Последняя ночь «Москвы-Берлина»Как прошла вечеринка-закрытие и правда ли, что история бара закончена

Как прошла вечеринка-закрытие и правда ли, что история бара закончена

17 июня состоялось одно из самых громких закрытий года. Оттрубивший почти 10 лет бар «Москва-Берлин» провёл свою прощальную вечеринку. «Твой Бро» посетил её и заодно узнал об истинных причинах резкого закрытия популярного места, вспомнил несколько плохих и хороших историй, связанных с баром, и выяснил, что владельцы планируют делать со значимым брендом дальше

Несмотря на цифру 8 на всех постерах, посвящённых закрытию «Москва-Берлин», в общей сложности бар проработал 10 лет. Именно так утверждает Максим Ткачев, исполнительный директор места, за годы своего существования ставшего заметным и во многом важным для всего города. Мы сидим с Максимом за столиком в одном из помещений бара, а вокруг нас разворачиваются события прощальной вечеринки – то тут, то там пробегают официанты, за ними разукрашенные аниматоры, суетится ведущий, постоянно звенят бокалы, где-то в углу притаилась смутно знакомая девица в чёрном кружевном пеньюаре, зал постепенно заполняют гости…  

«Первые полтора года тогда мы готовились к ребрендингу, осознавали, что именно нужно сделать, чтобы место по-другому зажило. И когда мы открывали «Москву-Берлин», то делали это с таким слоганом: «В самый разгар кризиса мы открыли новое модное кафе». Я сделал ставку на бар и уговорил поместить барную стойку там, где никто не верил в возможность ее размещения», – вспоминает Ткачёв. В старом пригостиничном помещении на месте знаменитой в дальнейшем барной стойки располагались посадочные места, и в результате редизайна рабочий проход для бармена составил всего 80 сантиметров. Таким же был проход между стойкой и столиком для гостей. Однако то, что кто-то мог бы назвать неудачным планированием помещения, на деле оказалось возможно одной из главных особенностей. Во-первых, барное пространство получилось довольно большим, его было видно даже с улицы. Во-вторых, вынужденная и вечная толкучка вокруг стала создавать дополнительный ажиотаж – подсознательно это место воспринималось как что-то, куда еще больше хотелось попасть.

Бар «Москва-Берлин» со своей концепцией в момент занял нишу, которой ещё не было: модного круглосуточного лаунж-бара-кафе. Диджей-бара до того, как стали появляться диджей-бары. При этом не обошлось без подвоха.

«Мы стали довольно популярным местом, но это был яркий пример того, как новая, красивая и стильная обёртка влияет на популярность. Дело в том, что меню на 90% осталось то же, что и было», – признаётся Максим Ткачёв, - «Мы просто сделали новый стиль, по-другому его оформили, напечатали, иначе подали, по факту поменяли обертку стен и переодели официантов. Но суть всех продуктов, блюд осталась та же. Сделав ребрендинг, мы добились того, что популярность места и поток гостей увеличились в три раза».

О причинах закрытия команда бара объявила ещё несколько недель назад – собственник помещения, АО «Калининград» отказалось продлевать договор аренды с группой компаний «Табаско». Владельцы гостиниц «Москва», «Чайка» и «Калининград» приняли решение развивать собственный ресторанный проект. Но, как нам стало известно незадолго до встречи с Ткачёвым, при своей популярности бар «Москва-Берлин» вполне мог функционировать ещё довольно продолжительное время, ведь срок окончания договора аренды - январь следующего года.

Нежелание дорабатывать до начала следующего года Ткачёв объясняет просто. «Конец срока аренды «Москва-Берлин» - действительно январь. Но конец срока аренды «Табаско» на нижнем этаже – 20 июня. Так как владельцам помещения нужно забрать нижнее помещение уже сейчас, а у нас там находится достаточно много производственных мощностей, дальнейшей возможности работать в том виде, в котором мы существовали, уже невозможно. Поэтому мы решили не доживать, а красиво и громко закрыться. В принципе, если постараться, то мы бы доработали и даже денег заработали, но удовольствия никакого это бы нам не принесло. Всё-таки ощущение какого-то доживания настолько мешает созидательным мыслям, что лучше побыстрее попрощаться и найти новое место», - с некой авантюрной искрой в глазах рассказывает Максим.

