом городе. Повинуясь зову крови, плоти и сердца мы отправились в их украинскую разновидность - «Борщ и сало», что на площади Победы. И пришли в ужас: не о такой Украине мы мечтали, дотянулся проклятый Мазепа, наши слезы окрасились в жовто-блакитные цвета. Но обо всем по порядку.

Перефразируя знаменитую фразу Н.В. Гоголя из «Мертвых душ», мол, какой же русский не любит быстрой езды, можно смело сказать: и какой же русский не любит украинскую кухню? Во многовековой истории русского и украинского народов, наряду со славными ратными победами, не менее важным является и взаимное обогащение культур, языка и конечно же кухонь. Борщ, галушки, вареники, пельмени, блины уже давно стали русско-украинским национальным достоянием, которое в той или иной форме присутствует в кухнях всего мира! Однако, на мой взгляд, всякой логике вопреки, в нашем горячо любимом городе мест, где можно отведать по-настоящему славянскую пищу - раз, два и обчелся. Немецкой, итальянской, азиатской и прочей иноземной хоть отбавляй. А вот со славянской настоящий «голяк», что в полной мере подтвердилось при моем «крестовом походе» в ресторан с очень красноречивым названием: «Борщ энд сало». Правда, что побудило ресторанных начальников в названии использовать амперсанд мне, и убежден, не только мне, совершенно невдомек. Возможно это псевдомодная и настолько же глупая тенденция обеднять «великий и могучий» красиво звучащими американизмами. А может и того хуже - полночный бред маркетолога-самоучки, убедившего окружающих в невероятной креативности, а главное - необходимости замены русской «и» на чужеземную логограмму.

Вот Вы, уважаемый читатель, смогли бы без усмешки произнести название всенародно любимой комедии «Любовь и голуби» через «энд»?

»? Или подобным способом надругаться над фильмом А.Вайды «Пепел и алмаз»? Уверен - нет, потому что в таком случае вы тут же прослывете невеждой! Возможно, что этой глупости я уделяю чрезмерное внимание. Не один ли, как говорится, хрен? Ну «энд», так «энд»! Но все дело в том, что подобная безвкусица в моем рассказе об этом заведении будет присутствовать, по-моему мнению, просто нескромно много раз.

К примеру, я также не знаю, откуда взялось правило, что рестораны национальной кухни непременно должны выглядеть как-то по-деревенски? Причем использовать при этом муляжи коров, свиней, вязанок лука и чеснока, висящих по стенам. Старые чемоданы, керосиновые лампы, всяческие черепки и сосуды различных замысловатых форм, а также непременная телега, по мнению хозяев ресторана, должны усиливать ощущения, полученные от блюд национальной кухни. Но зачастую эти бутафорские и неживые интерьеры мало что привносят действительно национального в обстановку ресторана. Уж скорее все это напоминает краеведческий музей, где посетитель может сложить представление о том, что из себя представляло жилище сельчан. Кроме того, на мой взгляд, такой дизайн, учитывая типовой набор бутафории, является очень уж универсальным: сразу и не понять - Литва это, Белоруссия или Украина, как в данном случае.

Это еще более или менее понятно где нибудь на далекой чужбине, где псевдоностальгирующим создается уголок, хоть и понарошку напоминающий землю предков. Для чего это делать в Калининграде, по крайней мере мне, не понятно. На все вопросы относительно идентификации данного места должны отвечать мастерски приготовленные национальные блюда, а не «дурилки картонные».

«Здоровеньки булы!», - так встретила меня девушка украинским приветствием, сказанным на местный манер. Выглядело это еще более глупо, чем все описанное выше, потому что дальнейший диалог был уже не на «мове».

Уточнив, один ли я буду, девушка взялась меня проводить к столику. Народ в залах присутствовал, но обещанного аншлага, вопреки прочитанным мной отзывам в интернете, не было и в помине. Так я оказался в дальнем зале с фальшивыми окнами, где на перекладине под потолком восседала бутафорская квочка с почему-то приклеенными к дереву яйцами, очевидно по задумке, ей же снесенными. Поглазев с минуту на непадающие (назло закону всемирного тяготения) яйца, я зарекся на окружающие меня атрибуты лжеукраинского колорита более внимания не обращать. Тем более что передо мной появилось меню с несколькими рекламными буклетами.На первом мне предлагалось отведать балтийского калкана, кстати к Малороссии имеющего отношение не больше, чем хомут к корове. Испрашиваемая цена в 140 рублей за 100 грамм показалась мне несоответствующей камбале, и я отложил буклет в сторону. Второй я и вовсе смотреть не стал. В нем крупно на украинском и меленько на нашем свои деликатессы предлагал шеф-повар, и я сосредоточился на основном меню. Книга меню очень удобная, позволяющая сразу открыть нужный раздел. Ассортимент блюд в каждом из них вполне разнообразен и далеко не мононациональный украинский.

