«В этом деле ты конкурируешь с самим собой»Как «писался» калининградский арт-хостел «Толстой»

Как «писался» калининградский арт-хостел «Толстой»

Накануне ЧМ-18 идеей подзаработать на сдаче жилья не загорался разве что ленивый — кто планировал съехать в палатку на побережье, а кто разродился на более амбициозные планы и бросил все силы на открытие хостела. В новом выпуске, подготовленном совместно с онлайн-платформой «Мастера России», мы общаемся с Алексеем Соловьёвым, совладельцем калининградского арт-хостела «Толстой» — о провалившихся планах, но, тем не менее, великом будущем

Дом по адресу Комсомольская, 17 часто оказывается в центре внимания — граффити с портретом Льва Толстого, оставленное Glebas'ом на одной из его стен, стало достопримечательностью этого района. Кто-то включает его в туристический маршрут, многие просто самостоятельно находят, чтобы сделать фотографию для соцсетей. О том, что по другую сторону здания затаился вход в хостел, который окрестил себя «самым фотогеничным», большинство прохожих даже не догадывается. По поводу фотогеничности сложно поспорить — дом, который, по утверждению владельцев хостела, повидал на своём веку две мировых войны, — сохранил шарм довоенных строений и радует изнутри красным немецким кирпичом, который не стали прятать под отделочные материалы. Предметы интерьера тоже с историей и душой — некоторые из них перекочевали из подвала одного из владельцев, а какие-то остаются на память от гостей из разных городов и стран. Мы заглянули на экскурсию в «Толстой», на которой узнали из первых уст подробности его появления.

Как «писался» калининградский арт-хостел «Толстой»

Готовились к ЧМ, но не успели

История открытия хостела началась с покупки недвижимости. Мы с другом купили помещение на втором этаже этого здания, просто потому что было немного денег, и подвернулась возможность перспективного вложения. Оказалось, что дом полностью пустует, и в скором времени его будут продавать на аукционе. Мы решили в нём поучаствовать, выиграли, и уже потом задумались, что же с ним делать. Со стороны улицы решили сделать кафе, а со двора — хостел, так как надвигался Чемпионат Мира и ожидался бум спроса на места, где можно было бы остановиться. Только вот к ЧМ мы открыться так и не успели —  ремонт затянулся, так как требовал больших финансов, чем мы рассчитывали изначально. Изначально мы ничего не просчитывали, не пошли грамотным путём, действовали наугад. Искали деньги, брали кредиты, меняли смету и открылись только в ноябре. Да и до сих пор мы тут кое-чего доделываем. Дом не подлежит капитальному ремонту, потому что не относится к жилому фонду, поэтому мы чиним его на свои деньги.


Вообще хостел — прикольная тема, он даёт возможность бюджетным туристам и тем, кто путешествует в одиночку, пообщаться, узнать больше. Я всегда, когда путешествовал один, останавливался в хостелах. Концепцию своего мы разрабатывали в процессе ремонта. Название хостела предопределило граффити на фасаде, и мы не первые в этом здании с таким неймингом. Раньше здесь был одноимённый клуб, а само помещение принадлежит охраннику Тимати, который сейчас в Крыму. Также мы соседствуем с клубом феминисток, они находятся на втором этаже, в части, которая нам не принадлежит. В целом название «Толстой» нам понравилось ещё и из-за того, что сейчас возвращается мода на чтение, погружение в русскую культуру, и мы решили, что Лев Николаевич — очень подходящий персонаж для нашего хостела. Кстати, что до портрета — он изображён на стене, которой заложили вход. А мы планируем его восстановить и с сожалением представляем, как будем разбирать полюбившееся многим граффити. Но возможно, просто закажем новое в другом месте.

Когда хостел — в стенах памятника архитектуры

Сложности, с которыми столкнулись многие хостелы в связи с изменением законодательства, нас не коснулись: закон распространялся на тех, кто размещён в жилых домах и у которых нет отдельного входа. Это не наш случай.

