«Я непоследовательный страшно»Иван Дорн о привычке меняться, прорыве на Запад, аудитории мечты и пути к «Грэмми»

Иван Дорн о привычке меняться, прорыве на Запад, аудитории мечты и пути к «Грэмми»

У Ивана Дорна насыщенный год. В феврале вышел концертный альбом его проекта Jazzy Funky Dorn, в котором певец предстал соул-машиной, экспрессивно исполняющей свои переаранжированные хиты, а уже в апреле увидел свет англоязычный экспериментальный альбом «OTD». «Твой Бро» встретился с Дорном незадолго до его хэдлайнерского сэта на фестивале Kaliningrad City Jazz и поговорил о том, как он уживается сразу в нескольких ипостасях, каким видит свой лейбл и каково начинать всё заново за границей

В русскоязычной поп-музыке этого десятилетия вряд ли можно назвать более влиятельного артиста, чем украинец Иван Дорн. Его дебютный сингл «Стыцамэн», вышедший в 2010 году, был настолько явственно ощутимым глотком свежего воздуха, что многие хорошо помнят о том, как услышали эту песню в первый раз. Дорн одним из первых на территории СНГ почувствовал, что на основе хауса можно делать неотразимые поп-композиции, он продемонстрировал совершенно нездешний грув, казавшийся до этого недостижимым, он открыл золотой век украинского попа, проложив колею для «Грибов», Монатика, «Время и стекло», Макса Барских и других исполнителей. Дорн, наконец, положил начало разговорам о том, что «здесь» можно делать не хуже, чем «там».

При всех своих достижениях и успехах Иван Дорн бесконечно далек от почивания на лаврах. Просто выпускать поп-хиты ему не интересно, он постоянно усложняет свою музыку и образы и путает своих слушателей.

В прошлом году облачился в алый спорткостюм и исполнил переаранжированные до неузнаваемости хиты с первых двух своих альбомов в рамках проекта Jazzy Funky Dorn. В прошлом октябре он открыл свой собственный лейбл Masterskaya - «открытое музыкальное пространство», призванное содействовать продвижению новой популярной и электронной музыки из Украины и России. В этом году он предпринял свою первую попытку прорваться на Запад, заговорил о том, что хочет получить «Грэмми», и выпустил экспериментальный электронный англоязычный альбом «OTD».

Карьерному пути Ивана Дорна не свойственна осторожность и взвешенность, многое из того, в чем он участвует, лишено какого-либо расчета и происходит будто бы спонтанно. При этом, он умудряется не терять интереса публики, остается хэдлайнером, обсуждаемым и интригующим артистом. «Твой Бро» встретился с Дорном незадолго до его хэдлайнерского сэта на фестивале Kaliningrad City Jazz и обсудил трансформации, которые произошли с ним за последнее время.

Карьерному пути Ивана Дорна не свойственна осторожность и взвешенность, многое из того, в чем он участвует, лишено какого-либо расчета и происходит будто бы спонтанно. При этом, он умудряется не терять интереса публики, остается хэдлайнером, обсуждаемым и интригующим артистом. «Твой Бро» встретился с Дорном незадолго до его хэдлайнерского сэта на фестивале Kaliningrad City Jazz и обсудил трансформации, которые произошли с ним за последнее время.

Расскажи, что изменилось в программе Jazzy Funky Dorn с прошлого года? Вы дали несколько выступлений, выпустили концертный альбом, что нового?

Изменений нет никаких, это та же самая программа. Но каждый раз исполнение программы зависит от зрителя, места, настроения музыкантов, нашей сыгранности, всего остального. Она каждый раз играется заново, по-другому.

Можно сказать, что вы нашли идеальный сэт-лист?

Ну я бы дополнил его еще несколькими песнями, но у нас просто не было на это времени. У нас добавились еще три трека, по сравнению с самой первой джаз-фанковой программой, которую мы сыграли на первом Bosco Fresh Fest в Москве. Но с тех пор сэт-лист не менялся.

Не сложно возвращаться к этому материалу после того, как ты выпустил новую пластинку, совершенно другую?

Нет, не сложно, этот материал все равно достаточно свежий для меня.

Иван Дорн о привычке меняться, прорыве на Запад, аудитории мечты и пути к «Грэмми»

Не хотелось что-то включить с нового альбома туда?

Хотелось, но времени не было.

