Деньги на ветер, точнее, «на воду»Осколки былой роскоши и интроверты бомжеватого вида в кафе «Причал»

Осколки былой роскоши и интроверты бомжеватого вида в кафе «Причал»

В городе не так много заведений с историей, насчитывающей несколько десятилетий. В общем-то, их можно пересчитать на пальцах одной руки. И, сходив в ресторан «Причал», что на Верхнем озере, мы вынуждены констатировать: одному из пальцев этой руки срочно нужен маникюр, омолаживающие процедуры, а может, и собственно пересадка пальца. И вот почему

Что ни говорите, а город, доставшийся нам более 70 лет назад, очень красив и своеобразен. Меня, вы уж извините, частенько раздражает то, что достаточно большая часть горожан, особенно молодых людей, называют его производным от прошлого названия - Кенигом. Как и то, что многие «хозяйствующие субъекты», особенно малые, прикрепляют к названию звучное, по их мнению, «Кениг». Нечто подобное «Кениг нимфа - ритуальные услуги» выглядит бессмысленно и глупо. Этот город уже не «Кениг», а Калининград, в котором от того, чужестранного, почти ничего и нет. За семь десятилетий выросли уже наши деревья, в зелени которых практически утопает тоже уже наш город. Изменилась практически и вся его архитектура. Можно долго «ломать копья» на том, хороша она или же нет, но она тоже наша.

Наряду с новыми объектами «соцкультбыта», такими как парк «Юность» и обновленная набережная Верхнего озера, все же еще существуют и борются за свое место под солнцем образчики «эпохи развитого социализма».

Ну взять, например, сооружение ресторана «Причал», как раз соседствующего с вышеобозначенными новомодными «шедеврами». Типичная городская «стекляшка», возводимая в каждом областном центре, наряду с кинотеатром «Ракета» и хозяйственным магазином «1000 мелочей» в семидесятых годах. Казалось бы, давно уже пора ей придать более соответствующий этой местности вид, потому что нигде, даже в самом отъявленном российском захолустье, такого не увидишь. Ан нет, у нас она стоит и даже, как стало известно редакции «Твой Бро» от осведомленного «источника», готовится к открытию после очередного ремонта и смены собственников. И вот, вновь получив редакционное задание, я с некоторым волнением отправился в «Причал». Оно и понятно, ведь почти за четыре десятка лет моей калининградской биографии я неоднократно здесь бывал, пожалуй, только с десятилетним интервалом! И странное дело, мне всегда почему-то казалось, что тут пора делать ремонт. Впрочем, обо всем по порядку. Следуя к «Причалу», я специально выбирал такой ракурс, с которого было бы возможно понять, вписывается ли допотопное строение в пейзаж обновленной набережной.

Осколки былой роскоши и интроверты бомжеватого вида в кафе «Причал»

По-моему, не вписывается вовсе, а выглядит, в лучшем случае, заброшенным эллингом, несомненно, портящим благостную картину. Не просматривалось и название заведения на его фасаде. Подойдя ближе, я в очередной раз убедился – зданию срочно необходим ремонт. Земной шар, украшающий лицевую сторону, с прыгающим дельфином и невесть куда ползущей черепахой во главе композиции, напоминал вид на землю из космоса, как если бы на ней бушевала ядерная война. Не пощадило время и барк, на мостике которого старый «морской волк» с биноклем на груди, очевидно, оценивая состояние своего корабля, раздумывал о том, стоит ли ему смыться с судна в последний момент или же погрузиться вместе с ним в морскую пучину. Несмотря на ответственность момента и чувствуя на себе укоризненный взгляд «скитальца морей», я, тем не менее, подошел к входной двери, сделав попытку ее открыть. Дверь не поддалась. Однако, слыша голоса и чувствуя какую-то возню внутри, я решил кого-нибудь увидеть через полуоткрытое окно, подобно «гостю с Кавказа» из фильма «Чародеи». Одновременно с этим возня внутри прекратилась, и наступила выжидающая тишина, как на судне, захваченном пиратами.

Осколки былой роскоши и интроверты бомжеватого вида в кафе «Причал» Фото №2

Обойдя загадочное строение уже с третьей стороны, я очутился у входа, надо полагать, на территорию летнего ресторана. В ближайшей беседке стояла девушка и смотрела на меня, как на черта, выпрыгнувшего на ее глазах из океана. «Работаем, работаем», - испуганно и скороговоркой выпалила она на мой очевидный вопрос: можно ли где-то присесть. Оказывается, можно. Но только на воздухе. А в зале идет ремонт. Поэтому туда «низзя». Странно, почему бы об этом не написать, допустим, у входа и этим внести ясность? Между тем девушка бойко устремилась в глубь территории, желая поскорее меня «пристроить». Однако я, памятуя о произошедшим здесь практически день в день 7 лет назад, внимательно смотрел под ноги, осторожно двигаясь на зазывный голосок моей спутницы.

Не знаю точно, что стало причиной поражения человека током тогда, в 2009-м: то ли и впрямь оголенный кабель лежал на сырой земле, то ли этот молодец сам, хватив лишнего, сунул пальцы в «220», достоянием общественности это не стало, и поэтому я был начеку.

