Январская тройкаЧеловек, место и блюдо месяца

Человек, место и блюдо месяца

Каждый месяц наша редакция выбирает человека, место и блюдо месяца, которые стали для нас особенными. В январе свой выбор сделала корреспондент «Балтийского Бродвея» и «Твоего Бро» Яна Лутченко. Без щепотки волшебства не обошлось

Человек: Александра и Феликс

Александра Линник и Феликс Гурвич — создатели местного бренда натуральной сладкой ваты «Цукерман». Ребята запустили свой маленький бизнес в июне 2016 года. Больше всего им хотелось показать людям, что сладкая вата — не банальный продукт из дет­ства, а кондитерский шедевр, который можно добавлять в кофе и шампанское, украшать фруктами и ягодами, кормить им не только детей, но и взрослых. Вата с кокосовым сахаром, со вкусом розы и кислой малины, чая матча со сливками — такое могут оценить только гурманы, правда? В Центральном парке вату ягодами ассаи и лепестками роз ведь не посыплют. Все вкусы «Цукерманы» замешивают сами после долгих сладких экспериментов и ни при каких условиях не используют готовые смеси ядерных оттенков. Органический тростниковый сахар, натуральные вкусовые, пищевые добавки и красители, засушенные вручную фрукты и ягоды — в этой вате нет ничего лишнего, а тем более — вредного. Продается она не только на палочке, но и в маленьких баночках, которые можно разделить с друзьями, подарить кому-нибудь или отправить по почте. В последний раз у ребят заказали вату Москва и Санкт-Петербург — по большой коробке с разными вкусами и индивидуальным пожеланием, которое «Цукерманы» с любовью прикладывают к крупным заказам.

Александра Линник и Феликс Гурвич — создатели местного бренда натуральной сладкой ваты «Цукерман». Ребята запустили свой маленький бизнес в июне 2016 года. Больше всего им хотелось показать людям, что сладкая вата — не банальный продукт из дет­ства, а кондитерский шедевр, который можно добавлять в кофе и шампанское, украшать фруктами и ягодами, кормить им не только детей, но и взрослых. Вата с кокосовым сахаром, со вкусом розы и кислой малины, чая матча со сливками — такое могут оценить только гурманы, правда? В Центральном парке вату ягодами ассаи и лепестками роз ведь не посыплют. Все вкусы «Цукерманы» замешивают сами после долгих сладких экспериментов и ни при каких условиях не используют готовые смеси ядерных оттенков. Органический тростниковый сахар, натуральные вкусовые, пищевые добавки и красители, засушенные вручную фрукты и ягоды — в этой вате нет ничего лишнего, а тем более — вредного. Продается она не только на палочке, но и в маленьких баночках, которые можно разделить с друзьями, подарить кому-нибудь или отправить по почте. В последний раз у ребят заказали вату Москва и Санкт-Петербург — по большой коробке с разными вкусами и индивидуальным пожеланием, которое «Цукерманы» с любовью прикладывают к крупным заказам.

Они всегда идут навстречу своим покупателям — не только когда нужно больше, но и когда просят меньше стандартной порции. «Однажды на маркете к нам подошел мужчина с детьми и попросил разделить 2 ваты на 4, чтобы всем досталось разных вкусов. Конечно, мы согласились», — рассказывает Александра. Девушка всегда общается с клиентами, прислушивается к их пожеланиям, в то время как Феликс экспериментирует со вкусами и создает фундаментальные вещи вроде тележки для волшебного аппарата. А потом они меняются местами — и «Цукерман» получает что-то совершенно новое. Ребята не дают рекламы в средствах массовой информации — просто честно рассказывают о своем продукте в социальных сетях и вкусно кормят своих клиентов. Этого с лихвой хватает, чтобы сарафанное радио включилось и новость о вате Gourmet с ароматом печенья и съедобными блестками улетела далеко за пределы Калининграда.

Человек, место и блюдо месяца

Место: «Штайндамм, 99»

Улица Житомирская — когда-то Штайндамм, раньше относилась к Альтштадту, а это старейший район Кенигсберга. Ее легко узнать на кенигсбергских открытках. Те же изгибы, парапет, отделявший улицу от реки, протекавшей здесь, тот же дом — единственный чудом уцелевший после штурма 9 апреля 1945 года. В этом доме, на месте бывшей «Унции», сейчас и находится ресторан «Штайндамм, 99».
«Мы хотели подчеркнуть, что это место с историей, — рассказывает владелец заведения Андрей, вспоминая, сколько слоев гипсоплиты пришлось снять со стен и потолка помещения, чтобы взгляду открылись немецкие кирпичи с названием завода-производителя и опоры со старинной техникой крепления. Только потолок прибавил в высоте больше метра. Строение оказалось добротным — как раз для небольшого семейного ресторанчика. Персонала в «Штайндамме» действительно мало, и владелец может с легкостью встать за стойку или отправиться на кухню, если потребуется. А также — съездить на рынок, чтобы лично оценить качество закупаемой рыбы, сыра и сезонных продуктов.