Jazzy Funky Dorn – это прямо противоположность твоей новой пластинки «OTD». В смысле, оба альбома достаточно экспериментальные, но Jazzy Funky Dorn более универсальный, а твой новый альбом аудитория фестиваля Kaliningrad City Jazz восприняла бы куда неоднозначней. Из двух этих программ какой ты пророчишь более продолжительную концертную судьбу?

Ты знаешь, мне кажется, что Jazzy Funky станет классикой быстрее «OTD». Этот альбом нужно будет правильно пиарить (смеется). Или правильно распространять. Дать время для распространения, так, чтобы эта пластинка вошла в головы и засела там надолго. Но то, что я наблюдаю – это большой спрос на «OTD» среди народа, причем такого, искушенного. Вот от тех людей, от которых я хотел услышать какие-то позитивные слова по поводу этого проекта, от них я это и получаю, и мне приятно. Я рассчитывал на такой отзыв, рассчитывал на то, что именно эти люди откликнутся. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы эта музыка максимально широко распространилась, но с другой стороны, я понимаю, что тут нужно поломать голову немножко. Но с Jazzy Funky тоже не так все просто было.

Да, я помню, что на концертном альбоме, записанном в Crocus City Hall, ты между песнями говоришь, что на Bosco Fresh Fest потребовалось около получаса, чтобы люди «въехали» в материал и начали реагировать на музыку, а до этого стояли, как вкопанные.

Да-да, так и было. В «Крокусе», на самом деле, произошла такая же ситуация, но там просто и масштаб другой был, и как-то все светило по-другому, да и мы поуверенней уже были и быстрее людей к себе расположили. Но, в целом, там тоже был барьер изначально. Сегодня будет наш первый джазовый фестиваль, и я надеюсь на публику, с которой я впервые столкнусь, надеюсь, что этого барьера между нами не будет с первых же минут. Поэтому я, конечно, очень хочу сегодня выступить и посмотреть, как это будет. Я никогда еще на джазовых фестивалях не выступал.

Иван Дорн о привычке меняться, прорыве на Запад, аудитории мечты и пути к «Грэмми» Фото №2

Я думаю, все пройдет гладко. У нас народ отзывчивый.

Ну да, я тоже слышал, что Калининград, он такой, «европее». «Европее» уже некуда просто, так что должно быть все правильно.

Возвращаясь к «OTD», ты, судя по интервью, возлагал большие надежды на этот альбом. Можешь сейчас оценить, оправдались ли они?

Вполне оправдались. Я, конечно, больше надежд возлагал не на популярность альбома здесь, но на какие-то первые шаги там, за границей. И мы их потихонечку делаем. Your EDM, Highsnobiety, Keltblut обратили на нас внимание.

На прошлой неделе у тебя еще Complex брали интервью.

Ага. И все это потихонечку, это очень-очень сложно. И самое сложное – это просто отдавать себе отчет в том, что там ты просто тупо начинаешь заново. Представляешься: меня зовут Иван Дорн, я певец из Украины, мне 28 лет, я пишу песни, и вы должны слушать мою музыку потому-то. Короче, какие-то базовые вещи, которые я уже давно не говорил. Я понимаю, что я просто представляю себя заново, и, выходя на сцену, тоже завоевываю всех без каких-либо кредитов. И это большая сложность. Но я особо не гордый относительно мечты, которая у меня есть, получить свою кучку людей за границей. Я готов идти на это и переживать это заново.

Иван Дорн о привычке меняться, прорыве на Запад, аудитории мечты и пути к «Грэмми» Фото №3

Вопрос от нашего редактора, который глубоко интересуется темой продвижения в медиа. Внимание каких иностранных медиа для тебя были особенно важны? За исключением Complex, с ними и так понятно.

Я скажу тебе честно, я про Complex вообще ничего не знал. Мне люди начали говорить: «О, Complex, чувак, это круто, ты че, это вообще серьезно». Да и про Highsnobiety я тоже ничего не знал. Вообще не скажу, что слежу за американской прессой, за ней больше следят наши пиарщики, директора. Для меня все-таки показателем успеха будут заграничные комментарии под нашими видео и купленные билеты на наши концерты.

Вы уже планируете заграничный тур?

Пока нет, пока мы зреем.

В конце прошлого года ты открыл свой собственный лейбл Masterskaya. Можешь подвести промежуточные итоги его работы?