Впрочем, не всё и не всегда было гладко у бара «Москва-Берлин». Однозначной ошибкой здесь признают введение обильного меню кальянов несколько лет назад. То, что на какой-то период стало локомотивом продаж, вскоре привело к катастрофическому итогу. Кальяны стали привлекать большое количество молодых и шумных гостей, а они очень быстро вытеснили взрослую и куда более платежеспособную аудиторию, приходившую сюда праздновать дни рождения и свадьбы. «Когда появляется много громкой молодёжи, которая не всегда любит снимать верхнюю одежду за столом, взрослая публика уходит», - с сожалением вспоминает Ткачёв. «А средний чек – падает» - хочется добавить очевидное…

С введением закона «О курении» в «Москва-Берлин» полностью убрали из меню кальяны и стали работать над возвращением статуса бару. «Мы провели целый ряд гастрономических ужинов с не просто крутыми, а, я бы сказал, с великими поварами и барменами. Так, первым из гостей стал Илья Исаакович Лазерсон. Это президент Петербургской ассоциации поваров и человек, который уже 20 лет ведет кулинарные передачи на радио и телевидении, - начинает перечислять шаги преодолению кризиса Максим Ткачев, - Также у нас был финский бармен, который два года подряд делал официальное афтепати в Стокгольме для нобелевских лауреатов. Это всё было здесь, в наших стенах – приезжали люди, которые возглавляют всевозможные топы и рейтинги. Благодаря этому имидж «Москва-Берлин» очень сильно поднялся». Плоды подобная политика принесла быстро – по признаниям персонала заведения, уже вскоре в стенах бара стало появляться гораздо больше людей, которым интересны в первую очередь кухня и гастрономия.

Впрочем, удивительной казалась в баре «Москва-Берлин» ещё одна вещь. В то время как во многих заведениях похожего формата постоянно случались какие-то криминальные инциденты, доходившие до убийств и поножовщины, «Москва-Берлин» практически все свое существование оставался неким островком спокойствия. Вам вряд ли удастся вспомнить хотя бы один громкий скандал за эти 10 лет. Оказывается, это объясняется довольно просто. «Одна из фишек, которую мы внедрили достаточно быстро – то, что мы перестали работать круглые сутки на вход с улицы… С гостиницы мы работали на вход практически круглосуточно, но с улицы был перерыв с 5 до 8 утра», - с хитрой ухмылкой делится пацифистским лайфхаком директор бара, - «Это как раз тот период, когда люди становятся очень храбрыми, смелыми, бесшабашными, и случается огромное количество проблем. И нам повезло, что нас миновали такие события вместе с теми вурдалаками, которые вылазят в пять часов утра. Да, конечно, мы возможно упустили какую-то выручку из-за этого, но и проблемы прошли, в основном, мимо нас».

Впрочем, ни в коем случае нельзя сказать, что беды совсем уж обошли «Москва-Берлин» стороной. Несмотря на относительно миролюбивый нрав гостей неприятные истории случались и здесь.

На просьбу поделиться чем-то подобным, Ткачёв вспоминает авантюру в духе «11 друзей Оушена» (правда, с поправкой лас-вегасского размаха на калининградский масштаб). «Бывали забавные истории. Например, было время, когда внезапно стало модным не платить в заведениях. Мы это ощутили на себе. Это когда человек просто убегает или говорит: «Мне всё пофигу, я не буду платить, вызывайте милицию». Самая яркая история была, когда 14 человек здесь посидело, 12 вышли, а двое остались расплачиваться. Затем эти двое открыли окно, выпрыгнули со 2 этажа и убежали. Такое тоже бывало, ничего не поделаешь… По прошествии 10 лет работы об этом не особо задумываешься, а вспоминаешь в основном только хорошее», - без особого сожаления по упущенной прибыли со смехом рассказывает Ткачёв.