Наше здание — памятник архитектуры. Мы думаем делать лёгкую перепланировку в том помещении, где будет кафе. Оказалось, это будет очень сложно: подготовить документы, согласовать всё, хотя ценность как памятника архитектуры здание несёт только относительно общего облика улицы, Луизен Аллеи. Нужно подать заявление, которое будут рассматривать месяц, потом ещё одно и ещё, и снова долго ждать…

На нас ложатся обязательства за сохранение дома, но мы не переживаем, немцы строили хорошо, он должен быть крепким, а вот штукатурка советская осыпается… У дома раньше было крыльцо, и мы хотим его восстановить — уже сделали запрос в наш архив, получили ответ, что нет никаких документов, на которые можно ориентироваться касательно облика крыльца и входа. Поэтому будем делать запрос в Берлин, у них там есть какой-то тайный архив с планами и документами, которые немцы вывезли после войны. Просто так крыльцо делать нельзя.

Для того, чтобы открыть хостел с количеством номеров, не превышающим 15 штук, до 2022 года не требуется обязательная сертификация. Нужно лишь соблюсти правила пожарной безопасности и отчитываться в миграционную службу о каждом госте. У нас ещё есть время, чтобы, не торопясь, подготовиться к моменту, когда потребуют сертификацию. Также сейчас всем нужно будет обязательно иметь онлайн-кассу.

Как «писался» калининградский арт-хостел «Толстой» Фото №2

Но из всех сложностей, которые нас реально обременили, были только финансовые. Деньги потребовались не только на ремонт, но и исправление собственных ошибок: например, мы сперва покрасили стены в душевых краской, и это было худшим моим решением. Через месяц, несмотря на влагостойкость, краска начала разбухать, и нам пришлось закрыть несколько номеров, чтобы отремонтировать душевые.

Внутренняя «кухня»

«Толстой» сейчас — это я, три администратора, бухгалтер и две горничных. Основные вопросы по документообороту, закупкам и хозяйственным делам, кроме стирки белья, я беру на себя. Сейчас мы ещё только на пути становления, бизнес-процессы только вырабатываются, времени на всё уходит много. Должностные инструкции, к примеру, можно со всем знанием дела прописать только сейчас, а не на момент открытия, когда ещё не в курсе всей кухни.

Первый месяц, ноябрь, мы с моим другом Игорем сами всё делали, вплоть до уборки номеров. Затем в декабре наняли одного сотрудника, который выполнял роль администратора и уборщика и сам жил в хостеле, и дальше расширили штат.

Как «писался» калининградский арт-хостел «Толстой» Фото №3

С момента открытия у нас побывали около двухсот гостей, в основном, все русскоязычные. Мы смотрели по «Метрике», по недельным данным, хостелами в Калининграде интересуются жители Москвы, Санкт-Петербурга и Амурской области. Сейчас к нам ещё полетит Пермь, потому что запустят прямые рейсы.

По большому счёту, все бронирования идут с «букинга»: на старте это самый простой способ привлечь гостей, но он большую комиссию накидывает. После года работы можно добавлять и другие каналы продаж, запустить рекламу в соцсетях и поисковиках. Сейчас у нас может разместиться одновременно 31 гость, случаи полной загрузки уже были. Даже как-то селились сотрудники компании Yota, приехавшие из других регионов.

На стене вы можете видеть слово «дружба» — я его составил из вывески, оставшейся от предыдущего моего бизнеса. Это не просто для красоты. Мы стараемся дружить со своими гостями. Я был в Грузии и почерпнул вот этот аспект радушия именно оттуда, перенёс его в наш хостел.

К разговору подключается администратор Оля:

«У нас есть постоянный гость, который живёт уже около двух месяцев. Он у нас готовит по вечерам плов, либо картошку, мы накрываем общий стол, садимся за него все вместе, зовём новосельцев, едим и общаемся. У нас очень дружная атмосфера».