Мы подписали Constantine, YUKO, [O], мы выпустили P.PAT, у нас еще будут Vegetarian Sisters, очень прикольный чувак Livingstone.

Иван Дорн о привычке меняться, прорыве на Запад, аудитории мечты и пути к «Грэмми» Фото №4

Это все украинцы?

Нет, но в основном это они почему-то. Не знаю даже, почему так выходит, мы не ограничиваем себя территориально. Но как-то так складывается, что качественный материал, который нас больше устраивает, в большинстве своем приходит с территории Украины. Но при этом, у нас уже есть выпущенные российские артисты, и P.PAT один из них. Он очень крутой и он, кстати, хорошо пошел. У нас сейчас задался темп: мы каждые две недели выпускаем нового артиста. Мы хотим превратиться в такой ресурс, платформу для обозрения новых имен. Хочется, чтобы мы таким культурным явлением новым стали в украинской и не только среде.

Потихонечку мы к этому идем. На нас обращают внимание и медиа, они вносят наших артистов в списки самых ожидаемых релизов или же там в материалы, вроде «Десять лучших десять треков» по мнению какого-то журнала, и там три наших артиста в списке. Есть отзыв, есть реакция, я понимаю, что за нами следят. Мы закрывали сцену фестиваля Atlas Weekend в Киеве и увидели, какое количество человек пришло, а там было тысяч восемь. И они вместе с нашими друзьями и артистами нашего лейбла качали целый день, никуда не уходили. Мы увидели нашу публику, видели, кто нас слушает и нами интересуется, и поняли, что мы делаем правильные шаги. И вот за эти восемь месяцев, что Masterskaya существует, я вижу, как меняется контент, который приходит к нам на почту. Сначала это было все, что попало, без ограничений, но теперь же все более-менее понимают, что вот это к нам уже не зайдет. Мы ограничили свои вкусы, они поняли, как и что.

Что это за музыка?

Смелая, бунтарская… Отчасти, может быть, даже домашняя. Наверное, это главные характеристики. Но главное, чтобы она была музыкальная, честная.

Ты видишь своих артистов, которые подписаны на лейбл, на Западе? Планируется ли прорыв туда?

Мы бы хотели сделать наш лейбл интернациональным и уже ведем на эту тему дискуссии. Но все нужно делать постепенно. И, соответственно, лучше развить этот лейбл с правильной системой здесь, и потом уже, по накатанной схеме, лучше выходить на интернациональный уровень. Конечно, хочется посоревноваться в «диджитале». Там нет границ, «диджитал» – это когда ты выпустил что-то, и вот оно в интернете продается. И на этой платформе можно уже поинтересоваться, насколько твой артист интересен иностранной публике.

Иван Дорн о привычке меняться, прорыве на Запад, аудитории мечты и пути к «Грэмми» Фото №5

Ты резко меняешься. Ты делаешь Jazzy Funky Dorn и буквально через пару месяцев выпускаешь «OTD», хотя еще пару лет тебя воспринимали исключительно как поп-исполнителя. Мне кажется, что в массе своей народ не поспевает за тобой. У тебя не возникает ощущения, что ты идешь прямо сильно впереди своих слушателей? Или так и должно быть?

Я об этом задумываюсь только тогда, когда меня об этом спрашивают. Не могу не сказать, что мне это льстит, быть впереди всех. Но я от этого не отталкиваюсь, а отталкиваюсь от того, что я бы хотел сделать завтра, как бы я хотел себя видеть. В перспективе я всегда задумываюсь о том, как я буду выступать на сцене. В основном, мы приходим к новой программе потому что старая нам надоела и я хочу чего-то нового. А я хочу чего-то нового каждый день. Я непоследовательный страшно и это, наверное, диктует мои частые изменения. Но я надеюсь, что с «OTD» мы застрянем на подольше потому что мы планируем и более масштабный тур отъездить с этой программой, чем с Jazzy Funky, и внедрить это в какую-то следующую программу, где уже будут все песни. Плюс, я думаю, что этот тур мы сделаем потом еще на Западе. Таким образом, это задержит этот проект, и все его к тому времени уже догонят. На самом деле, уже многие догоняют. Музыка настолько быстро развивается параллельно с нами, не одни мы заставляем народ переключаться, «апгрейдиться» и быстро реагировать на новые форматы, на новое звучание. Музыка – это одна из самых развивающихся отраслей, наряду с наукой, видеоиграми. Поэтому, в данном случае, быть со своим звучанием, новаторским, смелым – необходимость. Иначе будешь опаздывать.

