«Я враг системы, а вы все козлы»Навечно юный бунтарь Noize MC собрал полную «Ялту»

Навечно юный бунтарь Noize MC собрал полную «Ялту»

Слушатели уже привыкли встречать имя Ивана «Noize MC» Алексеева в громких газетных заголовках, сообщающих об отменах его концертов, «возможных провокациях», обвинениях в скандалах и резких высказываниях. Однако в прошлом году этот поток нарушило известие о том, что исполнителю рэп-рока Noize MC стукнуло тридцать лет, которые он отметил юбилейным туром

Несмотря на то, что возраст Алексеева постоянно упоминался крупным шрифтом на афишах, никакого отпечатка на его творчество эта цифра не наложила. Noize MC по-прежнему исполняет максималистский рэпкор прямиком из начала 00-х – времени, когда вместо YouTube было MTV.

Ходивший в середине прошлого десятилетия в «надеждах» русского хип-хопа Иван Алексеев с самого старта своей профессиональной карьеры не пропадал с радаров: постоянно выпускал новую музыку, играл в театре и кино, записывался с популярными и не очень артистами, а также отчаянно сопротивлялся системе. Про то, кто такой Noize MC, знают примерно все, от мала до велика.

Для тех, кто помладше, он – тот, кто поёт про «устрой дестрой», для тех, кто постарше – тот, кто пел песню про вице-президента «Лукойла» Анатолия Баркова, потом со сцены посылал сотрудников милиции, за что сел на 10 суток в Волгограде, а затем на фестивале Kubana рассуждал об украинском нацизме.

Политические и различные другие скандалы идут в карьере Noize MC рука об руку с новыми песнями: Алексеев – вечный принципиальный максималист и правдоруб, привыкший громко сокрушаться по поводу мировых несправедливостей. Его музыка такая же, как и он сам: вместе со своей группой он «рубит» незатейливый, прямой и понятный молодежный рок с речитативом, выступающим в качестве локомотива.

Аудиторию Нойза, пришедшую на концерт исполнителя в «Ялту», правда, молодой назвать не получается. Из людей, посещающих хип-хоп концерты в этом клубе, поклонники Noize MC – определенно в числе самых зрелых. В очередях в баре можно встретить вчерашних студентов, ныне офисных работников, компании здоровых мужиков, слушающих «Наше радио», молодых родителей, успешно оставивших в субботний вечер детей на бабушках и дедушках и в кои-то веки выбравшихся погулять. Люди, пришедшие на концерт – тихие, интеллигентные и вежливые, без каких-либо намеков на «дестрой».

Незадолго до выхода группы на сцену первые ряды скандируют: «Мейк сам нойз!» Просьбы воздаются практически мгновенно: одетый в футболку с логотипом баскетбольной команды «Чикаго буллс» Алексеев с коллегами выскакивает на сцену и тут же стартует с фристайла про то, что они в первый раз выступают в «Ялте». Noize MC - обладатель редкого дара эффектно рифмовать на ходу; фристайлы – обязательная и ожидаемая часть его выступлений, и на калининградском концерте их в избытке.

После пятиминутного потока рифм Алексеев надевает на плечо гитару и принимается за хиты. Звучат «Make Some Noize» с припевом: «Моя музыка всегда со мной / От темных сил огражден звуковой стеной», дебютный сингл артиста «Песня для радио», а также «Стэнли». Нойз благодарит калининградскую поклонницу за то, что та угостила группу тортом перед концертом, в ответ зал скандирует имя исполнителя и продолжает делать это все полтора часа, что выступает коллектив. Группа движется дальше: звучат «Капитан Америка (Не берет трубу)», в которой Алексеев выдает мощное гитарное соло, «Вселенная бесконечна» и «Иордан». Зрители бурно реагируют на каждую песню, подпевают и хлопают. В центре зала организовывается даже небольшой интеллигентный мош примерно на три ряда.

Относительно новый материал Noize MC перемежается в сэт-листе с относительно старым, однако, нельзя не отметить, что все композиции звучат очень по-ретроградски.

Алексеев пользуется исключительно проверенными и действенными приемами: его музыка – это шумный альтернативный рок из девяностых, построенный по принципу «тихо-громко» пополам с рэпом; звуки бунта с почти что двадцатилетней выдержкой.

В своих давних интервью Алексеев сокрушался по поводу того, что «нулевые» не родили ни одного сопоставимого с 1990-ми музыкального явления и уже давно не выходят альбомы уровня «The Fat Of The Land» – такие, которые бы слушали все и без исключения.



Эпоха доступной музыки его явно разочаровывает, вся его музыкальная деятельность в последние годы представляет собой попытку законсервировать отжившие свое музыкальные явления и заставляет вспомнить фразу «Верните мой 1997-ой». На альбоме 2013 года «Protivo Gunz» он перезаписал и перевыпустил песни, которые с друзьями по общежитию РГГУ написал в студенческие годы. На своем последнем на данный момент диске «Hard Reboot» он если и примерял на себя какой-то новый звук, то непременно делал это с издевкой и как бы в шутку (взять хотя бы трек «Тоталитарный Трэпъ»). Даже несмотря на вкрапления дабстепа и электроники в свой саунд, Алексеев, по большей части, оставался верен вектору, обозначенному такими артистами, как Limp Bizkit и Bloodhound Gang.

Все это логично вяжется с самим Noize MC – задиристым максималистом-правдорубом, вечным агрессивным подростком-идеалистом, выступающим против мировой несправедливости.

В своем хите «Устрой дестрой» он читает: «Я – враг системы, а вы все козлы! / Круто быть пьяным, молодым и злым!». В «Yes, Future!» он язвит и иронизирует на тему ура-патриотизма: «Миллионы праворульных «Жигулей» / Заполнят пространство японских хайвеев / Россия впереди планеты всей / «No future» - это не наша идея». За восемь лет, что Алексеев находится в медиапространстве, он не изменился ничуть: его песни не стали спокойней и сдержанней, он не пересел на новый звук и не начал читать рэп про сложности воспитания детей. Он всё так же напорист и агрессивен и продолжает называть, по собственным словам, идиотов идиотами. Но его аудитория, которую он когда-то описывал как «школьники» и «студенты первых курсов», изменилась достаточно сильно: теперь этим незатейливым песням про «в рот я <…> ваш Первый канал» подпевают взрослые, состоявшиеся люди, выплачивающие кредиты и ипотеки.

Зал полон, Алексеев выкладывается на сцене, трижды фристайлит, разучивает со слушателями танец под басовую линию из «Billie Jean», поёт на английском, вытаскивает менеджера своей группы, чтобы тот спел на французском припев. Публика одаривает его овациями, устраивает под песни флешмобы и скандирует: «Ваня-Ваня!» между песнями. Но, при всем этом, концерт Noize MC вызывает целую гамму противоречивых ощущений. 

Вроде это и музыка протеста, но какая-то очень старомодная и от этого совершенно безопасная. Вроде эти песни, бунтующие против системы, исполняет со сцены долговязый шестнадцатилетний фанат Nirvana с задиристыми подростковыми интонациями, а вроде и тридцатилетний мужик с бородой, отец двоих детей.

Аудитория в зале вроде бы, как и Нойз, недовольна происходящим в стране, и не против что-то изменить, но её с трудом можно представить где-нибудь на демонстрации и уж тем более на прошедших недавно выборах.

Фото: Бока Су

comments powered by HyperComments