Танцуй и думайВ Калининграде впервые выступили «Ночные грузчики»

В Калининграде впервые выступили «Ночные грузчики»

«Ночные грузчики» лет пять назад были, как говорится, широко известной группой в узких кругах. Когда их песни стали молниеносно расходиться по яблочным плейлистам, группа ушла в «безвременный отпуск». Сегодня, спустя пять лет, каждый порядочный хипстер знает их песни наизусть, а группа вернулась, чтобы съездить в большой тур по стране. «Твой Бро» посетил первый концерт тура, окунулся в экзистенцию и после пообщался с музыкантами

Попасть на концерт оказалось не самой легкой задачей. Билеты разлетались как горячие пирожки, а в день концерта у входа в «Ворота» выстроилась немаленькая очередь. Внутри много молодых людей в темной одежде, которые томно смотрят вокруг. Пара возле меня обсуждает, что человеку нужен человек, чтобы не быть одиноким. Музыканты продают книги, но желающих не очень много. Публика постарше держится отстраненно, между собой называя происходящее «детским утренником».

С улицы забегает парень, крича что-то вроде «Маша, это классная хипстерская вечеринка».

Спустя сорок минут гаснет свет, и все уплотняются к сцене. После первой пары песен в зале трудно находится: слишком много людей, спертый воздух, а с высоты метра и шестидесяти сантиметров решительно ничего не видно, кроме затылков и краешка видеоряда. Нахожу место наверху и до конца концерта предпочитаю оставаться там. 

Живьем «Ночные грузчики» звучат хорошо. Несмотря на опасения, слышно каждое слово напористого речитатива Алехина. Площадка «Ворот» играет только на руку группе – по атмосфере выступление напоминает квартирник. Все песни давно знакомы и не раз вызывают ностальгическую улыбку. Жаль, но снизу не доносится, чтобы публика подпевала.

Музыканты играют около двух часов, изредка общаясь с залом – представляя песню как лучшую или худшую и вспоминая год ее написания.

Зрители, дарившие вначале скромные аплодисменты, к концу концерта сопровождают их визгом.

«Ночные грузчики», несмотря на большое количество желающих попасть на их концерт, никогда не претендовали на массовость. Их тексты и музыка, как и следует жанру, порой отталкивают резкостью и жизненностью. Поэтому неудивительно, что многие уходили, так и не дождавшись конца концерта. На такие группы нужно приходить, понимая, что тусовки не будет, а неминуемо накатившую экзистенцию нельзя поставить на паузу. Концерт не вызвал массового восторга не по тому, что музыканты не выкладывались, а потому, что это совсем другой формат музыки и поэзии.

«Первый и последний концерт в твоем городе» – значит ли это, что тур станет последним для «грузчиков»?

Евгений Алехин: Да, скорее всего он последний. Но это не значит, что если вдруг у нас появится какой-то материал, мы не станем его исполнять. Я никакой клятвы не давал.

Ваши зрители, как видно, готовы и дальше приходить на концерты.

Алехин: Вот ты выступишь с этим материалом, и не может его быть больше. Мы его еще не отвыступали, поэтому нам и хочется с ним ездить.

Михаил Енотов: Согласен, да.

Алехин: Если мы сочиним что-то новое, то с этим можно будет ехать в тур. А если нового материала не будет, то это бессмысленно.

Во время вашего так называемого отпуска, вы писали новый материал?

Алехин: Какие-то черновики есть. Я заметил, что постоянно пишу черновики, но никогда ими не пользуюсь. Они обычно остаются в стороне. Когда начинаешь сочинять новое, ты не пользуешься ими. Мне кажется, это как тренировка.

Енотов: Черновики, которые у меня были, и не вошли в «грузчиков», я реализовал с другой группой. У нас есть рок-группа, христианская рок-группа «Или».

А почему, как вы говорите, не отвыступали имеющийся материал?

Алехин: Ну, мы занимались другими делами.

Енотов: Мы еще не были тогда так востребованы.

Алехин: Не думали даже о такой возможности, чтобы взять и поехать в большой тур.

Енотов: Интернет все-таки делает свое дело: мы отошли в сторону, а наше творчество жило своей жизнью. И оказалось, что сейчас нас слушает еще больше людей, чем тогда.

За это время подростки-нонконформисты выросли и в тех самых «консервных банках», о которых вы пели, ездят на работу. Вы чувствуете, что публика изменилась?

Алехин: Ну, приспосабливаются, что их осуждать за это?

Енотов: У нас, по-моему, последний альбом как раз об этом.

Алехин: Я никаких обязательств не давал публике. Мои тексты – это больше мой собственный дневник.

Енотов: Я считаю, что время течет вниз. Постоянно. То есть к лучшему мы, как правило, не меняемся. Это нормально, таков закон времени. Человечество деградирует, большинство людей деградируют в рамках своей жизни, ничего страшного в этом нет. Точнее, это очень страшно, но ничего особенного в этом нет, по сравнению с прочим ужасом.

Насколько комфортно вы себя ощущаете сегодня, исполняя материал пятигодичной давности?

Алехин: Все что нам кажется стоящим и актуальным, мы исполнили, а все что нет – отсеяли. Отбирали мы скорее по художественным критериям. Что-то пришлось заменить, кто-то, может быть, заметил, что некоторые строчки мы изменили. Просто потому, что не нравится, а не по каким-то там идеологическим причинам. С непривычки странновато исполнять. Вроде я дома все исполнил нормально, а здесь начинаешь как-то сбиваться. Отвык от всего этого.

Понравилось, как вас приняла калининградская публика?

Алехин: Не знаю, мне кажется, они переоценивают нас. Толи издеваются, толи шутят.

Енотов: Пять лет назад было спокойнее.

Алехин: Визгов не было.

Енотов: Да. Сейчас это как-то странно слышать.

Фото: Егор Сачко

comments powered by HyperComments