Еще про «OTD» спрошу. Ты задумывал этот альбом как прорыв на Запад, при этом, он совсем не коммерческий вышел, без очевидных хитов. На Западе тебя до этого не слушали, ты туда приходишь без бэкграунда. Как думаешь, если бы ты просто взял хиты со своих первых двух альбомов, слегка бы их переаранжировал, освежил, перевел бы на английский и пришел на Запад с ними, как бы тебя восприняла англоязычная аудитория?

Что-то мне кажется, что нормально бы они это восприняли, особенно «Стыцамэна». Я просто видел, как многие западные люди слушали эту песню, «Северное сияние», в основном, с первого альбома вещи. Они говорили: «Чувак, тебе надо перевести эти песни на английский, ведь если я это уже понимаю и меня качает, то это нужно делать по-любому». И я такого очень много слышал, поэтому думаю, что именно эти песни могли бы мне принести какой-то успех там.

Иван Дорн о привычке меняться, прорыве на Запад, аудитории мечты и пути к «Грэмми» Фото №6

Но ты пошел с туда с довольно авангардным альбомом.

Ну да. Ну все дело в том, что я сам меняюсь, сам усложняюсь, и мне хочется как-то самому кайфовать от того, что я делаю. Поэтому мы и старые аранжировки меняем, и исполняем по-новому. Jazzy Funky – это тоже отчасти операция по спасению моего существования на сцене, потому что я хочу кайфовать. Я сказал: давайте уже что-то делать со старыми песнями, чтобы я их пел в удовольствие. И мы сделали эту программу, и это сработало, потому что я эту программу обожаю, и все старые песни пою как будто бы заново.

Я видел, как ты ведешь себя на сцене во время этих выступлений, ты просто в отрыв уходишь.

Ага, потому что кайфуешь! Дико! С другой стороны, я однажды заболел более сложной и искушенной музыкой и публикой. Однажды я побывал на джазовом фестивале в Монтрё. Стиви Уандер там выступал, и я видел, как он жонглирует публикой, как у него три разные части зала поют три разные мелодии одновременно, друг с другом при этом гармонируя, и все хлопают сложные ритмы, и все остальное. И я понимаю: бляха-муха, я хочу то же самое! Соответственно, это, наверное, и начало менять меня. И я сейчас в первую очередь гонюсь за теми, кто готов, наверное, поломать голову немножко, если это необходимо для того, чтобы понять мою музыку. Я хочу прийти к ним.

Что с «Грэмми»? Подавали уже заявку?

Пока нет.

А вообще планируете? Просто столько разговоров было, или ты уже остыл к этому?

Я вообще уже забыл про это, честно говоря. А что, это уже надо по срокам? Там, по-моему, нужно, чтобы кто-то это сделал за меня.

Иван Дорн о привычке меняться, прорыве на Запад, аудитории мечты и пути к «Грэмми» Фото №7

Премию этого года проигнорировали многие передовые музыканты: Фрэнк Оушен не подал заявку на свой альбом, Канье Уэст его поддержал, Дрейк не прервал турне, чтобы «Грэмми» посетить, и вообще многие заявляли о том, что премия переоценена, устарела и не отражает действительность. Твои мысли на этот счет, нужна ли вообще в XXI веке такая награда?

Я думаю, что «Грэмми» переоценена, да. Но я тут не спасаюсь ни в коем случае. Просто для меня «Грэмми» – это не сама статуэтка, а путь к этой статуэтке. Наверное, я поэтому называю своей конечной целью получение этой премии просто для того, чтобы пройти этот путь, в итоге иметь свою аудиторию заграничную и распространить свою музыку за границей. «Грэмми» же подразумевает некоторые тезисы: заграничная аудитория, музыка, которая уже распространилась, наверное какие-то коллаборации, тур и сама статуэтка.

Короче, как в рыбалке: процесс важнее, чем улов.

Да, то есть, главное даже не статуэтка. Понятно, что если у меня будет аудитория, мы уже начнем турить и наша музыка будет пользоваться спросом там, то, конечно, я не сильно расстроюсь, если не получу премию.

Фото: Александр Любин
Изображённые напитки являются безалкогольными

comments powered by HyperComments