Пока не в плюсе, но всё впереди

В месяц у нас уходит 80 тысяч рублей на зарплаты, на коммунальные услуги и разные бытовые нужды — туалетную бумагу, химию — мы тратим 30 тысяч. Изначально стирали на своих мощностях, но поняли, что не потянем, так что стали пользоваться услугами сторонних организаций. На сегодняшний момент я не могу оценить прибыльность этого бизнеса, хотя у коллег из других хостелов всё хорошо. У нас есть общий чатик, где владельцы хостелов общаются друг с другом. Я бы даже не назвал их конкурентами, ведь в этом деле ты конкурируешь с самим собой. Чем ты лучше, чем красивее фотографии делаешь, какие условия предоставляешь, тем больше вероятность, что заедут к тебе. Да, конкуренция иногда тоже сказывается: если у всех хостелов есть что-то, например, плита, а у нас её нет, то начинаешь задумываться. Мы её не ставили, думали, зачем, всё равно все в кафешках едят, но уже подумываем пересмотреть своё мнение и приобрести.

Учитывая сегодняшнюю финансовую ситуацию «Толстого», нам легче закрыться и сдать помещение в аренду. Но я думаю, что к следующему лету ситуация исправится, мы отобьём все вложения и начнём зарабатывать. Мне нравится этим заниматься, общаться с людьми из разных уголков мира. В будущем я планирую поставить бизнес на поток, чтобы он существовал с минимальным моим участием. Думаю, он будет саморегулируемым, из наших администраторов вырастет тот, кто сможет всё взять под свой контроль.

У нас средние цены по городу, койка-место от 500 рублей в сутки, пять отдельных и два общих номеров. За 900 рублей можно снять свой отдельный номер 8 квадратов с отдельным санузлом и двухъярусной кроватью. Я думаю, что мы вполне можем поднять цены с учётом предоставляемых удобств, но к этому приведёт сам рынок.

Далёкое и ближайшее будущее

В идеале я вижу «Толстой» как сеть хостелов в разных регионах. Может быть, ещё парочку в нашей области стоит открыть: ещё один в Калининграде и где-нибудь в одном из прибрежных городов. Из более близких планов организовать работу кафе, как уже говорил. Мы им будем заниматься не сами, сдадим помещение в аренду, уже на очереди стоят люди, но мы ещё не выбрали, кого именно подселить к нам. Также займёмся облагораживанием прилегающей территории, во дворе хотим сделать что-то вроде арт-пространства. Как в Вильнюсе, в районе, про который сложили легенду, что это отдельное государство художников. Так вот, у нас тут тоже можно создать экспозицию и предоставить гостям возможность оставлять свои граффити. Кстати, у входа вы уже можете видеть работы одной из наших гостей.

Как «писался» калининградский арт-хостел «Толстой» Фото №4

Читайте также про опыт других калининградских предпринимателей:

– Как домашняя пекарня «ПростоХлеб» выросла до 100 кг выпечки в день;
 Калининградская инди-студия Tortuga Team об играх и гейм-индустрии;
– Как фото приводит к новому монетизированному увлечению – на примере Ильи Сигачева;
– Опыт и секреты выживания культпросветпространства «Катарсис»;
– Как команда Kaliningrad Street Food перевернула гастрономическую культуру города и открыла возможности для других;
– Как не возненавидеть янтарь, построив на нём модный бизнес – опыт Елены Скрябиной;
– Как живут и умирают кофейни при культурных учреждениях – в рассказе Димы Селина;
– Как дизайн-бюро Pictorica вопреки всему меняет Калининград к лучшему – опыт Максима Попова.

Читайте также про опыт других калининградских предпринимателей:
– Как домашняя пекарня «ПростоХлеб» выросла до 100 кг выпечки в день;– Калининградская инди-студия Tortuga Team об играх и гейм-индустрии;– Как фото приводит к новому монетизированному увлечению – на примере Ильи Сигачева;– Опыт и секреты выживания культпросветпространства «Катарсис»;– Как команда Kaliningrad Street Food перевернула гастрономическую культуру города и открыла возможности для других;– Как не возненавидеть янтарь, построив на нём модный бизнес – опыт Елены Скрябиной;– Как живут и умирают кофейни при культурных учреждениях – в рассказе Димы Селина;– Как дизайн-бюро Pictorica вопреки всему меняет Калининград к лучшему – опыт Максима Попова. Фото №4

Фото: Руслан Дюсюнов