Одна из самых запоминающихся хороших историй связана с космонавтом Леоновым. Как известно, Алексей Архипович регулярно останавливается в гостинице «Москва», когда приезжает в Калининград, и, случается, заходит в «Москва-Берлин». Ткачёв с гордостью вспоминает одно из интервью Леонова, где тот рассказывал о своём визите в Нью-Йорк. Леонову совершенно не понравился сервис в гостинице «Ритц-Карлтон» - по словам знаменитого земляка, официантки в «Москва-Берлин» в Калининграде гораздо приятнее и куда лучше каждый раз его обслуживают. Не менее интересными гостями, оставшимися в памяти персонала, были высшие офицеры индийского флота, которые потом принимали военный корабль, построенный на заводе «Янтарь». Для них нужно было делать специальные обеды – почти все из риса и курицы или утки, так как говядину и свинину по религиозным причинам они не едят. «А сколько мы футболистов приняли – это отдельная история», - всплескивает руками Ткачев, - «Была когда-то мода у девушек даже специально сюда приходить и знакомиться с футболистами».

Про девушек точно подмечено. Барышни всех мастей действительно очень любили это место – заходить на коктейль, встречаться друг с другом или назначать свидания вне зависимости от того, футболист вы, хоккеист или водитель троллейбуса. Максим Ткачев согласен с этим, и у него есть сразу несколько объяснений популярности бара у женского пола. «Во-первых, здесь суши-бар, и я честно могу заявить, что он один из лучших в России. Потому что его ставил и на протяжении пяти лет контролировал эксперт по качеству одной крупнейшей российской сети. На этой волне мы снискали женскую популярность. Плюс ещё, сама по себе архитектура «Москва-Берлин» напоминала подиум. А девушке ведь очень важно, если она купила красивое платье, красивые туфли, пройтись и показать. «Москва-Берлин» как никакое заведение в городе подходило для этого показа. Нужно было иногда видеть глаза этих иностранцев, остановившихся в гостинице и зашедших в «Москва-Берлин» вечером. Они просто не понимали такую высокую концентрацию красивых и прекрасно одетых девушек», - с какими-то бегбедеровскими нотками рассказывает Максим.

В этот момент где-то неподалеку начинает громко играть песня группы «Куба» - «Я сделаю всё». Максим предлагает прерваться и посмотреть на один из элементов сегодняшнего шоу – четвёртую часть квеста, который разыгрывается тут в этот вечер. В рамках неё предполагается, что один из гостей (прошедший предыдущие 3 части) усаживается на диван в специальной зоне, а две высокие сексуальные девушки, в которых глаз ценителя узнает сотрудниц мужского клуба «Максим», в чёрном кружевном и шёлковом леопардовом халатах соответственно должны накормить его капкейком под зажигательную музыку. Делается это примерно как в клубе «Максим» - с характерными телодвижениями, знойно и в сопровождении молчаливого осуждения спутниц участвующих в перформансе мужчин. Другие эпизоды алкоквеста включают дринк-рулетку и танцы на столах. Однако мы не закончили разговор...

В этот момент где-то неподалеку начинает громко играть песня группы «Куба» - «Я сделаю всё». Максим предлагает прерваться и посмотреть на один из элементов сегодняшнего шоу – четвёртую часть квеста, который разыгрывается тут в этот вечер. В рамках неё предполагается, что один из гостей (прошедший предыдущие 3 части) усаживается на диван в специальной зоне, а две высокие сексуальные девушки, в которых глаз ценителя узнает сотрудниц мужского клуба «Максим», в чёрном кружевном и шёлковом леопардовом халатах соответственно должны накормить его капкейком под зажигательную музыку. Делается это примерно как в клубе «Максим» - с характерными телодвижениями, знойно и в сопровождении молчаливого осуждения спутниц участвующих в перформансе мужчин. Другие эпизоды алкоквеста включают дринк-рулетку и танцы на столах. Однако мы не закончили разговор...

Я спрашиваю об одной из самых неоднозначных историй, случившихся несколько лет назад между группой компаний «Табаско» и «Балтийским Бродвеем», когда, не согласившись с итогами премии «Пумперникель» в номинации «Лучший бар», группа компаний «Табаско» заявила об отказе участвовать в главной ресторанной премии города. Эмбарго на участие длилось довольно долго, а закончилось только вместе с переменой правил и стартом седьмой премии, в 2016/2017 году. Максим объясняет свою позицию как есть.

