Но это не сон, это Мамай и ДжонКак калининградскую музыку в «Лондоне» спасали

Как калининградскую музыку в «Лондоне» спасали

Калининградцы Евгений «Джон» Щиголь и Сергей «Мамай» Лысенко имеют отношение к нескольким музыкальным коллективам, наиболее известные - Найк Борзов, «Гитары Stereo», «Лондон Paris». С недавних пор они занимаются совместным проектом. После нескольких обкаточных выступлений дуэт вышел на более серьезную арену - Kaliningrad City Jazz club. Сняв очки ностальгии, «Твой Бро» рассказывает о том, как все прошло — в надежде на то, что дальше все будет еще лучше

Двое взрослых мужчин в оранжевых униформах появляются возле сцены. Они наводят ассоциации не столько с, как они сами же заявляли на прошлой неделе, астронавтами в целом, сколько с вполне конкретными киногероями. Вы ведь наверняка помните знаменитый кадр одного из главных блокбастеров 90-х «Армагеддон» Майкла Бэя: шайка нефтяников в пронзительно оранжевых робах, сорванные с буровой платформы, идут по стартовой площадке NASA во главе с Брюсом Уиллисом, чтобы спасти Землю от гигантского астероида или умереть. Этим вечером в фокусе внимания чуть меньше, чем шайка: два отважных героя - Мамай и Джон. Они пришли спасать калининградскую музыку из пучины бездарностей и провалов.

Но невооруженным взглядом видно: времена, когда на концертах групп, ключевыми элементами которых были Сергей Лысенко и Евгений Щиголь, собирались такие же, как те, что на сцене, - «самые красивые и рассеянные» - давно позади. С возрастом пронзительная красота девальвируется и опадает, уступая место сытой неге. А «Калининград Сити Джаз клуб», как известно, практически с момента своего основания стал ее храмом. Речь не про наряды, крепко сбитую грудь или атлетичную пластику, а про то, что к концу концерта большая часть публики так и будет сидеть, потягивая просекко. Возможно поэтому и концерт начинается да заканчивается довольно рано - стайкам разбитных разведенок, утомленным еще в прошлом веке плейбоям, хранительницам диадем «Королева вечеринки 2001» и воскресным папашам это только на руку. Больше вещей можно успеть в свой редкий выходной.

При этом музыку Мамай и Джон выдают прекрасную. В ней слышны оттенки актуальной электроники, чарующего диско, приличного хауса. И, разумеется, ощущается багаж прошлых проектов музыкантов. Не приходит в голову ни одного концерта калининградских проектов, сыгранных настолько мощно, музыкально и слаженно. И все это, помноженное на титанический бэкграунд музыкантов, дает выступление, которое более уместно смотрелось бы в каком-нибудь культовом берлинском клубе - таком, знаете, с ободранными стенами, облупленными перилами уводящих в подвал лестниц, мерцающими стробоскопами, выдающими каждую небрежность на белой футболке. Но главная проблема с их выступлением не в этом диссонансе восприятия — в конце концов, кто знает, может, и «Калининград Сити Джаз клуб» когда-нибудь станет местом культовым.

Главная беда с выступлением дуэта в том, что, глядя на них, никак не удается найти точку притяжения на сцене. Во всех проектах, которым Мамай и/или Джон обязаны своими именами, этой точкой был фронтмен на сцене — в «Гитарах Stereo» это идеолог поколения и пророк стиля Глеб Ильюша,  в случае с «ЛондонParis» сразу два - мрачный романтик Евгений Лебедев и вечноянтарный соловей Андрей Тимофеев, в истории с Найком Борзовым несложно догадаться кто. У Мамая и Джона иногда точкой притяжения становится видеоарт на сцене. Иногда в дело включается Джон, иногда, из-за сияющей улыбки Мамая, на мгновение кажется, что фронтмен тут — он. Но на самом деле его нет. Кто может решить эту проблему — вопрос. Может, так и надо — и это все делается просто ради фана тех, кто на сцене. Может, со временем патриархи калининградского музыкального цеха перебьют этот стереотип восприятия и мы будем воспринимать их как дуэт такими, какие они есть. А может, задачу решит абсолютно случайным образом подобранная танцовщица на сцене, примеров в истории музыкальной индустрии полно.

Отличная музыка, математически выверенная программа, инопланетный профессионализм — все это, увы, слишком тонкая шутка для нашего цирка. Времена сейчас другие: полные клубы собирают чахлые подростки, истошно визжащие что-то про шампанское в лицо и мертвые «Найки» под  флэшку с MP3-минусами. Очень хочется, чтобы у этой новой аудитории было понимание, приятие и уважение к великим калининградским музыкантам, к которым, без сомнений, относятся Мамай и Джон — хотя бы для сохранения каких-никаких традиций. Но редкими вечеринками на сто человек в одном из самых буржуазных мест города этого не решить. И выходов тут ровно два — адаптироваться или так и оставаться — красивым и одним, среди кассет и бобин. А фильм «Армагеддон» — пусть тысячу раз шедевр, но на VHS он даже лучше смотрится.

Фото: Бока Су

comments powered by HyperComments