Благополучно добравшись до одного, как сказала девушка, бунгало, я решил «бросить кости здесь» и огляделся. Вид на Верхнее озеро открывался просто великолепный и вполне достойный кисти Айвазовского: небольшое волнение на воде слегка покачивало «солнечную дорожку». Оборудование же «бунгало», начиная от камышей на стенах и заканчивая столом и лавками, свидетельствовало о том, что они пережили не одну бурю. Но испытания эти вынесли с честью, продолжая служить по назначению верой и правдой. Зато принесенное мне меню было, что называется, «ни в какие ворота», как в стихотворении Самуила Маршака: «без конца и без начала, переплеты как мочала, на листах каракули…» Правда, на моем экземпляре присутствовала еще и внушительная клякса, словно упавшая с носа Буратино. Боясь, что ничем не связанные страницы меню, подобно чайкам, полетят в воду озера, я предусмотрительно поставил на них сучок-рогачек, на котором покоилась кнопка вызова официанта.

По подобию самой книжицы оказался и выбор блюд. Ассортимент еды был более чем скромен, а те «осколки былой роскоши», что были представлены, намекали на господствующую некогда здесь кавказскую кухню, бывшую в почете в далекие времена тусовок в «Причале» отдельных представителей местной армянской диаспоры. Но, по любому, задание мне надо было выполнять, и «выбирать многое из малого» все же пришлось. Глядя на внушительные цены и делая заказ, я визуально представлял, как будут выглядеть выбранные мной яства. Два шампура шашлыка из семги за, однако, целых 590 рубчиков; пара-тройка похожих более на блин драника из свежей картошки, уже за 180 целковых; дымящаяся чашка капучино с ажурной пенкой и космическим рисунком аж за 150 рублей… Томительное ожидание свое я решил скрасить прогулкой по благоухающей территории. Откровенно скажу, что тут обалденно! Просто море экзотических деревьев, кустарников, цветов и различных декоративных мостиков, мельниц водяных и ветряных, а также искусственных водоемов.

Завидев пакгауз, стоящий в удалении и поняв его истинное назначение, я решил-таки туда заглянуть. Каково же было мое изумление, когда почти на пороге этого «интимного» места я столкнулся с интровертом крайне бомжеватого вида. Который, ни капли не смутившись, воспользовавшись моим оцепенением, отправился через всю территорию мимо людей, сидящих в беседках, на выход. Причем никто из тех, кто должен был его окликнуть, этого не сделал. Вскоре я нашел объяснение появлению здесь этого, с позволения сказать, «асоциального элемента»: со стороны туалета ограждение территории практически отсутствует. Ну и почему бы не пользоваться «сортиром» каждому, так сказать, страждущему?

Вернулся «на место», мне начала доставляться еда, причем в порядке, достаточно трудно объяснимом.

Вначале шашлык. Затем кофе, а вдогонку драники. Успокоившись тем, что в «пузе» все равно все перемешается, я все же предпочел вначале отхлебнуть «кофея». Сразу оговорюсь, на полторы сотни он не тянул. Пенка была тоненькой, подобно плевку в тарелке супа. Характерная горчинка, указывающая на нормальную концентрацию напитка, отсутствовала напрочь. И только брошенный в чашку кусочек сахарку подсластил «пилюлю». Не порадовали меня и драники. Напоминающие по форме и толщине магазинные беляши, вкуса слегка обжаренной, свежеочищенной картошки не чувствовалось. По моим ощущениям, их слишком зажарили, превратив нежную золотистую корочку в черепаший панцирь, успешно сопротивляющийся вилке и ножу. Кроме того, соль или какую-либо другую приправу повар положить в блюдо явно забыл. Как и определенное количество репчатого лука, отчего «причальные» драники приобрели темно-коричневый цвет шляпки боровика. Шашлык из семги, так сказать моя последняя надежда, предстал передо мной укрытым тоненьким прямоугольником лаваша. Украсили блюдо именно так, скорее всего, из-за стыда за содеянное.

Осколки былой роскоши и интроверты бомжеватого вида в кафе «Причал» Фото №3

Судите сами. Четыре кусочка рыбы размером менее спичечного коробка, по мнению местного «кухонного маэстро», должны был олицетворять порцию заказного блюда! Плюс к этому пара кружочков парниковых помидоров и огурцов, также не узнаваемых по вкусу. Зато расщедрились на лимон - две лежалые дольки размером были вполне сопоставимы с кусочками шашлыка. Попробовав мясо, которое от прикосновения вилки и ножа лохматилось и распадалось на мелкие кусочки, я понял, что семга морожена-переморожена давним лежанием в холодильной камере, а это косвенно указывает на непопулярность деликатеса в местном исполнении среди посетителей. Довершила «картину маслом» не снятая кожица с двух кусочков рыбы и опять же чрезмерная зажарка блюда на огне.

Вот таким, я бы сказал, поучительным образом я «сплавал» к «Причалу», за сумму в 910 рублей. И если перефразировать известное выражение про деньги на ветер, то смело скажу, что в данном случае деньги выброшены «на воду». С тысячной купюры мне сдали сотню, простив в очередной раз червонец. Но на чаевые я все же наскреб - оставил мелочью 40 рублей. Ничего не поделаешь - за удовольствие надо соответствующе платить.

comments powered by HyperComments