«На тот момент яркими барами были «Партизан» под руководством Сергея Алькина, президента калининградской ассоциации барменов, сильным баром был «Дринк-бар» Кацмана на Ленинском 18, ну и сильным на тот момент был «Виски-бар». Даже «Дредноут» ещё тогда не погас. В этой ситуации победа в номинации бара «12 стульев», где совсем мало мест у барной стойки, где нет такой атмосферы, была действительно удивительной для меня… Мы вообще за движуху. Когда «Пумперникель» появился, я был обеими руками за. Вы делаете великое дело – заставляете не только владельцев, но ещё и персонал соревноваться друг с другом. Это здорово развивает сервис. Но с такими решениями жюри… ну, мы решили притормозить своё участие до тех пор, пока всё не изменится.
То, как вы изменили премию в этом году – это очень круто. То, что сами рестораторы в конце концов оценивают друг друга и определяют лучший ресторан – это правильно. Здесь не обманешь».
Глядя на бегающих туда-сюда официантов, аниматоров, барменов и других работников, бросается в глаза их хорошее настроение. Они предлагают гостям велком-дринки, рассказывают о программе вечера, шутят и действительно получают удовольствие от происходящего. Да и вообще прощальная вечеринка в «Москва-Берлин» мало напоминает «последние дни Помпеи».

Из этого можно сделать два предположения – либо весь персонал без исключения безудержные фаталисты, смирившиеся с судьбой, либо в группе компаний «Табаско» не планируют расставаться с сотрудниками закрывающегося заведения. Максим Ткачев уверяет в справедливости второго предположения.

«Все люди уже распределены по нашим заведениям. У нас был запланирован летний проект около ТЦ «Клевер», на улице. Но, к моему большому сожалению, в эту пятницу мы получили отказ от главного архитектора города с формулировкой «Такой проект не имеет права на существование». Я надеюсь, мы сумеем доработать проект, чтобы он понравился городским властям и был согласован. Проект этот готовили наши друзья – те же ребята, которые делали «Шлосс-отель», Верхнее озеро – очень серьезные архитекторы. Очень важно еще, что этот проект находится на земле, относящейся к «Клеверу», и это временное сооружение, которое работает только летом, а в октябре убирается. Мы попробуем внести какие-то изменения, что-то переделать и презентовать его ещё раз».

В течение всего разговора Ткачёв полунамёками, а иногда прямо дает понять, что история «Москва-Берлин» не заканчивается. Но всё сказанное – про особенную «подиумную» архитектуру, замысловатую барную стойку, синергию с «Табаско»– наводит на мысли о том, что МБ – сугубо локальный проект. Проект, который довольно сложно представить где-то в ином месте, иначе это уже будет не «Москва-Берлин».

«Мы ищем пространство для переселения «Москва-Берлин». Более того, у нас была разработана новая дизайн-концепция заведения. Ведь очевидно, что за 8 лет внешний вид уже устарел. 2 года назад мы пришли к решению делать ремонт. Полтора года назад уже в принципе были готовы заняться этим. Но, к огромному сожалению, договор аренды не был продлён. Ну, что поделать – владельцы помещения имеют на это право, они никого не обманывали, они имеют право сделать свой проект. Это жизнь, это бизнес. Помещений в городе хватает, я думаю мы не пропадём. Сейчас новый ресторанный проект запускается на месте «Ла Пласа» и «Папа на кухне». Если у них что-то не пойдет, мы с радостью возьмём помещение. Это идеальное место для нового «Москва-Берлин», на мой взгляд».

Нельзя не отметить некий символизм. Здание мэрии. Москва. Берлин.
Максим кивает и смеётся.

Как прошла вечеринка-закрытие и правда ли, что история бара закончена

ИЗОБРАЖЁННЫЕ НАПИТКИ ЯВЛЯЮТСЯ БЕЗАЛКОГОЛЬНЫМИ
Фото: Бока Су

comments powered by HyperComments