Суши и гореПовар, перепутавший сладкое с острым, и разочаровывающий беспорядок в Sushi&More

Повар, перепутавший сладкое с острым, и разочаровывающий беспорядок в Sushi&More

Гостиница «Калининград», расположенная в самом сердце столицы янтарного анклава, наряду с главным городским недостроем XX века - Домом Советов, эстакадным мостом и музеем мирового океана уже много лет является для калининградцев символом любимого ими города. Примечательно здание еще и тем, что центральная артерия города — Ленинский проспект — именно в этом месте образует некий излом, как бы деля его на две части, аккурат в центре которого и размещен ресторан Sushi&More, куда «Твой Бро» и наведался отведать хлеб-соль

Вход в ресторан сразу же навевает грусть по безвозратно ушедшему лету. Сметенная осенью летняя площадка выглядит палубой затонувшей баржи, спешно покинутой командой. Внутреннее убранство также не добавляет оптимизма. Некогда помещение гостиничного ресторана, половинчато переоборудованного под Sushi&More в стиле хайтек, представляется грязным и обшарпанным. Полы затоптаны так,что ассоциируются со складом стройматериалов: отчетливо видны следы ботинок, хозяин которых замешивал раствор. Это при том, что на улице сухая солнечная погода. Да и отсутствие посетителей в обеденное время также не проливает света на наличие таинственных следов. Кресла бежевого цвета давно нуждаются в обновлении или хотя бы во влажной чистке. Въевшаяся в складки кожи грязь и многочисленные повреждения сидений вынуждают блуждать по залу в поисках более менее приемлемого варианта, чтобы присесть. Облюбованный мной стол также не выбивался из общей картины и встретил меня порванной и криво лежащей подложкой под посуду и валявшимся на опять же пыльной декоративной плите, маскирующей батарею отопления, журнальчик местной ассоциации восточных единоборств, вербовавшей потенциальных брюсов ли в свои ряды. Огромные, словно витрина в универмаге советских времен, стекла, на три четверти закрытые шторками, при ярком солнечном свете демонстрировали многомесячную копоть и по действию были сродни нещадно палящему увеличительному стеклу.

Вручая мне меню,молоденькая официантка попыталась форсировать события путем немедленного заказа,от которого я любезно отказался и погрузился в чтение путеводителя по заморским яствам.

Надо сказать что выбор блюд очень обширен. От японских диковинных названий рябило в глазах. Отдельно от перечня разнообразных суси-яки-паки, строго структурировано, значились более близкие моему сердцу блюда европейской принадлежности. На отдельных вкладышах предлагались кавказские гастрономические изыски и бизнес-ланчи, обозначенные на японский манер, что было довольно удобно. При этом цены за предлагаемые вкусовые наслаждения не выглядели угрожающими семейному бюджету и соблазнили меня на полноценный обед. Первенствовал салат с домашним сыром, в котором одиннадцать кусочков величины с половинку сахара рафинада и абсолютно отсутствующими признаками уникального домашнего вкуса, были мастерски замаскированы листьями салата, стручковой фасолью да недоспелыми, но не кислыми помидорами. Сверху все это было щедро посыпано проросшей пшеницей (нут, как мне пояснили). Понятно,что более половины зелени так и осталась на тарелке - не просила душа такого количества витаминов. Вторым пошел индийский острый суп с курицей, которая подобно растворимому кофе растворилась без остатка в небольшой пиалке с жидкостью оранжевого цвета.

Кремовидная субстанция была настолько перчена,что под ее воздействием, да еще вкупе с исходящим от окон испепеляющим жаром, меня прошиб малярийный поток пота,что подвигло меня ощутить себя жителем далекого Бомбея. Бедные индусы!

По-моему, ежедневное поедание подобного супчика напрочь отобьет чувство шока в любой жизненной ситуации. Но это был мой выбор, и я никого не виня приступил к свинине-чили с брокколи и баклажаном. Наученный необычным вкусом индийского супа и ожидая подвоха от слова чили в названии блюда я отрезал маленький кусочек мяса и зажмурившись отправил его в рот. Гром не грянул, день не сменился ночью. Ожидая повторения эффекта а ля суп из Бомбея, я почувствовал приторно-сладкий вкус во рту. А чили-то где? В дальнейшем поглощая мясо, я размышлял о том, что, очевидно, повар спутал острое и чили, а заодно и грешное с праведным, поменяв в меню прилагательные в названии блюд.
Отправляясь таким образом при помощи съеденного из огня да в полымя, я не сразу обратил внимание на неубранную со стола грязную посуду, вернее выборочно не убранную. Разбросанные мной в поисках сыра листья салата успели завять в тарелке под бешеным натиском усиленного грязным стеклом солнца.

Оплатив за свои острые в прямом и переносном смысле ощущения весьма большую цену в 850 целковых, подумалось вот о чем. В ресторан ведь приходят не только поесть. Туда приходят сменить привычную домашнюю обстановку, получить определенный уровень обслуживания, ощутить себя не домоседом на кухне, а человеком, которому заботливо подают вкусную еду! А что в результате? Набор блюд за тысячу рублей, которые на самом деле должны равняться стоимости заурядного бизнес-ланча, драную мебель, пыль, как на необитаемой планете. Почему нас дурят с едой, придумывая ей изысканные и неведомые названия, пряча под ними порой не самые дорогие полуфабрикаты? Почему рестораны не заботятся о своем реноме десятилетиями, не делая хотя бы косметического ремонта? Почему нас принимают за тех, кому и так сойдет? Отвечу словами лектора из «Карнавальной ночи».

Науке это не известно! Наука, так сказать, не в курсе дела!

comments powered by HyperComments