Улица Житомирская — когда-то Штайндамм, раньше относилась к Альтштадту, а это старейший район Кенигсберга. Ее легко узнать на кенигсбергских открытках. Те же изгибы, парапет, отделявший улицу от реки, протекавшей здесь, тот же дом — единственный чудом уцелевший после штурма 9 апреля 1945 года. В этом доме, на месте бывшей «Унции», сейчас и находится ресторан «Штайндамм, 99».«Мы хотели подчеркнуть, что это место с историей, — рассказывает владелец заведения Андрей, вспоминая, сколько слоев гипсоплиты пришлось снять со стен и потолка помещения, чтобы взгляду открылись немецкие кирпичи с названием завода-производителя и опоры со старинной техникой крепления. Только потолок прибавил в высоте больше метра. Строение оказалось добротным — как раз для небольшого семейного ресторанчика. Персонала в «Штайндамме» действительно мало, и владелец может с легкостью встать за стойку или отправиться на кухню, если потребуется. А также — съездить на рынок, чтобы лично оценить качество закупаемой рыбы, сыра и сезонных продуктов.

«Штайндамм» не отпугивает высокими ценами, здесь не обязывают обедать на определенную сумму при заказе стола, не стараются удивить гостей молекулярной кухней. «Хорошо готовить и хорошо относиться к людям», — так звучат основные прин­ципы заведения. Потому на каждом столе — свежие цветы и большая бутылка с родниковой водой, за которую не нужно платить, как в других местах. Потому в сервировке блюд все продумано до мелочей: если клюква, то настоянная на коньяке, если веточки можжевельника, то из заповедника. «Мы хотим, чтобы люди чувствовали себя расслабленно, и все: интерьер, еда, атмосфера — оставляло у них незабываемое впечатление», — добавляет Андрей. Это работает. «Штайндамм, 99» словно притягивает обещанием красоты, распространяя сияние свечей из окон здания-долгожителя. Не зайти на огонек очень сложно. Особенно туда, где тебя ждут.

Блюдо: Тушёные овощи в соусе масала

Задолго до той счастливой поры, когда в городе стали появляться вегетарианские заведения и службы доставки, искусно играющие с классическими индийскими рецептами, я приметила одно невероятное блюдо в ресторане Sushi & More. Оно называлось «Тушеные овощи в соусе масала», и тогда я вообще не представляла, что означает последнее слово. Привычное сочетание продуктов давало совершенно непривычный вкус, брокколи и баклажаны не превращались в однородную кашу, а обнаруживали нежность под хрустящей корочкой. Это блюдо всегда оставалось для меня загадкой, совершенством которого я восхищалась. С течением времени оно не менялось, лишь вызывало у меня новую волну влюбленности при каждом визите в ресторан. Наконец я побеседовала с шеф-поваром и узнала, благодаря чему создается этот неповторимый вкус.

Задолго до той счастливой поры, когда в городе стали появляться вегетарианские заведения и службы доставки, искусно играющие с классическими индийскими рецептами, я приметила одно невероятное блюдо в ресторане Sushi & More. Оно называлось «Тушеные овощи в соусе масала», и тогда я вообще не представляла, что означает последнее слово. Привычное сочетание продуктов давало совершенно непривычный вкус, брокколи и баклажаны не превращались в однородную кашу, а обнаруживали нежность под хрустящей корочкой. Это блюдо всегда оставалось для меня загадкой, совершенством которого я восхищалась. С течением времени оно не менялось, лишь вызывало у меня новую волну влюбленности при каждом визите в ресторан. Наконец я побеседовала с шеф-поваром и узнала, благодаря чему создается этот неповторимый вкус.

Выяснилось, изюминкой тушеных овощей является луково‑томатный соус, который в традиционных индийских ресторанах готовится 8 часов. В Sushi & More немного поменьше — шесть, но все равно довольно долго. Сначала в горячем масле обжариваются специи: кумин, кардамон, гвоздика, корица, карри, куркума. Затем к ним добавляется очень много лука, который тушится несколько часов, и только потом томатная паста или свежие помидоры. Спустя еще пару-тройку часов в соус кладут мелко порубленный чеснок, тертый имбирь и сливки, отчего он приобретает мягкий желтоватый оттенок. В процессе жарки овощей тоже есть своя особенность, и она кроется в том, каким образом их готовят к погружению во фритюр. Чтобы кусочки не впитали масло, а только получили аппетитную корочку, их вымачивают в воде несколько секунд, а потом обваливают в крахмале: кукурузном или пшеничном. Заключительный вкусовой акцент дает свежая кинза, которую добавляют в соус или украшают ею готовое блюдо. В Sushi & More к нему подают большую порцию рассыпчатого риса басмати, благодаря чему любой уходит домой очень сытым и очень довольным. Волшебство!

Читайте также, что мы выбрали ранее:

Фото: Бока Су, архив редакции

Подпишитесь на нас в социальных сетях