Названия блюд написаны на двух языках: русском и зачем-то на украинском. А аннотации к ним только на русском, как и цены, к слову, указанные в рублях, без гривен. И все же, несмотря на эту околесицу, я, вычленив из общего содержания национальные украинские, заказал: холодец, борщ из белых грибов с пампушками, колбасу украинскую. В качестве напитка я, слегка размякший от жаркого дня, заказал коктейль, который так и назывался: «жаркий день». В надежде утолить жажду холодным напитком я попросил официантку Марию первым доставить мне именно его. 

Дожидаясь своего заказа, я стал рассматривать публику, которая выглядела очень разнородной. Особенно запомнилась мужская компания, пытавшаяся добиться от официантки внятного обьяснения относительно блюд из кролика, которые, к слову сказать, в меню присутствовали в достаточном колличестве. В разговоре намечался кризис: видимо мужчин не устраивало то, что предлагала девушка, и они, обреченно махнув рукой, снова уткнулись в книгу меню. Не знаю, чем там кончилось дело, потому что произошедшее далее заставило меня мобилизовать все мое ангельское терпение.

Доставленные мне угощения были совсем в другом порядке. Сначала появился борщ, затем холодец и лишь потом напиток. Пришлось начинать с холодца, не утолив жажду.

Огромным размером порция не поразила, а даже разочаровала высокой ценой за такой обьем. С первого же кусочка стало ясно, что технология готовки блюда неверна. Желе было полностью прозрачным без какого-либо намека на жир. Вместо естественного связывающего вещества, на мой взгляд, использовали желатин, с которым блюдо хранилось в холодильнике. Застывший слой талой  воды скрипел на зубах, как сосулька в январе, а мясо, абсолютно безвкусное от многократной заморозки, идентификации не поддавалось. На поверку холодец оказался в лучшем случае заливным, приготовленным бог знает когда и по такому же никудышному рецепту. Конечно, готовить холодец это наука! Шутка ли: одна только варка ингредиентов занимает более десятка часов и приготовить его в условиях ресторана практически невозможно. Провал неминуем, но ведь зачем-то его ставят в меню? Впрочем, хрен, поданный к нему, был очень даже хорош. Ядреный, крупнозернистый, он как мог спасал блюдо в целом, забивая все горечью.

Далее пробу я снимал с первого. Борщ для украинской кухни это как полковой флаг. Без него украинский стол осиротел бы. Без преувеличения могу сказать, что это флагман любого стола, национальная идея и сверхновая вселенной малоросской кухни. Но только не в местном исполнении.

Невероятно большое количество, по всей видимости, консервированной свеклы превратило борщ в сироп, сладость которого не сгладила даже сметана.

Темно-коричневый цвет его был сродни цвету дешевой половой краски на бетонном полу. Хотя, справедливости ради: разбухшие частички сушеных грибов и впрямь напоминали вкус белых. Особо скажу про булочки, которые местные умельцы выдают за пампушки. Это были две крохотные сдобные булочки не первой свежести, напрочь лишенные чесночного вкуса. Такие обычно рекомендуют диабетчикам, но уж никак не подают к борщу.

У напрочь сливающего светлые идеалы украинской кухни “Борща и сала” оставалась одна надежда - дать мне возможность полакомиться украинской колбасочкой… Уж чего-чего, а ею я наслаждался не один раз в былое время. Увы и ах! Надежды не оправдались. 

Вместо кишки, набитой мелконарезанным фаршем, с луком, салом и специями, туго свернутой в спираль, передо мной лежало нечто, напоминающее рыночные купаты, причем разноколиберные.

Может быть, для полновесности порции добавили кусочек другого вида. Само изделие было сухим и пресным. Его невозможно было резать ножом, оно просто рвалось, рассыпаясь на ошметки, не поддаваясь зубцам вилки. Где же там почувствовать вкус мускатного ореха… Грязно желтая тягучая субстанция, пытавшаяся прикинуться горчицей, не имела даже запаха, а горстка квашеной капусты, давно-давно не видевшей рассола, напоминала спички, вываленные из коробка. И только картошка осталась картошкой, которую испортить хоть и можно, но трудно. Ее-то я и сьел всю, без остатка. А такой колбасе, даже если она эвакуируется в Ростов-на-Дону и даст пресс-конференцию о том, что она единственная легитимная украинская колбаса, никто в жизни не поверит! Я испытал очень большое разочарование, не подсластил пилюлю и коктейль «Жаркий день», с которого я мечтал начать свою трапезу, и к которому так и не притронулся.

Квочка с приклеенными яйцами в ресторане «Борщ & сало»

Сумма по чеку исчислялась 955 карбованцами просто выброшенных на ветер без всякой пользы, разве что за возможность эту статью распечатать и положить за угловой столик, на тот, где лежит табличка «столик замовлений». Авось, прислушается кто-нибудь и что-то изменится. Ведь «що не вмерла Украина», а? В остальном - «Бувайте здоровы хлопцы и до побаченья!».